В начале мая многие из нас праздновали 75-летний юбилей разгрома нацизма. Мы в Дании отмечаем освобождение 4-5 мая, тогда как сама капитуляция Германии состоялась 8 мая примерно в 11 часов вечера. Из-за разницы во времени в Москве тогда уже перевалило за полночь — вот почему россияне отмечают это событие 9 мая.

Сегодня многие из затронутых войной стран отмечают эту дату. Однако становится ясно, что число — далеко не единственное различие. Наш подход к празднованию освобождения сильно изменился вне зависимости от того, идет ли речь о 4, 8 или 9 мая. Если говорить коротко, это стало вопросом политики.

До распада Советского Союза в 1991 году бывшим союзникам Великобритании, США и Советскому Союзу было далеко до согласия по вопросу, как и когда праздновать этот день. Но в одном они оставались единодушны, несмотря на ряд острых разногласий в рамках так называемой холодной войны: нацистская Германия — это зло.

Однако с падением Советского Союза что-то начало происходить. Советский Союз исчез, и многие на Западе сочли, что он проиграл холодную войну, что, между прочим, неправда. Систему сверг сам советский народ.

Демонизация России

Россия и другие постсоветские республики в 1990-е годы были очень слабы. Поэтому США и Великобритания считали Россию поверженной нацией, поставив ее в один ряд со странами, проигравшими во Второй мировой войне, — Германией, Японией и Италией.

Пришло время победителям писать новую историю. Этому помогали и российские либеральные правительства, которые в 1990-е годы смотрели свысока на все, что было связано с Советским Союзом, в том числе и на обошедшуюся так дорого победу 1945 года.

С 2000 года Россия начала поднимать голову — к большому неудовольствию США. При Путине Россия постоянно раздражает американцев. Она выдвигает требования по поводу нового миропорядка после холодной войны. Россия начала становиться нацией, желающей играть свою роль на международной арене — не на основании постулатов марксизма, а скорее на основании собственной национальной идеологии. В последние десять лет этот конфликт только обострялся, становясь особенно горячим в связи с Грузией, Украиной и Сирией.

Образ новой России во многих СМИ и даже академических анализах часто рисуют в гораздо более устрашающем свете, чем ранее рисовали Советский Союз. Это также повлияло на отношение к маю 1945 года. Во всяком случае в США и многих бывших странах восточного блока.

Официальная подача истории в США

На официальном сайте Белого дома в этом году в день годовщины появилось обращение, подписанное властями США, а также ряда бывших стран восточного блока. В нем одна строчка посвящена тем, кто отдал жизнь в борьбе с нацизмом, а остальные 22 страницы рассказывают о советском притеснении стран Восточной и Центральной Европы. Косвенно можно сделать вывод, что советские преступления в 22 раза хуже, чем нацистские.

Группа довольно молодых американских историков во главе с Тимоти Снайдером (Timothy Snyder) и Митчеллом Оренстейном (Mitchell Orenstein) открыто развивают идею, будто нацистская Германия — едва ли настоящий преступник. Ее преступления в этом контексте часто релятивизируют. Более того, из работ молодых американских историков можно заключить, что Вторая мировая война началась по вине Советского Союза.

Пакт о ненападении между Советским Союзом и Гитлером был, очевидно, альянсом двух идеологически равных стран. Это привело к мировой войне, считают Снайдер и компания. И раз Путин придает такое значение празднованию этого дня, значит, по странной логике Снайдера, он на самом деле фашист. Здесь уместно будет процитировать Людвига Хольберга (Ludvig Holberg): «Камень не может летать, бабушка не может летать: значит, бабушка — камень».

Как историк я могу сказать, что это полная ерунда. По большому счету в конце 1930-х годов у всех стран были договоры о ненападении с нацистской Германией — во всяком случае у Дании и Польши точно были. Да и Великобритания и Франция были совершенно не заинтересованы создавать альянс против Гитлера.

Празднование в России

Я не буду оправдывать нападение СССР на Финляндию или оккупацию им Польши. Как и советские преступления, например, в Польше и Прибалтике. В мои задачи это не входит. Но реальность не такая черно-белая, какой ее описывают Снайдер и ему подобные.

Не стоит также забывать, что в нападении на Советский Союз на стороне немцев участвовали представители многих восточноевропейских стран. В Литве, Латвии и на Украине было множество профашистских движений, которые сейчас в лучшем случае не упоминают, а в худшем — восхваляют. Нас должно тревожить, что подобные движения сегодня могут иметь политическое влияние, например, на Украине.

Но за новыми подходами к подаче истории стоят политические интересы. США стремятся изолировать Россию от Европы, поэтому им нужна история, которая поддерживает такую политику, позволяя им самим укреплять связи с элитами в восточноевропейских странах, которые в большинстве своем за редкими исключениями тоже выступают за изоляцию России.

Если мы обратимся к России, то увидим совсем иную картину. 9 мая там сейчас празднуют чуть ли не пышнее, чем когда-либо прежде. Снайдер бы сказал, что бедные россияне вынуждены участвовать в этой организованной фашистским Путиным массовой истерии. Но это не имеет ничего общего с действительностью.

Такие движения, как «Бессмертный полк», в последние годы сильно разрослись. И создали их вовсе не власти. Это явно народное дело. Причина тому проста.

У всех россиян есть родители, дедушки и бабушки или другие близкие родственники, которые погибли на войне или участвовали в ней. Во многом это также и семейная история.

Когда проходит «Бессмертный полк», участники шествия несут фотографии своих воевавших родственников. Два года назад я и сам 9 мая прошел по Москве с фотографией отца, который был членом Сопротивления. В одной только Москве на это мероприятие собрались 2-3 миллиона человек.

Возможно, значение имеет и то, что рядовые россияне сейчас чувствуют угрозу со стороны НАТО.

Но, вне зависимости от этого, самое малое, что мы можем сделать для 27 миллионов погибших советских граждан, — это выразить им хотя бы минимальное уважение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.