Никакая власть не удержится в Минске, ни политически ни экономически, без российской поддержки, и кризис в Белоруссии не решить без ясного волеизъявления народа и Москвы.

Не было бы счастья, да несчастье помогло, как гласит белорусская пословица. Вот и сейчас, в эти трудные дни для самого западного члена ОДКБ и Евразийского союза, ответственные люди в Минске еще отчетливее поняли, насколько важна для них поддержка Москвы. Но они пришли к этому, только столкнувшись с попыткой цветной революции и маячащей угрозой западной вооруженной интервенции. Независимость, которую в течение последних 25 лет тщательно и ревностно выстраивал в Белоруссии президент Лукашенко, в мгновение ока оказалась под вопросом. Девятого августа 2020 года нынешний глава государства объявил о победе в первом туре президентских выборов, на которых он получил более 80 процентов голосов, оставив далеко позади Светлану Тихановскую. Ей свое доверие выразили чуть более десяти процентов избирателей, пришедших на выборы. Уже в тот же вечер в белорусских городах начались массовые собрания оппозиционных активистов, и ситуация становилась все более похожей на «украинский сценарий Майдана», который мы видели в Киеве в конце 2013 и начале 2014 года. Напрасно Александр Григорьевич говорил о том, что нельзя равнять его с 4,6 миллионами голосов и Светлану Георгиевну с ее неполными шестью тысячами. Его тут же снова объявили «последним диктатором Европы» как раз тогда, когда он сам поверил, что навсегда освободился от этого нелестного звания.

Одновременная мощная волна

Вердикт Запада, Европейского Союза и НАТО был неумолимым: белорусские выборы незаконны и нелегитимны, а значит, признавать их нельзя. Иными словами, Лукашенко для Запада больше не глава государства. А ведь всего несколько месяцев назад для того же самого Запада у Лукашенко были только хвалебные слова. «Минск приветствовал бы более активную роль США в Белоруссии», — заявил в феврале текущего года белорусский глава дипломатии Владимир Макей накануне визита Майка Помпео. Напомню, что это был первый визит Госсекретаря США в Белоруссию за четверть века. Если белорусское руководство мечтало о более активной роли США, то теперь оно ее получило. Как передали СМИ, встреча Помпео и Лукашенко прошла в «теплой атмосфере». Всего через полгода атмосфера в Минске достигла точки кипения, и теперь белорусский лидер добирается до своей резиденции на вертолете в бронежилете и с автоматом в руках. Он уже забыл, как жаловался, что Москва «хочет проглотить» Белоруссию, и единственный, от кого Лукашенко ожидает сейчас помощь, если не считать его собственных сторонников, это коллега и друг из Кремля — Владимир Путин.

Практически в то же время мощная волна западной критики обрушилась и на самого Путина. Из-за внезапного и необъяснимого ухудшения состояния здоровья российского «оппозиционного лидера» Алексея Навального российского президента (как) по команде объявили отравителем, истребляющим своих политических противников. Несмотря на то, что в организме Навального врачи и эксперты не нашли следов отравления, западные друзья поспешили эвакуировать его в Германию, где поместили в берлинскую больницу «Шарите». Так повторилась история, которая уже произошла в России непосредственно накануне региональных выборов в сентябре 2019 года, когда Навального доставили в московскую больницу с признаками отравления, как утверждали его врачи. Но и тогда следы яда не обнаружили, а у Навального обсыпало лицо. На исход выборов это никак не повлияло.

Немедленно появились, прежде всего в западных СМИ, теории, связывающие «случай Навального» с Белоруссией. Если кто-то думал, что западные журналисты увидят связь в том, что он мешал Кремлю действовать во время революции в Минске, то ошибся. Они рассмотрели нечто иное. Западные журналисты уверены, что Путин боится Навального из-за того, что он поддерживает демонстрантов в Белоруссии и мог бы перенести «майдан» в Москву! Поэтому Кремль решил его превентивно устранить, чтобы оградить себя от таких же проблем, как у Лукашенко… Эх, если бы белорусский Батька в свое время подсыпал что-нибудь в чай Светлане Георгиевне, то теперь не ходил бы по улицам Минска в бронежилете — на такие крамольные мысли наводят подобные «эксперты».

Но при этом они не говорят, что Навального связывают с белорусской оппозицией другие вещи. Например, на президентские выборы 2018 года, когда Навальный не смог стать конкурентом Путина из-за судимости (по российским законам, лица, осужденные за тяжкие уголовные преступления, не могут баллотироваться на высшие государственные посты), Навальный планировал пойти с логотипом, напоминающим бело-красно-белый флаг белорусских националистов, по которым сейчас они борются с Лукашенко. Западные СМИ молчат и о том, что рейтинг Навального даже в Москве, где наиболее сильны оппозиционные настроения, не превышает три процента. Точно так же ни один предвыборный серьезный опрос общественного мнения не предсказывал Светлане Тихановской поддержки более 13 процентов.

Кремль не возражал против переправки Навального из Омска в Берлин, хотя выезд за рубеж ему запрещен из-за судебного процесса, в котором он обвиняется в оскорблении ветерана Второй мировой войны Игната Артеменко. Комментируя видеоролик, выпущенный второго июня в поддержку конституционных изменений в России, с участием Артеменко, Навальный написал в своем «Твиттере»: «О, вот они, голубчики. Надо признать, что пока команда продажных холуев выглядит слабовато. Посмотрите на них: это позор страны. Люди без совести. Предатели». Прокуратура возбудила против Навального уголовное дело об оскорблении и клевете, однако тюремный срок за эти проступки ему не грозил. Ясно, что этот «лидер оппозиции» с подобным отношением к ветеранам и другими своими политическими взглядами, которыми он многие годы раздражает российскую общественность, не может стать на выборах серьезным конкурентом Владимиру Путину и его команде, которая преобразила страну. Поэтому для Кремля значительно полезнее, когда Навальный ходит по улицам и призывает к протестам и бойкоту, а не лежит в «Шарите» как «жертва отравителя Путина», возмущая западное общественное мнение. Хотя и Западу понятно, что Кремль — последний, кто заинтересован в том, чтобы вот так неуклюже навредить Навальному.

И здесь мы возвращаемся к связи между российским «оппозиционным лидером» и белорусской оппозицией. О ней американским СМИ рассказал бывший посол США в России Майкл Макфол (а именно к нему в резиденцию в разгар антипутинской «революции белых лент» Навальный приходил за инструкциями и кто знает за чем еще, когда его засняли). Старый знакомый Навального, отвечая на вопрос ведущего о связи между событиями в Белоруссии и «отравлением Навального», невинно ответил: «Я не могу связать все это воедино. Не знаю. Возможно, мы так никогда и не узнаем. Но мне известно следующее: в мире существует добро и зло. На протяжении многих десятилетий американцы стояли на стороне добра против зла. И злонамеренные люди, автократы вынуждены были с этим считаться». Бывший посол также добавил, что «в конфликте добра и зла мы должны стоять на стороне добра».

Белоруссию не удастся настроить против Москвы

Не столь важно, что Макфол больше не первостепенная фигура в американском истеблишменте и что он критикует президента Дональда Трампа за попустительство «автократу Путину». Все равно ясно, кого в Белоруссии поддерживает Вашингтон: американцы стоят «на стороне добра и белорусского народа» и выступают против «злого диктатора». Кстати, снимки, сделанные в Минске в прошлые выходные, чрезвычайно напоминают фотографии с киевского Майдана декабря 2013 года, когда помощница Госсекретаря США Виктория Нулланд раздавала печеньки революционерам. На минских фото сторонникам «белорусского Майдана» тоже раздают печеньки, воду и чай, пока некоторые участники размахивают украинскими флагами. Это ясный сигнал о том, что за протестами стоят те же силы, которые в феврале 2014 года свергли Виктора Януковича на Украине и навязали ей радикальный антироссийский курс. В итоге он привел к национальному крушению (по некоторым данным, десять миллионов украинцев покинули свою страну в поисках лучшей жизни в России и на Западе).

Но эти силы могут быть уверены: им не удастся оторвать Белоруссию от России и настроить ее против Москвы, кто бы ни стоял у власти в Минске, так как большая часть белорусского народа (как раз те 80 процентов Лукашенко) хочет как можно более тесного сотрудничества и добрососедства с Россией. Революция этого не изменит, тем более что за все время кризиса Кремль не сделал ни одного негативного заявления в адрес народа Белоруссии, невзирая на его политические предпочтения. Москве хорошо известно, что ни одна власть в Минске не сможет обойтись без российской поддержки, как политической, так и экономической. Тем более что по обе стороны границы живет один народ, который говорит на одном языке и имеет общую историю. К пониманию этого, только более трудным путем, постепенно приходят и на Украине.

Дальнейшая судьба Белоруссии зависит от нескольких факторов, но выход не будет найден без ясного волеизъявления народа и Москвы. Это понимают и на Западе и поэтому осторожничают с Путиным, убеждая его, что проблему нужно решать при западном посредничестве. Как на Украине! Немецкий министр иностранных дел Хайко Маас уже предложил, чтобы «ОБСЕ при участии России» «поспособствовала» выходу из кризиса. Когда речь заходит о «добрых услугах» от Запада, всегда нужно иметь в виду пример все той же Украины и свергнутого президента Януковича. Сначала он нехотя подписал в Киеве договор с майдановской оппозицией под «твердые гарантии безопасности и мирной трансформации» присутствовавших министров иностранных дел Франции, Германии и Польши и согласился на отказ от власти и проведение выборов на всех уровня. А всего через три дня Януковичу пришлось бежать из столицы, чтобы спасти свою жизнь.

Не будь российских спецназовцев, которые вывезли его на вертолете в последнюю минуту, жизнь Януковича закончилась бы трагично. Самое странное во всем этом то, что Янукович — человек, который максимально повысил уровень жизни украинцев в новой истории и вернул им достоинство, утраченное за годы обнищания. То же можно сказать и о Лукашенко, который встал у руля страны в 1994 году, когда граждане на митингах плакали и умоляли его дать им зарплаты в размере 20 долларов. Батька дал белорусам во много раз больше, поднял социальный и экономический уровень, искоренил в стране коррупцию и преступность, укрепил армию, построил современные пути сообщения… Поэтому вряд ли его свергнет цветная революция, как не получилось это и в случае Путина.

Кремль поможет без раздумий

И Москва, несмотря на разногласия с Минском в последние годы, поможет ему. «Непослушность» Лукашенко и его провокационное заигрывание с Западом все таки не могут перечеркнуть его большие заслуги в глазах Москвы. Даже если он уйдет после 26 лет у власти, Россия не допустит, чтобы это произошло вследствие какого-нибудь майдана и чтобы Батька никак не повлиял на то, какой будет политическая арена после его ухода. Как заявили в Минске, Белоруссия все еще не направила запрос в ОДКБ, оборонный пакт во главе с Россией, об оказании помощи в связи с внутренней политической ситуацией. Иными словами, Лукашенко дает понять Западу, что пока не просил военной помощи у Москвы для выхода из кризиса, но может это сделать. И он может не только воспользоваться механизмом ОДКБ, но и обратиться билатерально, как поступила в 2015 году Сирия Башара Асада в соответствии с Уставом ООН. Кремль ответил, что Москва придет на помощь, если того попросит белорусское руководство.

Ясно, что Россия вправе и даже обязана сохранить правопорядок, суверенитет и целостность братской республики, если того попросит законная власть. Кремль без раздумий поможет, тем самым напрямую защитив также собственные жизненно важные интересы. Это объясняет, почему Запад поспешил объявить Лукашенко нелегитимным, однако по сути это ничего не меняет. Белорусское правительство остается законным, как и Лукашенко, что признают Пекин и Москва. То, что меньшая часть международного сообщества оспаривает статус Лукашенко, не означает, что такой же будет позиция Совета безопасности, единственного органа, наделенного полномочиями вводить международные санкции. «Если руководство Белоруссии этого захочет, то, естественно, российская сторона готова сделать все возможное, чтобы помочь в урегулировании ситуации в Белоруссии», — заявил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. Между строк читается «все возможно», и хорошо известно, что Москва располагает большими возможностями для помощи своим союзникам. Это подтвердилось в Крыму, на Донбассе, а также в Сирии, Иране, Венесуэле, Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии… Вряд ли стоит ожидать, что Белоруссия станет исключением.

Не стоит усматривать в этих словах некий милитаризм или угрозу. Как заявил и сам Лукашенко, он готов к новым выборам после проведения конституционной реформы. Он прямо не сказал об этом, но при определенных условиях это может означать, что он не будет баллотироваться. Москва поддерживает такой вариант выхода из кризиса. «Президент Лукашенко не раз высказывался в последнее время в ходе встреч с рабочими коллективами за диалог, в том числе — важнейшее предложение — диалог о реформе конституции. Нам кажется, что это тот самый путь, который весьма и весьма перспективен», — сказал министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Он также отметил, что Москва поддержит любое решение белорусского руководства о диалоге с оппозицией, предупредив, однако, что в стране есть силы, которые хотят повторения украинского сценария и кровопролития. При этом Дмитрий Песков подчеркнул, что в Белоруссии заметно «прямое и косвенное иностранное вмешательство» и что все проблемы должны решать сами белорусы, оставаясь в правовых рамках.

В доказательство иностранного вмешательства Москва приводит заявления некоторых стран, в том числе соседней Литвы, о намерении ввести санкции против Лукашенко. О таких же планах заявили в ЕС. Призыв белорусского парламента к «евроатлантическим чиновникам» не вмешиваться в их внутренние дела действия не возымел. Свою лепту внес и украинский президент Владимир Зеленский, настоятельно рекомендовавший Лукашенко повторить президентские выборы уже через месяц. По словам Зеленского, это «успокоит граждан и развеет сомнения» в честности голосования. Такова «благодарность» майдановкой власти Лукашенко, который одним из первых признал ее после государственного переворота 2014 года, шокировав тем самым Москву и оправдав свое решение «волей украинского народа». Киев трудно упрекать: для него «воля Майдана» — единственный закон, и было бы удивительно, если бы он поддержал пророссийского политика, такого как Лукашенко. Удивляет другое: как Лукашенко ради таких «друзей» поставил под угрозу свои хорошие отношения с Москвой?

Теперь, вероятно, он полностью осознал, кто тот единственный союзник, на которого он может положиться, когда десятки тысяч человек стучат в двери его резиденции, подстрекаемые из Литвы, где укрылась Светлана Тихановская. Об этом говорит и его искренняя благодарность «моему другу Путину» перед телекамерами. К несчастью для Лукашенко, на свете все меньше тех, кого он может назвать другом и кто отвечает на его телефонный звонок в трудную минуту. К счастью для Лукашенко, этого единственного друга ему будет достаточно, чтобы спать спокойно. При условии, что он наконец поймет — настоящего друга нельзя зря оскорблять и злить, а кроме того, «более активная роль Вашингтона» — не обязательно повод для радости.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.