После убийства 46-летнего Джорджа Флойда Соединенные Штаты охватило пламя.

Демонстрации и протесты бушуют во многих городах страны, а в Миннеаполисе в пятницу протестующие подожгли полицейский участок. По этому поводу бывший радиоведущий Йенс Филип Яздани (Jens Philip Yazdani), регулярно участвующий в общественных дебатах, написал в Фейсбуке, что поджог стал «пропорциональной и эффективной акцией», а американским активистам следует выступить за то, что чернокожие «вполне могут сжечь и еще несколько полицейских участков».

Пост Яздани позднее удалили сотрудники Фейсбука, но Berlingske он сказал, что от своего заявления не отказывается.

«Это очень сильное политическое заявление, которое ясно дает понять, что чернокожие потеряли терпение. Они больше не хотят так жить. Полиция больше не может преследовать и угнетать черных граждан без всяких для себя последствий. И я надеюсь и верю в то, что такое заявление политики США просто не смогут пропустить мимо ушей, настолько оно прямое и выдающееся. Еще один результат, конечно, в том, что привлекается внимание конкретно к действиям полиции», — говорит Йенс Филип Яздани.

Berlingske: Выходит, если сжечь рабочее место полицейских, то они исчезнут или станут менее агрессивными?

Йенс Филип Яздани: С точки зрения краткосрочной перспективы их там нет, по крайней мере в тот момент, когда здание горит. В долгосрочной перспективе, конечно, бороться с полицейским насилием и расизмом нужно не только сжиганием полицейских участков. Требуется гораздо больше. Нужна систематическая, структурная и политическая борьба с расизмом, существующим в США с их крайне милитаризованной полицией и правовой политикой. Это все, конечно, не решить, сжигая полицейские участки, но сожженные участки могут стать шагом на пути к достижению цели.

— Разве нет риска, что полицейские погибнут при пожаре? Как вы это оправдаете?

— Я не собираюсь это оправдывать. Я очень четко разграничиваю саботаж или вандализм и насилие, направленное на людей. И второе я никогда поддерживать не буду. Даже если речь идет о насилии против полицейского в форме. Насилие против полицейских или поджоги, влекущие за собой смерть людей, однозначно не приемлемы.

Но в Миннеаполисе полиция увидела, что участок окружен, и вышла на улицу, и лишь после этого демонстранты его подожгли, так что, насколько я знаю, в результате этого пожара полицейские не пострадали.

— Вы пишете, что «обезвреживание» полиции не является «иррациональным или неразумным». Что значит «обезвреживание»?

— В данной ситуации в американском обществе именно полиция инициирует насилие по отношение к черному населению. Поэтому если система, политики и власти не могут защитить чернокожих от полиции, есть смысл в том, чтобы чернокожие защищали себя сами. По крайней мере я очень хорошо понимаю, что они чувствуют такую потребность.

— И потребность отобрать оружие у полицейских?

— Да, если ситуация не изменится, придется ведь самим следить, чтобы у полиции не было возможности жестоко обращаться с черным населением, как сейчас.

— Значит, вполне нормально сжигать полицейские участки, поскольку они — символ дискриминации. Но ведь это политики определяют полномочия полиции, так почему бы тогда не начать сжигать и правительственные здания?

— Ну да, это хороший вопрос. В данной конкретной ситуации полиция была непосредственным источником насилия по отношению к чернокожим — вот почему первым порывом и стало стремление атаковать именно этот источник.

— Так значит, если политики сейчас не примут меры, чтобы воспрепятствовать дальнейшим убийствам черных, будет нормально сжечь и правительственные здания?

— Нет, этого сказать вы меня не заставите. Это все слишком гипотетично, нереально и так далее. Чернокожие в США сейчас в ситуации, когда они физически страдают от расизма, нападок и насилия. И со стороны белого населения, и со стороны полиции, которая стала пособником белых.

И я вам просто говорю, что хорошо понимаю в данной конкретной ситуации, как велико у них ощущение бессилия и разочарования.

— Но есть же разница между выражением сочувствия и прямым заявлением, что сжигать здания — это хорошо?

— Да, это так. Но я выразился ясно и радикально. Потому что, по моему мнению, хорошо, что в Миннеаполисе сожгли полицейский участок. Я и сейчас продолжаю так считать, поскольку это сильное заявление окружающему миру. И США.

— Не лучше ли будет, если американцы решат проблему демократическими методами?

— Эта дискуссия идет со времен рабства. Но проблема в том, что именно чернокожим приходится оправдывать свои действия. Они ведут себя мирно, но их все равно убивают. Вот в чем суть. Я не призываю чернокожих прибегать к насилию или начинать войну. Я призываю к тому, чтобы полиция перестала быть такой агрессивной. И если полиция и политики не могут прекратить это сами, то, по моему мнению, хорошо, что черные взяли дело в свои руки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.