Никогда еще в Белоруссии не было общественных протестов такого масштаба, тем более политических. Белорусы набрались храбрости и поверили, что настал момент изменений и освобождения.

Я родился в Минске в 1989 году, еще в Советском Союзе, и живу в Португалии с 1996 года. Получается, имея 100% белорусское происхождение и славянскую внешность, мой образ мыслей и образование полностью португальские. Я считаю обе страны своей родиной и горжусь обеими, хоть и по разным причинам. Однако я забегаю вперед.

Ребенком каждое лето, когда мои друзья отправлялись в Алгарве или отдыхали на прекрасных пляжах региона Авейро, я ехал в Минск, где как минимум месяц проводил с моими бабушками и дедушками и другими родственниками. На Рождество поездка часто повторялась. У меня было много свободного времени там. Я помню, как бродил по улицам Минска с моим iPod и наблюдал за страной, которая хоть и была родной, казалась мне такой странной и далекой.

Так было в течение двадцати лет, и я думаю, сейчас пришло время поделиться некоторыми моими наблюдениями и связать их с тем, против чего выступали сотни тысяч белорусов в последнюю неделю. Шестые выборы — и вновь победа с 80% голосов, и вновь главных кандидатов от оппозиции арестовывали еще до сдачи подписей избирателей (в Белоруссии необходимо собрать 100 тысяч подписей, в Португалии — 7,5 тысяч), и вновь правительство запрещает присутствие международных независимых наблюдателей и международных СМИ. В итоге получились еще одни выборы, подтвердившие 19 баллов из 100, присвоенные Белоруссии организацией Freedom House после оценки состояния гражданских свобод и политических прав в стране.

Социальная несправедливость и бедность. Мои родители, как и мои бабушки и дедушки, были преподавателями в университете. Один из моих дедушек был главным редактором в одной из самых крупных белорусских газет. Второй получил самое высокое научное звание в бывшем СССС — он был профессором в области инженерии, а затем стал предпринимателем. Оба они получают ежемесячную пенсию в размере 300 евро. Этого достаточно, чтобы выжить, если у тебя есть свой дом. В Минске большая часть моих друзей — врачи. Все они получают «официальную зарплату» в размере 400 евро ежемесячно. На самом деле они зарабатывают в два раза больше за счет подарков от пациентов, это нормальная практика на постсоветском пространстве, где существует значительная «параллельная экономика». Между тем, зарплата полицейского или военнослужащего, не имеющего высшего образования, составляет примерно 600 евро в месяц. Это без доходов от так называемой «параллельной экономики», которая в данном случае увеличивает сумму втрое. Несоответствие в заработной плате может объяснить лояльность силовиков. Когда их щедро вознаграждают, они воспринимают это как сигнал о своей важности для режима.

Боязнь разговоров о политике. Если образ Хогвартса был навеян книжным магазином Lello, то «тот-кого-нельзя-называть», должно быть, был создан под впечатлением от Лукашенко. Помню, что знакомясь с новыми людьми, я рассказывал им о жизни в Португалии, а потом почти всегда задавал один и тот же вопрос: «Что ты думаешь о политической ситуации в Белоруссии?». В 70% случаев люди предпочитали не отвечать, а если все происходило в общественном месте, то говорить отказывались 100% человек. В социальных сетях никто не решался оставлять комментарии на политические темы, распространять статьи из оппозиционных газет или в целом политические новости.

К счастью, в последние месяцы ситуация радикально поменялась. Я не буду пытаться анализировать причины того, что это случилось только сейчас. Скажу только, что теперь все белорусы, с которыми я общаюсь в социальных сетях, стали активно размещать политический контент, говорить о насилии и призывать к демократии. За 28 лет я ни разу не наблюдал такую волну храбрости и единения в Белоруссии.

Популизм и восприятие образа. Помните программу Уго Чавеса «Алло, президент»? В Белоруссии не ограничились еженедельной программой, там существует почти дневник «Большого брата». Каждый день новостные программы общественных телеканалов начинаются с сообщений о плодотворных действиях правительства, в то время как новости о Европе, США или Украине — плохое предзнаменование. Советы министров и совещания с представлением результатов практически всегда транслируются в прямом эфире. Уморительно наблюдать, как Лукашенко сводит счеты с министрами и главами регионов, публично унижая их, если они собрали четыре тонны зерна вместо обещанных пяти, например. Также общественные телеканалы сопровождают Лукашенко в его «внезапных» визитах на общественные работы, напоминающих практически президентский надзор. Они регулярно заканчиваются тем, что Лукашенко угрожает ответственным лицам увольнением, если все не будет выполнено, как обещано. Несколько раз в прямом эфире проходили увольнения высокопоставленных чиновников. Нужно отметить, что репрессии касаются каждого…

Еще один интересный факт — это постоянное воспевание государственными телеканалами спортивных талантов президента. Обладающий крепким телосложением и ростом в 188 см Лукашенко блистает в хоккее на льду. Во время товарищеских игр он присоединяется к белорусской сборной и обычно является автором большинства голов команды.

Эти примеры демонстрируют стратегию Лукашенко и его сторонников представить президента как человека из народа, сильного и крепкого, уважающего традиции и требовательного к подчиненным. Надо признать, такой подход имеет успех, особенно в сельских регионах, но также раскрывает эгоцентричный, авторитарный и даже жестокий профиль.

Модернизация и технологическая революция. Минск, мой родной и наиболее мне знакомый город, сильно изменился за последние 4-5 лет. Я помню, что город и страна казались мне застывшими во времени, где из года в год все оставалось по-прежнему. Те же рестораны, инфраструктура, бары, даже машины на улице мне казались одинаковыми. Сейчас страна более современная и глобальная, в 2017 году Inditex наконец удалось открыть здесь свои магазины. Теперь Минск ничем не уступает Вильнюсу, Таллину или Риге. Однако я бы не сказал, что эта эволюция напрямую связана с блестящей политической стратегией. Вероятнее всего, она объясняется историческими и культурными факторами.

Я считаю методы и важность образования лучшим, что оставил после себя Советский Союз. Сегодня Белоруссия пожинает плоды строгой и нацеленной на будущее образовательной системы. Несмотря на то, что экономика страны традиционно была сосредоточена на первичном и вторичном секторе, сейчас основной вклад в национальный ВВП вносят технологические услуги. В Минске существует неисчислимое количество центров технологических разработок европейских и американских транснациональных корпораций, а также мировые лидеры технологического сектора и разработки программного обеспечения. Эта эволюция создала в стране новый средний класс, класс программистов и инженеров, которые работают в Белоруссии, но труд их оплачивается в соответствии с европейскими стандартами. В среднем их зарплата после уплаты налогов составляет 2 тысячи евро. Сочетание их дохода, возраста и того факта, что зачастую они работают с коллегами из других стран, приносит иные перспективы, ценности, амбиции и новое понимание прав и свобод.

Отсутствие информации. Многие задаются вопросом, почему им так мало известно о Белоруссии и политической ситуации, сложившейся там за последние 26 лет. Основная причина заключается в том, что международным СМИ сложно проникнуть в страну. Въезд в страну был жестко регламентирован и только недавно его упростили, введя безвизовый режим с 70 странами (включая Португалию) в случае пребывания не дольше 30 дней. Однако все еще необходимо сообщать о городе пребывания и отеле, в котором собираешься остановиться. В случае с журналистами все сложнее. Я помню, как несколько лет назад двое журналистов газеты «A Bola» не смогли покинуть аэропорт Минск-2, когда приехали сопровождать португальскую команду на квалификационный матч Лиги Европы. И если такое происходит со спортивным иностранным изданием, несложно предположить, что случилось бы, если бы репортаж носил политический или социальный характер. В последние дни в Минске осталось мало иностранных журналистов. Большинство из них русские, но все еще есть несколько британцев. Быть иностранным журналистов в Белоруссии действительно опасно. У силовиков есть четкий приказ задерживать тех, кто выходит на улицы с камерой или фотоаппаратом. И я знаю, о чем говорю: одного из моих родственников задержали на три дня за то, что он фотографировал в местном парке.

Надежда и страх. После выборов 9 августа в стране каждый день проходят мирные протесты за демократию. Люди считают себя обманутыми. Они не принимают сфальсифицированные результаты так называемых «выборов». Протестующие — не сторонники Светланы Тихановской, хотя бы потому, что она не является альтернативой. Она выступает лицом этой неудовлетворенности и бунта против существующей политической ситуации. Она — символ, такой же, как красно-белый флаг, первый флаг Белоруссии. Последние дни были поистине удивительными, этому есть и положительные и отрицательные причины. Я говорю о храбрости тех, кто вышел на улицы. Только в прошлое воскресенье на улицах Минска было 200 тысяч человек, хотя силы безопасности задерживали, а потом избивали и пытали тысячи человек (разные источники говорят о 7 тысячах задержанных) в перегруженных корпусах и тюремных камерах. Несмотря на жестокий отпор полиции, эти общественные протесты остаются мирными, существует мало свидетельств прямой конфронтации с правоохранительными органами. Никогда еще в Белоруссии не было общественных протестов такого масштаба, тем более политических, и это, без сомнения, исторический момент. Белорусы набрались храбрости и поверили, что настал момент изменений и освобождения. Больше всего я боюсь, что без помощи международных организаций и СМИ этот огонь потухнет, и 9,4 миллиона человек вернутся в порочный круг коррупции, диктатуры и пренебрежения правами и свободами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.