Вашингтон — С тех пор как в Белом доме США поселилась нынешняя администрация, разговоры о международном развитии часто превращаются в коллективную жалобную песнь. Это своего рода элегия, даже в устах оптимистов.

В этой песне много строчек. Она начинается с того, что подходы по принципу «Америка прежде всего» привели к серьёзному сокращению объёмов льготной помощи иностранным государствам. Хотя сохраняется финансирование чрезвычайной помощи (особенно в случаях с геополитическими конфликтами и борьбой с исламскими экстремистами), объёмы выделяемых средств на помощь, которая исторически направлялась на долгосрочные программы (очистка воды, здравоохранение, охват финансовыми услугами, сельское хозяйство), сократились. А та льготная помощь, которая всё ещё сохраняется, предоставляется медленно.

В США финансовые доноры направляют больше ресурсов на решение внутренних социальных проблем, например, связанных с иммиграцией или преступлениями с применением оружия. Кроме того, согласно оценкам, в этом году в ходе президентской избирательной компании в США будет потрачено около $10 миллиардов на одну только рекламу. А начавшаяся пандемия Covid-19 привела к новому колоссальному финансовому стрессу. Экономика стран и домохозяйств испытывает трудности, границы закрыты, ужесточается националистический настрой мыслей.

Тут мы переходим к припеву. Ровно в тот момент, когда передовые технологии, данные и гибридные финансовые инструменты открывают перед нами возможность решить наиболее острые проблемы мира (мировая нищета, отсутствие перспектив у молодёжи, изменение климата), США перестали петь свою арию.

Со времён падения Берлинской стены из крайней нищеты удалось вытащить 1,9 миллиарда человек, но там ещё остаются 650 миллионов. Благодаря таким инструментам, как цифровые технологии, мобильные деньги и аналитика данных, цель искоренения нищеты стала для нас достижимой (хотя пандемия сделала её несколько более далёкой).

Роль Китая в программах развития позволила совершить переворот в международном развитии. Запустив в 2013 году инициативу «Пояс и путь» (сокращённо BRI), Китай стремится максимально расширить своё геополитическое влияние с помощью инфраструктурных инвестиций в размере около $1 триллиона, которые направляются в более чем 100 стран. Спустя четыре года Китай объявил о запуске программы «Цифровой шёлковый путь», цель которой — построить IT-инфраструктуру в странах, участвующих в инициативе BRI.

Достижения Китая в сфере больших данных, широкополосного интернета, электронной торговли и финансовой интеграции заставили многих аналитиков стряхнуть пыль с аналогий времён Холодной войны и включить сигнал тревоги: Китай обгоняет Америку. Сегодня необходима всесторонняя, активная стратегия, подобная той, которую Америка применяла, заняв место лидера за мировым столом.

Когда СССР продемонстрировал своё превосходство в технологиях космических ракет, запустив в 1957 году «Спутник-1», американцы внезапно испугались, что Советы начнут вооружаться в космосе. Но президент Дуайт Эйзенхауэр не стал просто увеличивать военные расходы, чтобы вернуть Америке преимущество в жёсткой силе. Он понимал стратегическую важность мягкой силы и направил государственные инвестиции в науку, технологии и образование. Америка участвовала в гонке не просто за звёздами и планетами. Это была гонка за сердца и умы, и она продолжается сегодня.

С тех пор мы неоднократно видели, что происходит, когда Америка бросает свой вес на поддержку программ, помогающих справиться с глобальными угрозами. В 2003 году администрация Джорджа Буша-младшего занялась борьбой с ВИЧ/СПИД с помощью плана PEPFAR, крупнейшей в истории медицинской программы, сосредоточенной на борьбе с одной болезнью. Прошло 11 лет, и администрация Барака Обамы отреагировала на вспышку Эболы в Западной Африке комплексными действиями, которые помогли покончить с этим кризисом за 18 месяцев.

Нынешняя администрация использует для программ помощи иностранному развитию «Корпорацию финансирования международного развития» (сокращённо DFC). Корпорация DFC предоставляет кредиты и гарантии инвесторам, готовым вести бизнес в развивающихся странах, и может выполнять ограниченную миссию, хотя ей не хватает продуманных руководящих принципов для смягчения рисков меняющихся политических ветров и прихотей. Впрочем, даже в этом случае DFC в одиночку не искоренит мировую нищету. Этого не сможет сделать ни одна отдельная программа или направление помощи, будь это благотворительность, технологии данных, дигитализация или социально-ориентированные инвестиции. Необходим смелый план, который объединит все эти бесценные ресурсы.

Фонд Grameen, который с 2016 года помог более чем 14 миллионам бедняков, знает из первых рук о позитивном эффекте этих новых или по-новому используемых ресурсов для бедных. Точные, актуальные данные позволяют Grameen понимать потребности бедных людей в финансовых и аграрных инструментах, в том числе в цифровых технологиях, и помогать им выбраться из нищеты.

Дигитализация преображает жизнь людей. В 2020 году интернет вещей позволит обмениваться данными примерно 38,5 миллиардам устройств во всём мире. Это причина, по которой в Индии локальный агент Grameen Комаль, используя мобильный телефон, обеспечивает удобный, быстрый доступ к финансовым услугам для своих бедных соседей по селу. Креативное финансирование — это причина, по которой «Проект Мирадор», клиент Taro Works, подразделения Grameen, использует чистые технологии кухонных плит для сокращения загрязнений, создаваемых тремя миллиардами людей, которые по всему миру готовят еду на открытом огне. Этот проект помогает сократить выбросы парниковых газов и частично финансируется за счёт продажи сертификатов о компенсации углеродных выбросов («карбоновые офсеты»), зарегистрированных в системе Gold Standard.

Даже сегодня мир вполне готов вырваться из хватки нищеты. Если Америка не займёт подобающее ей место за столом, тогда её отведут в уголок для детей, а её голос будет не услышан, её интересы будут проигнорированы. В разговоре взрослых будут доминировать Китай и другие страны, чьи ценности очень далеки от ценностей западных демократических стран.

Стив Холлингсворт — президент и генеральный директор Фонда Грамин.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.