На самом деле это была моя собственная вина. Как и другие, я занял место на мосту, откуда было хорошо видно место столкновения полицейских и солдат в полном боевом облачении с демонстрантами, бросающими в них бутылки.

В восемь часов вечера в Миннеаполисе наступил комендантский час, и полицейский в мегафон объявил, что если демонстранты быстро не разойдутся, их арестуют. После этого начался ад.

За несколько секунд все просто взорвалось.

Полицейские начали разгонять толпу слезоточивым газом, и вскоре улица заполнилась серо-желтым дымом, а демонстранты побежали прочь, чтобы промыть глаза принесенным с собой молоком — оно лучше всего помогает от жжения.

Сам я и не заметил, что мост позади меня в тот же момент наводнили полицейские в полной экипировке. Обернувшись, я обнаружил, что метрах в десяти бежит офицер, наставивший на меня оружие.

По телу у меня пробежали мурашки, а в кончиках пальцев закололо: я подумал, что мне конец. Я инстинктивно поднял руки вверх, и он пробежал мимо, а я ринулся к своей машине, уселся в нее и во весь опор погнал прочь.

Как уже было сказано, это была моя собственная вина. Было уже после восьми, наступил комендантский час, а офицер во всей этой неразберихе, клубах слезоточивого газа, темноте, среди потоков агрессии просто не мог отличить меня от демонстранта.

Но зато он несомненно мог видеть, что я белый, а не черный. Может, это и не сыграло никакой роли, но позже я никак не мог избавиться от мысли, что все могло закончиться иначе, если бы я был темнокожим.

Не поэтому ли мы все пришли туда?

Не потому ли, что многие полицейские в США гораздо более агрессивно реагируют на чернокожих, чем на белых?

Не потому ли, что 46-летний бывший водитель грузовика Джордж Флойд (George Floyd), который восемь минут и сорок шесть секунд лежал на асфальте, прижатый коленом белого офицера, был черным?

Не потому ли, что против Джорджа Флойда, который уже был в наручниках, вряд ли применили бы это чрезмерное насилие, если бы он был белым?

Десятки тысяч протестующих в США в этом не сомневаются. Это далеко не первый случай, когда белый полицейский злоупотребляет служебным положением, и чернокожий в результате погибает.

В этот раз история даже попала на видео. Все было записано прохожим, и потому весь мир знает, что, лежа на земле, почти задушенный Джордж Флойд повторял: «Я не могу дышать».

Люди разгневаны. Они маршируют по улицам и скандируют: «Не убивайте нас»! И они не перестали протестовать даже после того, как полицейские сегодня вечером применили слезоточивый газ.

За выходные этот гнев из Миннеаполиса распространился практически по всем крупным городам США.

Кое-где демонстрации проходят мирно, но во многих местах в пятницу и субботу они переросли в насилие и настоящий бунт. Магазины грабят, полицейские участки громят, здания поджигают.

Здесь в Миннеаполисе сожгли не только полицейский участок, но и ряд других зданий, и на улице теперь бьет в нос удушливый дым.

В ночь на воскресенье в 25 городах — в том числе Лос-Анжелесе, Атланте, Майами, Чикаго и Филадельфии — ввели комендантский час, а минимум восемь штатов запросили помощь Национальной гвардии.

Несмотря на погромы и грабежи, которые, как указывают многие, не имеют никакого отношения к борьбе за права черных, мэр Нью-Йорка Билл де Блазио (Bill de Blasio) понимает этот гнев.

«Структурный расизм преследует цветных всю жизнь. Все это приняло такие масштабы из-за десятилетий несправедливости, — говорит он. — Я знаю достаточно, чтобы сказать, что чернокожие страдают от расизма каждый день. Мы должны исправить ситуацию».

Слова Билла де Блазио о структурном расизме возвращают меня к размышлениям о том, не потому ли я так легко отделался во время инцидента в субботу вечером, что был белым, а не черным.

Во всяком случае бросается в глаза, что большинство афроамериканцев, у которых я брал интервью, рассказывают устрашающие истории о преследованиях и оскорблениях или о страхе им подвергнуться, когда они по какой-то причине пересекаются с полицейскими или даже просто выходят из дома.

Из страха попасть в лапы полиции без всяких законных оснований они сами определяют для себя правила поведения, которым белые в США обычно не следуют. Они не верят, что с ними обойдутся справедливо, и это лишь усугубляет страх.

Например, 27-летний Теренс, с которым я встретился во время протестов в Миннеаполисе в пятницу вечером. Это хороший парень, который в свободное время общается с чернокожими молодыми людьми, призывая их получать образование.

Теренс рассказал, что никогда не чувствует себя в безопасности, если рядом есть белые полицейские. Хотя на самом деле все должно быть ровно наоборот. Нужно бы чувствовать себя уверенно, если рядом есть силы правопорядка.

«Я держусь подальше от полицейских из страха, как бы они к чему-нибудь не прицепились, и до последнего стараюсь их не вызывать. А теперь случай с Джорджем Флойдом только подтвердил, что они готовы убить человека прямо на улице средь бела дня. Это даже сняли на видео», — говорит он.

Еще раньше я пообщался с молодой чернокожей Франческой Ли-Дэвис (Francesca Leigh-Davis). У ее мужа в Ричмонде, штат Виргиния, авторемонтная мастерская, и супруги очень неплохо зарабатывают на ремонте и продаже автомобилей.

Но когда она показывала мне бедные черные кварталы Ричмонда, мы отправились туда на маленьком сером «Ниссане», хотя она предпочитает водить «Ягуар». Однако, приводя пример дискриминационного отношения к черным по сравнению с белыми, она рассказала, что предпочитает оставлять «Ягуар» дома: у нее больше нет сил ездить на нем.

«Когда я еду на „Ягуаре", меня постоянно останавливает полиция. И они всегда спрашивают, чья это машина. Меня выделяют по расовому признаку. Останавливают потому, что подозревают, что машина в угоне. Они и представить себе не могут, что у черной женщины может быть „Ягуар"».

Или, как в субботу вечером один из демонстрантов подвел итог для CNN: «Быть черным — это преступление».

А поскольку у многих чернокожих в США есть ощущение, что их обвиняют в преступлениях исключительно из-за цвета кожи, протесты бушевали во многих американских городах всю субботнюю ночь.

Только в Миннесоту Национальная гвардия отправила в субботу 10,8 тысяч военных в попытке остановить восстание в крупнейшем городе штата Миннеаполисе. Слезоточивый газ снова заставил демонстрантов отступить.

Сам я, однако, в этот раз решил не лезть на передовую. Иногда все-таки учишься на своих ошибках.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.