Москва в свойственной ей манере раскритиковала доклад Комиссии по разведке и безопасности, заклеймив его как проявление «русофобии». Уже несколько десятков лет она отметает обвинения в шпионаже и подрывной войне против Британии как проявление расизма — рефлекс усталой бывшей имперской державы.

Но не нужно заглатывать кремлевскую пропаганду, чтобы увидеть, как отразятся содержащиеся в докладе рекомендации на Британии. Если они будут применяться в полной мере, под подозрением окажется каждый русский, который приезжает в страну или живет здесь. В результате действий российского правительства, начиная от аннексии Крыма до отравлений в Солсбери, Великобритания, раньше занимавшая по отношению к России неоднозначную позицию, теперь перешла к активному недоверию.

Авторы доклада, проводя прямую связь между использованием экономики Великобритании в качестве гавани для отмывания денег и враждебными действиями против британского государства, на этом не останавливаются. Доклад может повлечь за собой охоту на ведьм в духе антикоммунистической кампании, подобно которой не было со времен холодной войны или с 1920-х годов. В центре внимания руководства спецслужб окажутся не только олигархи, но и их помощники, юристы, компании, занимающиеся связями с общественностью, частные банкиры, агенты недвижимости. Их уже клеймят как «коллаборационистов».

Зажиточные россияне не просто покупают большие дома в Лондоне и прилегающих к нему графствах. Они выкупают футбольные команды, создают существенную сферу профессиональных услуг; они инвестируют. Определить, что является источником этого богатства — часто накопленного в период дикой, грубой приватизации в России в 1990-е годы, — оказывается неподъемной задачей для Национального агентства по борьбе с преступностью.

Агентство расценивает себя как аналог американского ФБР, и появление в 2018 году Постановлений о необъяснимом благосостоянии дало спецслужбе возможность замораживать активы. По большей части собрать доказательства, необходимые, чтобы отразить юридические претензии, и добиться успеха при судебном разбирательстве вряд ли представляется возможным. Над спецслужбами нависает также проблема финансирования. Чтобы выделить на борьбу с предполагаемым российским вмешательством столько же средств, сколько и на борьбу с терроризмом, потребуется огромное увеличение бюджета.

По гамбургскому счету выбор стоит между созданием нашего собственного более всеобъемлющего и более навязчивого режима спецслужб и определением каких-то нюансов при преследовании преступлений российской стороны. Ключевой шаг — четко разграничить тех российских подданных, которые действительно могут представлять интерес для спецслужб, и тех, кому требуется предоставить убежище, проявив к ним сочувствие. В первой категории мы должны преследовать всех тех, кто считает, что может обходить в Британии санкции. Сюда относятся и выросшие дети, и соратники Владимира Путина. Список Магницкого служит доказательством того, насколько педантично мы можем выявлять тех, кто несет ответственность за серьезные нарушения прав человека. Интерес представляют также и лица, не фигурирующие ни в каких санкционных списках, но явно являющиеся бенефициарами путинского покровительства.

Вычислять отмывателей денег сложно, но Британия должна расширить сотрудничество с другими странами, например, с Нидерландами, а также с активистами, занимающимися борьбой с коррупцией в России, Восточной Европе и Центральной Азии.

За «нелегалами» из разведки требуется вести более тщательное наблюдение. Это дорогое предприятие, но иного способа помешать российским разведслужбам, вроде ГРУ, использовать Британию в качестве своего полигона, нет. Борьба за прекращение российского вмешательства в демократический процесс — через пожертвования партиям и кибератаки — должна быть вписана в более обширную кампанию, включающую в себя более тщательный надзор при охране нашей ключевой инфраструктуры.

Однако, чтобы провести четкую линию между злонамеренным российским правительством и обычными россиянами, британская политика должна открыто заявить о том, кто не попадет в черные списки. В них входят бизнесмены, поселившиеся здесь на постоянной основе, так как были изгнаны из России путинским клептократическим окружением. А также те, кто оказался разорен в результате сфальсифицированных обвинений у себя на родине.

Убежище необходимо предоставлять тем, кто разоблачает преступления властей. Это должно было быть очевидно с момента отравления Александра Литвиненко. Диссиденты, защитники окружающей среды, студенты-активисты, активисты, занимающиеся борьбой с коррупцией — все они оказываются под ударом мстительной длинной руки Кремля и должны чувствовать себя в Британии в безопасности.

Лондон был одним из нескольких европейских городов, принявших белоэмигрантов из России, бежавших от большевистской революции и Гражданской войны. Большинство из них так и не вернулись на родину. Многие русские, приезжающие сейчас в Британию, надеются теперь переждать эру правления Путина. Им нужно дать на это разрешение, не смешивая их в одну кучу с теми, кто попирает права человека и отмывает деньги лишь потому, что и у тех, и у других имеется российское гражданство.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.