В августе прошлого года здоровье 71-летнего Симхи Плиснера начало резко ухудшаться. Его жена, бывшая израильтянка Рахель-Рейчел, решила, что мужа надо похоронить в ее родном Ашдоде, куда она мечтала вернуться.

Рейчел занялась покупкой участка на кладбище и доставкой тела покойного в Израиль. Она связалась с религиозным советом Ашдода, где ее направили в «Хевра кадиша» — религиозную похоронную компанию. А там ей предложили участок на кладбище за 52 тысячи шекелей (14 тысяч долларов), включая все расходы.

«Участок на кладбище очень дорого стоит», — сказали в религиозном совете, объяснив это возросшим спросом со стороны французских евреев.

Насколько это дорого? Оказывается, Рейчел Плиснер заплатила почти на 50 процентов больше, чем «Хевра кадиша» разрешено по закону брать с иностранцев. Счет, который она получила, включал 2 тысячи шекелей за перевозку тела из международного аэропорта им. Бен-Гуриона на кладбище, 6 тысяч 300 шекелей за «погребальные процедуры», и 43 тысячи 600 шекелей за сам участок.

Но в циркуляре министерства по делам религий говорится: за земельный участок под открытым небом на кладбище «Хевра кадиша» может взимать с иностранца только в пять раз больше, чем с жителя Израиля (который при жизни приобрел участок на кладбище). При этом сумма не может быть меньше 30 тысяч шекелей. Учитывая, что обычная плата за участок на кладбище в Ашдоде составляет 5 тысяч 726 шекелей, с иностранца можно взять не более 28 тысяч 630 шекелей, с округлением до 30 тысяч. Непонятно, почему Плиснер заплатил за участок гораздо больше 30 тысяч шекелей?

В ответ на журналистский запрос ашдодский религиозный совет заявил, что предпочитает зарезервировать землю на кладбище для местных жителей, которых хоронят бесплатно. «При этом, если мы получаем запрос на покупку участка, то передаем его на рассмотрение в специальную комиссию, которая проверяет, соответствует ли запрос нашим критериям», — отметили в религиозном совете.

Израильские кладбища находятся в ведении похоронных обществ — некоммерческих организаций, которые управляют кладбищами и предоставляют услуги по захоронению. Каждый израильтянин имеет право на бесплатное захоронение по месту жительства, при этом расходы на оплату услуг «Хевра кадиша» — от 5 до 7 тысяч шекелей — покрываются службой национального страхования.

Этих доходов недостаточно для покрытия всех расходов кладбищ, и правительство не выделяет им регулярного финансирования. Поэтому закон разрешает «Хевра кадиша» продавать «отдельные» участки по цене от 4 до 80 тысяч шекелей. В случае с иностранцами «Хевра кадиша» может продать не более 10 процентов обычных участков, выставленных на продажу, по цене, превышающей обычную цену не более, чем в пять раз.

В последние недели продаже участков евреям диаспоры уделялось много внимания, поскольку пандемия привела к увеличению на 30 процентов числа покойников, доставляемых в Израиль для захоронения. Ожидается, что эта цифра возрастет, поскольку многие семьи временно похоронили своих близких в стране своего проживания и планируют перезахоронить их в Израиле после возобновления регулярного воздушного сообщения.

Каждый год сотни евреев из диаспоры приобретают участки на израильских кладбищах. Истоки этой практики восходят к верованиям, что после прихода Мессии, когда начнется массовое воскрешение, первыми восстанут из мертвых те, кто похоронен ближе к Храмовой горе в Иерусалиме. Поэтому богатые евреи диаспоры готовы заплатить 80 тысяч шекелей за участок под открытым небом на ближайшем к Храмовой горе кладбище — на Масличной горе.

Продажа могил иностранцам производится хаотично. Но это еще не все: в течение многих лет эта область остается без всякого государственного контроля, что поощряет злоупотребления и спекуляцию могилами. Семьям покойных продают государственную землю по очень высокой цене. Похоронные общества продают участки по произвольным ценам, без упорядоченных и прозрачных процедур.

Прошло десятилетие с момента первой попытки принять закон о захоронении евреев в Израиле, и по сей день министерство по делам религий ожидает окончательных поправок к этому законопроекту.

Группы, обладающие властью и влиянием, каковыми являются похоронные общества, используют всяческие лазейки в законе, чтобы обойти регуляцию. Даже когда были четкие правила, они не исполнялись. Во многих случаях дорогие участки продаются на черном рынке, могилы возводятся пиратским способом, а цены устанавливаются произвольно.

Совсем недавно министерство по делам религий издало постановления, призванные восстановить некоторое подобие порядка, и стало более активно следить за его соблюдением. Но возникла другая проблема: участков слишком мало, а спрос постоянно растет.

В опубликованном в марте докладе госконтролера приводится прогноз, что в течение нескольких десятилетий только в центре страны нехватка участков на кладбищах достигнет полутора миллионов, и для решения этой проблемы мало что делается.

В отчете отмечается, что только 24 процента кладбищ имеют утвержденные подробные планы — десятки похоронных обществ работают без лицензии, а в некоторых случаях умершие были похоронены в земле, которая вообще не предназначена для этой цели. Суд установил, что власти не располагают информацией о нарушениях на кладбищах, и не делают ничего, чтобы контролировать закон и порядок.

Госконтролер также обнаружил, что около четверти иностранцев, получивших разрешение МИДа на похороны в Израиле с 2015 по 2017 год, заключали сделки с организациями, которые не находились под каким-либо государственным надзором.

Например, кладбище Ганей-Эстер, принадлежащее «Хевра кадиша» в Ришон ле-Ционе. С начала 2000-х годов оно было объявлено закрытым, но, несмотря на это, с тех пор было продано более двух тысяч могил (согласно отчету госконтролера) на общую сумму 76 миллионов шекелей — без какой-либо регуляции или контроля со стороны государства.

Даже сегодня там можно приобрести участок, если у вас есть много денег. В еженедельнике TheMarker была опубликована запись беседы с клиентом Йегуды Вайса, регистратора «Хевра кадиша» Ришон ле-Циона, который работает там с 1996 года. Запись была сделана частным детективом, который, представившись посредником, вел переговоры о приобретении пяти двойных участков — трех для иностранцев и двух для жителей Израиля. Причем в районе, обозначенном закрытым для дальнейших захоронений.

«Как вы платите?» — спросил Вайс, а затем выдвинул свои условия оплаты: «Для израильтян вы платите 59 тысяч шекелей за каждый двойной участок. Для «посторонних» — 111 тысяч шекелей за двойной участок». Потом Вайс спросил, заинтересован ли покупатель в соседних участках, и добавил: «Возможно, потом не будет участков по соседству, потому что, если есть спрос, я перевожу [их] из одного места в другое… Кто первым пришел, того первым обслуживаем. Кто бы ни пришел, если заплатил, то купил. Понимаете? Для меня вы — потенциальный покупатель».

Несколько минут спустя, в другом телефонном разговоре, Вайса попросили дать больше информации о двойном участке для жителя Израиля: «Цена, которую я назвал, это для жителей Ришона, — сказал Вайс. — Чтобы не было никаких недоразумений».

«А какова цена для израильтянина, который не из Ришона?» — спросил частный детектив. Вайс ответил: «74 тысяч 658 шекелей».

«Это — грубая спекуляция и обман людей в самые тяжелые моменты жизни. Люди были вынуждены платить десятки тысяч шекелей, чтобы похоронить своих родственников, после того как их ввели в заблуждение. Они полагали, что в похоронном обществе им не могут соврать», — сказала Паз Мосер из тель-авивской юридической фирмы «Либлих-Мосер». Эта адвокатская контора готовит коллективный иск против «Хевра кадиша» Ришон ле-Циона от имени людей, которые приобрели могилы на закрытых участках кладбищ.

В ответ на журналистский запрос представитель «Хевра кадиша» Ришон ле-Циона заявил, что «общие места на кладбище доступны всем жителям Ришон ле-Циона, которые в соответствии с законом имеют право быть похороненными в своем родном городе. Другие части кладбища выделены для иностранцев, в том числе евреев диаспоры, а также для израильтян, проживающих в других городах».

«Продажа могил не жителям города… осуществляется в соответствии с законом, который позволяет похоронным обществам бесплатно предоставлять места для захоронения на общем участке. Деньги, которые похоронные общества получают от продажи участков, идут на покупку земли под будущие захоронения и на благоустройство кладбищ для жителей города», — сказали в «Хевра кадиша» Ришон ле-Циона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.