«Ситуация мрачная. Мы находимся на пороге социальной катастрофы», — считает Дмитрий Алешковский. После пандемии коронавируса в России к концу года могут потерять работу до 10 миллионов человек, опасаются российские экономисты. «Вместе с 20 миллионами граждан, чьи доходы уже сейчас ниже прожиточного минимума, число тех, кому требуется помощь, вырастет до 30 миллионов», — говорит Алешковский.

35-летний Дмитрий Алешковский — своего рода предприниматель в сфере благотворительности и знает, о чем говорит. В его фонд до кризиса, вызванного коронавирусом, входили 223 организации и частные инициативы. Сейчас их стало еще на 80 больше.

Блогер и фотограф Дмитрий Алешковский

Прежде продуктами, медикаментами и одеждой обеспечивали порядка 100 тысяч людей в месяц, рассказывает Алешковский, работавший раньше журналистом и фотографом в государственном новостном агентстве ТАСС. Сегодня он руководит фондом «Нужна помощь». Его организация — в первой десятке крупнейших российских благотворительных фондов.

Доходы от пожертвований в России впечатляют. Более 250 тысяч человек ежемесячно совершают пожертвование в фонд. Чаще всего это небольшие суммы — рублей 200. Фонд существует за счет небольших, но регулярных и многочисленных пожертвованиях, говорит Алешковский. В июле 2012 года он организовал помощь жертвам наводнения в Крымске, когда погибли 170 человек. Он задействовал более тысячи добровольцев и обеспечил людей в пострадавшем от наводнения кавказском регионе одеждой и питанием. С этого и началась инициатива «Нужна помощь».

«Пожертвования у нас очень распространены», — говорит он. Россияне совсем не скупые. С началом коронавируса готовность делать пожертвования даже еще возросла. «Наш фонд прозрачный, мы отчитываемся за каждый рубль». Этим он и отличается от государственной бюрократии, считает Алешковский. Россиянин не любит полагаться на государство, он верит только самому себе — так Алешковский объясняет массовое недоверие властям.

Без поддержки со стороны гражданского общества помогать слабым уже невозможно. Коронавирус еще больше усилил зависимость государства от таких инициатив. Это шанс, надеется Алешковский. Общество самоорганизуется и начнет увереннее вмешиваться в процесс. Но до этого предстоит еще длинный путь.

«Чтобы удержаться на плаву, надо быть героем». В России приходится постоянно бороться за выживание. Еще писатели Федор Достоевский и Николай Гоголь описывали в XIX веке изнуряющую борьбу маленького человека за элементарные потребности. «Это до сих пор трагедия России», — считает Алешковский.

В России есть всего несколько мест, куда могут обратиться люди в трудном положении. Тем, кто ищет помощь, зачастую приходится унижаться. Алешковский объясняет это низкой ценностью человеческой жизни в России. Однако во время кризиса заметны некоторые подвижки. В мае был принят закон, освобождающий платежи в благотворительные организации от налогового сбора. «Это тектонический сдвиг, гигантский шаг, который в будущем может принести благотворительным организациям миллиарды рублей», — ликует Алешковский.

И еще кое-что его радует. Недавно он разрешил одному отчаявшемуся молодому человеку пожить в помещениях организации. Сейчас он уже выехал — нашел работу. Маленькие проблески света.

Тем не менее «для многих людей в нашей стране жизнь — гуманитарная катастрофа 365 дней в году», резко говорит Алешковский. Будучи фотографом, он видел много нищих районов в странах третьего мира. Похожую картину он наблюдал и в российской провинции — в Мурманске, Чите или Твери.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.