Эта история во всех своих подробностях так романтична и трагична, что буквально затягивает слушателя.

Две харизматичные публичные фигуры тайно влюбляются друг в друга в молодости, но оказываются разлучены революцией, идеологией и войной.

​Герой истории — Карл Густав Эмиль Маннергейм (Carl Gustaf Emil Mannerheim), лейб-гвардеец Кавалергардского полка последнего российского императора Николая II, впоследствии верховный главнокомандующий вооруженными силами независимой Финляндии, маршал и президент.

Героиня — балерина Мариинского театра Екатерина Гельцер, также начинавшая свою карьеру в царской России, но сумевшая сохранить после революции и жизнь, и славу, став первой «красной» примой Большого театра.

​По сюжету, после революции 1917 года влюбленные вынуждены были долгое время томиться в разлуке.

Герой, в чине генерала, занят устройством независимой Финляндии и борется с красными в гражданской войне. Героиня — танцует для большевиков и как балерина Большого театра славит новое советское государство.

Если бы в эти роковые годы по любую сторону границы стало известно об их связи, обоим это стоило бы славы — может быть, и жизни.

В конце концов герой истории не выдерживает разлуки и, презрев все опасности, едет в Москву, в логово врага, чтобы вновь оказаться в объятиях любимой. Он хочет узаконить отношения, забрать возлюбленную в Финляндию и прожить с ней остаток отмеренных ему дней.

Но, как только им удается воссоединиться — перед лицом не только Господа, но и покойного Владимира Ильича Ленина, тело которого еще выставлено для прощания на Красной площади — судьба вновь смешивает карты, и Маннергейм с Гельцер оказываются разлучены навек.

Однако, как говорят, где-то в далеком краю еще живет наследие их любви. В 1902 году Гельцер якобы тайно родила от Маннергейма сына Эмиля, у которого затем появился сын Карл Густав-младший, а у того — двое детей, Катерина и Рауль.

Почему-то никто из этих потомков никогда не объявлялся, не фигурировал ни на одной фотографии, хотя об их жизни в Швейцарии, Германии и Бразилии рассказываются бесчисленные и поразительно точные детали.

На этом этапе уже пора обратиться к финским знатокам биографии Маннергейма и узнать их мнение об этой истории, получившей широкое распространение в России и воспроизводимой в книгах и многочисленных статьях.

Российский государственный телеканал «Культура» даже показал основанный на этих утверждениях 40-минутный документальный фильм «Больше, чем любовь. Екатерина Гельцер и Густав фон Маннергейм» (2005 год, студия «Фишка-фильм»).

Сначала мы обратились с вопросом к профессору истории Хельсинкского университета Хенрику Мейнандеру (Henrik Meinander), и он ответил, что правдиво здесь лишь одно.

«У них действительно была связь, это общеизвестно. А остальное — выдумки, в реальности такого быть не могло», — заключает Мейнандер.

В 2017 году историк опубликовал книгу «Густав Маннергейм — аристократ в суконном мундире» (Gustaf Mannerheim — aristokraatti sarkatakissa). В процессе ее подготовки Хенрику Мейнандеру встречалось множество мифов о Маннергейме, однако эта русская сказка со всеми неожиданными сюжетными поворотами удивила даже его.

«Какая занимательная история! Биографии исторических персон часто обрастают подобными выдумками. Правда понемногу преобразуется в миф и принимает форму героического эпоса», — поясняет Мейнандер.

А что думает о венчании в Москве в 1924 году Теему Кескисарья (Teemu Keskisarja), автор вышедшей в 2016 году книги «Хулиган. Трудная юность Густава Маннергейма» (Hulttio — Gustaf Mannerheimin painava nuoruus)?

«Неправдоподобно. Маннергейм ни за что не поехал бы в Советскую Россию устраивать такое представление и волочиться за женщиной. Он был слишком щепетилен во всем, что касалось его славы и образа, в котором он намеревался возглавить нацию, — подчеркивает Кескисарья. — К тому же Маннергейм, которого я знаю по документам, просто не мог сделать что-то романтичное, вступить в связь, руководствуясь исключительно чувствами. Все его любовные похождения были подчинены единой цели — он хотел войти в историю великим человеком».

Из российских источников становится ясно, что сдобренная огромным количеством подробностей история любви Маннергейма и Гельцер основывается большей частью на рассказах исследователя Арктики и писателя Вениамина Додина.

Додин утверждал, что он сын двоюродной сестры Гельцер, и что его родители были одними из немногих свидетелей венчания Екатерины Гельцер и Карла Маннергейма.

На некоторых российских форумах достоверность его рассказов также ставят под сомнение, однако большая часть россиян, похоже, приняла историю за чистую монету. Самого Вениамина Додина расспросить уже нельзя: он умер в 2014 году.

Есть в этой романтической истории и другие моменты, которые делают ее совершенно неправдоподобной в глазах финского читателя, однако именно в таком виде она преподносится в России.

По легенде, Маннергейм впервые увидел Гельцер в 1896 году на сцене Мариинского театра, где она танцевала партию кошечки.

«Вы не кошечка, вы — пантера», — флиртуя, сказал, якобы, балерине Маннергейм.

Потом он получит от Гельцер прозвище «Ясноглазый рыцарь».

В начале их тайной связи Маннергейм был женат на Анастасии Араповой. Гельцер, как говорят, также уже была замужем за Василием Тихомировым, балетмейстером Большого театра.

​Первое из череды последующих малоправдоподобных событий происходит седьмого декабря 1902 года. Тогда, как утверждается, Гельцер родила Маннергейму сына, которого называли Эмилем. Поскольку это необходимо было сохранить в тайне, мальчика взяла на воспитание родственница Гельцер Людмила Ренненкампф, а в 1909 году Эмиля отправили в Швейцарию в частный пансионат.

По легенде, знаменитый художник Валентин Серов написал портрет маленького Эмиля, и Маннергейм увез картину в Финляндию. Говорят, она долго висела в студии художника Алпо Сайло (Alpo Sailo) в Хельсинки, и композитор Роберт Каянус (Robert Kajanus) как будто хотел приобрести ее, но сегодня, само собой, от полотна не осталось и следа.

Когда в 1924 году стало известно о смерти Ленина, Карл Маннергейм, как пишет Вениамин Додин, решил воспользоваться воцарившимся хаосом. Он якобы прибыл в Москву под чужим именем, чтобы наконец забрать Гельцер к себе в Финляндию.

Однако перед этим надо было пожениться! Поэтому, как утверждается, пара обратилась к самому патриарху Тихону, который тайно под покровом ночи обвенчал 56-летнего жениха и 47-летнюю невесту в церкви на Поварской улице.

Прямо из церкви супруги отправились в очередь к открытому гробу Ленина, поскольку Маннергейм якобы хотел попрощаться с человеком, давшим Финляндии независимость. Стояли крепкие январские морозы, в очереди пришлось отстоять около суток, и, едва отойдя от гроба, Гельцер теряет сознание. У невесты развилось тяжелое воспаление легких, и ей пришлось остаться на лечение в Москве. С тех пор влюбленные больше никогда не виделись.

А что же случилось с Эмилем? Сообщается, что в 1927 году у него родился сын, которого назвали Карл Густав-младший. Называется и фамилия, которую он мог носить — Крамер (Kramer) или Кремер (Kraemer). Говорится, что в ходе Второй мировой войны Эмиль поддерживал нацистов и находился в Берлине, и будто бы сам руководитель СС Генрих Гиммлер (Heinrich Himmler) обеспечивал безопасность Эмиля и Карла Густава-младшего. Естественно, по просьбе Маннергейма.

Когда в июне 1942 года Адольф Гитлер (Adolf Hitler) неожиданно приехал поздравить Маннергейма с 75-летием, среди сопровождавших его был никому не известный 15-летний светловолосый юноша. И без тени сомнения россиянам рассказывают, что это был Карл Густав-младший, которого Гитлер привез к дедушке Маннергейму, устроив своего рода «визит в подарок».

Если бы в этом была хоть капля правды, вряд ли это ускользнуло бы от внимания самих финнов. А что об этом думает Лаури Тёрхёнен (Lauri Törhönen), автор книги о праздновании юбилея маршала «Незваный гость Маннергейма» (Mannerheimin kuokkavieras, 2017)?

«Это невозможно. Имена всех присутствовавших на праздновании доподлинно известны, и никакого юноши там не было», — заявляет Тёрхёнен.

Сообщается, что при бомбежке Берлина в 1943 году снаряд попал в дом Эмиля, и, как положено в сказках, Маннергейм спешит на встречу с сыном, и тот умирает на руках отца.

На самом деле есть две версии относительно времени и места смерти Эмиля. По одной из них, Эмиль скончался в 1943 году в Берлине, а по второй — в декабре 1950 года в Лозанне. Второй вариант при этом «лучше», поскольку в нем Эмиль умирает в той же швейцарской больнице, в которой скончался сам Маннергейм всего месяц спустя, в январе 1951 года. При этом место, где похоронен Эмиль, не упоминается ни в одной из версий.

О дальнейшей судьбе Карла Густава-младшего сообщается, что он перебрался в Бразилию, где приобрел крупный участок земли и стал писать сценарии к документальным фильмам. У него родилось двое детей, по одной версии — две девочки, по другой — мальчик и девочка, которых назвали Рауль и Катерина.

Утверждается, что в 1959 году Карл Густав-младший побывал в Москве и еще успел застать свою бабушку Екатерину Гельцер, которая скончалась только в 1962 году. В 1963 году Карл Густав-младший как будто бы снова прибыл в Москву — на этот раз с латиноамериканской съемочной группой — и возложил на могилу бабушки букет весенних цветов. Примечательно, что ни фотографии, ни съемки этих визитов никогда нигде не всплывали.

А самое удивительное во всем этом, пожалуй, то, что в таком виде — с венчанием в церкви и прощанием с Лениным — история попала даже в книгу «Большой под грифом „Секретно"» (Bolshoi Confidential, Liveright 2016), написанную профессором Принстонского университета, специалистом в области музыки и славянских языков Саймоном Моррисоном (Simon Morrison).

«Илта-Саномат» (Ilta-Sanomat) связалась с Моррисоном в Твиттере, и он рассказал, что приводимые им данные взяты из личных воспоминаний Гельцер, а также из архивных документов.

«Я совершенно уверен, что написанное мной — правда. В том числе история с Лениным, — ответил Моррисон на наш вопрос. — А если это и миф, то, во всяком случае, бесконечно воспроизводимый в российских источниках».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.