Война на Донбассе, которая продолжается с весны 2014 года, сегодня уже не занимает первое место в рейтинге новостей. Однако, несмотря на то, что интенсивность боевых действий сократилась, конфликт далек от завершения.

После шести лет войны мирные перспективы остаются неопределенными, а гражданскому населению приходится сталкиваться с многочисленными вызовами.

Эпидемия сovid-19 только усугубила положение людей, оказавшихся по обе стороны конфликта.

Неопределенные мирные перспективы

Шестилетний конфликт между украинской армией и двумя самопровозглашенными сепаратистскими республиками, при поддержке России унес жизни 13 000 человек, в том числе более 3000 мирных жителей и 1,5 миллиона человек вынуждены были покинуть свое место жительства. Прекращение огня, предусмотренное в Минских соглашениях, подписанных в 2015 году, нарушается ежедневно, и каждую неделю в столкновениях погибают люди.

Сегодня самопровозглашенные республики отделены от территорий, контролируемых украинской армией, демаркационной линией, известной как линия соприкосновения.

Победа на выборах 2019 года Владимира Зеленского, актера без политического опыта, дала новый импульс мирным переговорам, увязшим при его предшественнике Петре Порошенко. За несколько месяцев Владимир Зеленский предпринял как конкретные, так и символические шаги на дипломатическом уровне — в частности, обмен пленными в сентябре и декабре 2019 года и в апреле 2020 года, а также совместную демилитаризацию под эгидой ОБСЕ трех городов, расположенных на линии соприкосновения. Тем самым он продемонстрировал свою волю продвигать диалог на Донбассе.

Однако украинский президент не способен вести переговоры с позиции силы, и его возможности для маневра ограничены: он должен заручиться поддержкой западных партнеров, особенно Франции и Германии и позаботиться о том, чтобы не принять позицию по отношению к России, которое украинское население может воспринять как услужливую. И наконец, саммит, который должен был состояться весной между Россией и Украиной при посредничестве Франции и Германии, был перенесен на более поздний срок из-за эпидемии коронавируса,  вновь поставив на паузу мирные переговоры.

После более чем года президентства Зеленского ситуация на Донбассе остается крайне напряженной, и гражданское население региона продолжает ежедневно платить высокую цену за этот конфликт.

Отсутствие гарантий для населения

Как было сказано выше, конфликт на Донбассе привел к 1,5 миллионам ВПЛ, большинство из которых остались в районах, близких к зоне боевых действий. Большое количество людей бежало в Россию. По оценкам ООН, в 2019 году более 40 000 украинцев получили временный статус беженца в России.

Около 200 000 человек живут в зоне, расположенной менее чем в 10 километрах от линии соприкосновения, контролируемой украинской армией. Еще в октябре 2014 года украинское правительство приняло закон, разрешающий гражданам, которым пришлось бежать из региона, зарегистрироваться как «внутренне перемещенные лица». Этот статус позволяет получать в месяц 400 гривен (около 13 евро). Этой суммы не достаточно, чтобы покрыть все расходы людей, которым иногда приходится в одночасье покидать свои дома, не имея возможности взять с собой что-либо.

Помимо экономических трудностей, беженцы сталкиваются с определенным недоверием со стороны остальной части населения из-за путаницы, частично спровоцированной киевскими властями в начале конфликта между сепаратистами, воевавшими против украинской армии и остальными жителями ДНР и ЛНР. Последние иногда подозреваются в поддержке сепаратистов и, следовательно, в частичной причастности к вооруженному конфликту, от которого они пытаются бежать.

В ноябре 2014 года власти Киева объявили о прекращении  правительственной деятельности на территориях, не контролируемых украинской армией и о прекращении выплаты социальных пособий, включая пенсии, всем жителям, не зарегистрированным как внутренне перемещенные лица. Это решение было обосновано нежеланием каким-либо образом финансировать сепаратистские республики. Лица, оставшиеся на сепаратистских территориях и зарегистрированные как внутренне перемещенные лица, по-прежнему имеют право на пособия из Киева, но для их получения они должны пройти линию соприкосновения, а это представляет собой настоящее испытание. Поэтому многие жители региона чувствуют себя брошенными украинскими властями.

Социально-экономическая незащищенность людей оставшихся в самопровозглашенных республиках, усугубилась ростом безработицы в регионе из-за закрытия нескольких промышленных предприятий и экономического эмбарго, объявленного Киевом  в 2017. Достоверной информации о реальных условиях жизни в республиках мало, поскольку попасть туда очень сложно. После стабилизации ситуации на линии соприкосновения, и, несмотря на экономические трудности в регионе, жизнь постепенно начала восстанавливаться. Но несколько общественных организаций уже осудили нарушения прав человека в ЛНР и ДНР, включая незаконные аресты и появление мест незаконного тюремного содержания.

Из- за отсутствия долгосрочных решений для перемещенных лиц, с одной стороны, и того, что многие украинцы поддерживают связи по обе стороны линии соприкосновения, в частности по экономическим или социальным причинам, с другой стороны, пересечение  линии соприкосновения является серьезной проблемой.

Риски пересечения линии соприкосновения

Линия соприкосновения представляет для жителей региона правовые, социально-экономические и человеческие препятствия. Несмотря на боевые действия, в месяц через линию соприкосновения происходит примерно 1 миллион человек, в основном для решения административных проблем: получить пенсию, купить продукты, или когда, например, родители, проживающие в самопровозглашенных республиках, хотят, чтобы их ребенок получил украинское гражданство.

И каждый раз это настоящее испытание. На линии протяженностью 427 километров для гражданского населения открыты всего 5 пропускных пунктов: один пункт для прохода в ЛНР и еще четыре в ДНР.

В основном люди идут из самопровозглашенных республик на территории контролируемые украинской армией. Большинство людей — в основном это женщины старше 65 лет — живет на расстоянии более 20 километров от линии. Если человек живет на сепаратистской территории, он должен сначала пройти первую проверку на одном из контрольно-пропускных пунктов,  затем пересечь серую зону и пройти украинский контрольно-пропускной пункт. Пересечение линии занимает в среднем четыре-пять часов.

Перейти линию туда и обратно за один день практически невозможно, поскольку пропускные пункты закрываются вечером. Бесконечное ожидание при отсутствии порой питьевой воды или туалетов — особенно зимой или в жаркие летние месяцы, представляет собой огромный стресс и иногда приводит к смертельному исходу. В период с января по июль 2019 года 25 человек погибли, ожидая своей очереди.

Переход в Луганскую область особенно сложный, потому что нужно все время идти пешком. Люди, чаще всего пожилые, должны ждать несколько часов, чтобы пройти несколько сотен метров и пересечь линию, чтобы наконец получить свои деньги. Кроме того, пенсия выдается в украинской валюте. И по возвращении ее нужно поменять на рубли, официальную валюту двух самопровозглашенных республик. И наконец, трудности, с которыми сталкиваются люди, живущие по обе стороны линии, были еще усугублены эпидемией сovid-19.

Последствия эпидемии

Несмотря на то, что власти республик признали несколько случаев заражения сovid-19 на их территории, сложно узнать какова эпидемиологическая ситуация на самом деле.

Однако мы знаем, что система здравоохранения на территории Украины еще до начала войны находилась в плачевном состоянии из-за недостатка финансирования и повсеместной коррупции. В Донбассе ситуация особенно тревожна из-за преклонного возраста жителей, частых пересечений линии соприкосновения и ненадежности системы здравоохранения. Следует также напомнить, что боевые действия никогда не прекращались, несмотря на призывы Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша к прекращению огня во время эпидемии. По оценкам Управления ООН по координации гуманитарных вопросов 3,4 миллиона человек в регионе нуждаются в гуманитарной помощи. Разработка чрезвычайного плана в ответ на эпидемию была начата ООН в сотрудничестве с несколькими НПО еще в марте. Некоторые косвенные последствия эпидемии уже выявлены. Закрытие пропускных пунктов еще больше осложнило положение многих гражданских лиц.

Россия закрыла свои границы 18 марта, включая границы с самопровозглашенными республиками (за исключением людей с российскими паспортами). Украина также закрыла свои международные границы и объявила 16 марта о закрытии пяти пропускных пунктов, расположенных на линии соприкосновения. Самопровозглашенные республики последовали ее примеру через несколько дней. Однако был установлен крайний срок, чтобы люди имели возможность вернуться домой. В течение этого периода вернуться на территорию, контролируемую украинской армией, могли только те, кто официально там проживает. 

Проход на территорию самопровозглашенных республик осуществляется по такой же схеме. И вот тут начинаются сложности, потому что официальное и фактическое место проживания не всегда совпадают. Некоторые люди прописаны в самопровозглашенных республиках, но работают и живут на территориях, контролируемых украинской армией. Если по какой-либо причине эти люди находились на территории самопровозглашенных республик, когда было объявлено, что проход закрыт, они бы не смогли вернуться на свое фактическое место проживания. Например, студенты, как правило, зарегистрированы  по месту жительства в университете. Многие студенты из самопровозглашенных республик учатся в университетах на украинской территории. Поэтому они не смогли вернуться к своим семьям.

Для лиц, получивших статус ВПЛ, прописка не всегда была изменена. Если бы во время объявления о закрытии пропускных пунктов они бы поехали навестить близких, живущих на территории самопровозглашенных республик, они бы были вынуждены остаться там без денег, без одежды, без средств к существованию.

Влияние эпидемии на жизнь людей трудно оценить. В последние дни в Украине зарегистрировано рекордное количество новых случаев заражения с начала эпидемии. Но, учитывая замораживание мирных переговоров и ситуацию до эпидемии в регионе, можно с уверенностью сказать, что именно гражданские лица, и так уже страдающие от войны, заплатят самую высокую цену.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.