8-10 июня в судебном комплексе при амстердамском аэропорте «Схипхол» состоялись очередные судебные слушания в рамках начатого в марте процесса по делу о катастрофе рейса МН17. В ходе слушаний выступали представители прокуратуры. В СМИ процесс, стартовавший лишь через шесть лет после катастрофы малайзийского пассажирского самолета, в ходе которого сторона обвинения располагает недостаточными уликами, в связи с пандемией коронавируса практически не освещался.

Да и сейчас процесс проходит вне поля зрения широкой общественности. К заседанию были допущены лишь два адвоката Олега Пулатова (единственного из четырех обвиняемых, который представлен в суде), два адвоката жертв трагедии и несколько журналистов. Пресс-центр был закрыт, а заседание, как обычно, шло в прямой интернет-трансляции (впрочем, записи трансляций не архивируются). Причем запись видео предоставил не кто иной, как агентство Ruptly.

Это мероприятие было примечательно, в частности, тем, что на заключительной пресс-конференции практически никто не присутствовал, а в письменном виде были заданы лишь два вопроса. После этого прокуратура присовокупила к доказательной базе интервью Гиркина, а дело выросло в объеме с 36 до 40 тысяч страниц. Вопрос возник в связи с тем, что к делу были добавлены новые фотографии, доклады и другие документы, предоставленные в распоряжение судей и адвокатов.

23 марта председательствующий судья Хендрик Стейнхаус (Hendrik Steenhuis) неожиданно потребовал у прокуратуры предоставить в распоряжение суда якобы имеющиеся снимки из космоса, сделанные с американских спутников. Вскоре после того, как малайзийский «боинг» был сбит, тогдашний госсекретарь США Джон Керри утверждал, что американское руководство имеет в своем распоряжении спутниковые снимки, подтверждающие, что ракета была выпущена именно с территории, контролируемой сепаратистами. Теперь судья решил, что спецслужбам Нидерландов следует ознакомиться с этими документами.

В этом месте следует упомянуть блог Джона Хелмера (John Helmer), в котором автор буквально по минутам отслеживает ход процесса и воспроизводит его основные моменты — как здесь 8 июня (разговор об американских космических снимках). Кроме того, для пояснения контекста есть записи видео Ruptly и обобщения, сделанные судом.

Таинственный меморандум

8 июня Стейнхаус, по данным прокуратуры, заявил, что в 2014 году был отправлен запрос в адрес правительства США в связи с упомянутыми спутниковыми снимками. В ответ был получен «меморандум». Некоему прокурору, специализирующемуся на проблемах борьбы с терроризмом, предоставили возможность с соблюдением требований конфиденциальности перепроверить на основе данных спецслужб содержание этого меморандума. Видимо, он, получив, в частности, информацию от других неназванных источников, счет его корректным. Кроме того, в меморандуме говорилось, что США не могут предоставить никаких «дополнительных данных по поводу ракеты». «Это был ответ прокуратуры на запрос суда, — добавил Стейнхаус. — Суд понимает это так, что к делу не могут быть приобщены никакие дополнительные данные».

Это означает, что к делу прилагается меморандум, не вносящий никакой ясности, и остается открытым вопрос, существуют ли вышеупомянутые космические снимки и если да, то что именно на них изображено. Надо сказать, что Пентагон принципиально не публикует снимки с военных спутников. Однако в связи с этим, конечно, возникает вопрос, почему в данной ситуации нельзя сделать исключение, учитывая, что бывшее американское руководство во всеуслышание заявляло, что располагает снимками, доказывающими, что ракета была выпущена с территории сепаратистов. Все это напоминает ситуацию с якобы имевшимся у Ирака оружием массового поражения.

Сомнения вызвали документы, опубликованные Bonanza Media, согласно которым военная разведка Нидерландов (MIVD) в 2016 году, ссылаясь на дружественные спецслужбы, констатировала, что в месте предполагаемого выстрела не было никаких российских или украинских систем «Бук», которые могли бы сбить малайзийский «боинг». А российские «Буки», размещенные в густонаселенных местах, по данным партнеров, задействованы не были. Таким образом, можно предположить, что западные спецслужбы должны были знать о переброске Россией систем «Бук» на территорию так называемой Донецкой Народной Республики. При этом генерал-майор MIVD Онно Айхельсхайм (Onno Eichelsheim) четко и ясно написал, что маловероятно, чтобы украинская армия была в состоянии так быстро доставить ракету «Бук» в место, откуда она могла бы добить до «боинга». У сепаратистов, по его словам, была лишь одна непригодная для применения система «Бук».

Нет космических снимков системы «Бук», якобы сбившей «боинг»

Во вторник представитель прокуратуры зачитал обвинение (есть также материал Джона Хелмера), и в нем опять говорилось о данных с радаров, а также о спутниковых снимках. Прокурор Тис Бергер (Thijs Berger) сообщил, что снимки были запрошены не только у США, но также у Китая и России. Кроме того, озвучили имя прокурора, которому было дозволено ознакомиться со снимками либо, возможно, просто с «информацией»: Симон Минк (Simon Mink).

США не хотят публиковать снимки (или попросту не имеют их) и утверждают, что передали «только» иную информацию, сообщил прокурор. Россия заявила, что снимки не сохранились. Китай в свою очередь признал, что снимок с изображением территории Восточной Украины в момент выстрела ракеты был, но якобы он непригоден для использования.

Данные с радаров, предоставленные Украиной, неполные: суду повторно подтвердили, что гражданские и военные радары именно в этот день были отключены. При этом радары аэропорта Днепропетровска находились якобы слишком далеко от места падения «боинга» и не могли его зафиксировать. Однако записи переговоров между днепропетровскими диспетчерами и их российскими коллегами из Ростова подтверждают, что катастрофа произошла в пределах досягаемости радаров. Данные же с самолетов НАТО, оснащенных системами AWACS, также нерелевантны.

При этом русские передали голландцам первичные и вторичные данные со своих радаров, но и они якобы не могут подтвердить, что самолет сбили не российской ракетой «Бук». Другие данные в свою очередь не способны однозначно доказать, что это была именно российская ракета (напомним, прокуратура придерживается именно этой версии). Возникает странная ситуация: хотя на российских радарах ракеты не видно, это не исключает того, что «боинг» был сбит именно ей.

При этом признаков присутствия какого-то другого самолета поблизости также нет. Прокуратура исключает, что в этот момент поблизости находились украинские военные самолеты (как утверждают некоторые свидетели), но при этом она исключает и то, что нет доказательств присутствия поблизости ракеты. Однако рассчитывать на наличие каких-либо других данных с радаров не приходится.

На снимках коммерческих компаний вроде Google или Geoserve также не видно «релевантных объектов». Во всяком случае, нет спутникового снимка, на котором присутствовала бы система «Бук», якобы сбившая «боинг». Американские спецслужбы предоставили лишь коммерческие космические снимки, которые, однако, ничего не доказывают.

Так что же остается от утверждения, что российская ракета «Бук» якобы была доставлена из России на восток Украины, а затем возвращена обратно в Россию? Анализ изображений и других данных из интернета, предоставленный организацией Bellingcat, а также перехваченные Службой безопасности Украины (СБУ) телефонные переговоры, которые, впрочем, могли быть определенным образом обработаны и вырваны из контекста. Якобы есть также свидетели, которые, впрочем, не могут выступать в суде из соображений личной безопасности.

Следующее заседание состоится 22 июня. Прокуратура требует, чтобы сторона защиты предоставила свои доводы заранее. Защита просит запастись терпением и заявляет, что не может предоставить заранее соответствующие материалы. Кроме того, по ее утверждениям, из-за пандемии коронавируса у юристов не было возможности посетить подозреваемых, находящихся в России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.