В среду Летиция Авиа завершает в Национальном собрании давно начатую борьбу: речь идет о последнем голосовании по законопроекту о ненависти в сети. Адвокат по образованию и активистка «Вперед, Республика!» с самых первых дней, она быстро поднималась наверх и стала депутатом от Парижа в 2017 году, а затем пресс-секретарем движения. Во время общего выступления премьер-министр даже отдал дань уважения депутату, которая стала воплощением борьбы со всеми видами дискриминации. Как бы то ни было, ее бывшие помощники рисуют совершенно иную картину. Они согласились взять слово и рассказать (подкрепляя слова множеством документов) о методах официального представителя партии власти. Уильям, Софи, Шарлотта, Николя и Бенуа (всем им около 30 лет) говорят о каждодневных унижениях от Летиции Авиа, а также серьезных противоречиях между ее публичными заявлениями и рабочей практикой.

Ни один из помощников депутата не обратился в суд. Софи даже сначала не хотела говорить о поведении бывшей начальницы, на которую она проработала больше года с 2018 года. «Я пыталась переключиться на что-то другое, и мне потребовалось время, чтобы собраться, — объясняет она. — Но мне было тяжело принять то, что она представляет закон о борьбе с ненавистью в сети и выступает по всем антидискриминационным вопросам». По ее словам, существует «пропасть между ценностями, которые та отстаивает публично, и которые она увидела при работе с ней». Все пять бывших сотрудников утверждают, что слышали сексистские, расистские и гомофобские заявления со стороны депутата. Раз их внутренние предупреждения не привлекли ни малейшего внимания, они решили рассказать все изданию «Медиапарт».

Сама депутат отрицает все обвинения. «Я совершенно непреклонна во всем, что касается расизма, гомофобии и сексизма. Я их не терплю. Я не терплю их нигде, в том числе в частном порядке, даже в шутках, которые на самом деле становятся частью бытового расизма». Тем не менее многие полученные «Медиапарт» документы говорят об обратном.

По словам бывших помощников, один ее бывший сотрудник, азиат по происхождению (он сам не захотел давать комментарии), регулярно сталкивался с этим. «Он был козлом отпущения, она иногда называла его „китайцем" и говорила о нем с использованием всех расистских стереотипов», — вспоминает Софи. Так, в апреле 2018 года она пыталась понять, кто прикарманил чек, и обвинила его в разговоре с другим сотрудником в Telegram: «Дело пахнет китайщиной».

Другое отправленное всей команде сообщение гласило следующее: «Ты — не настоящий китаец, потому что не умеешь работать на Мас». Это отражает расистский стереотип о том, что азиаты лучше разбираются в компьютерах.

Перед тем, как отправиться в отпуск 12 августа 2017 года, она отправила сотрудникам голосовое сообщение, в котором в частности упрекает упомянутого помощника за то, что он не создал ее сайт и не смог улучшить ее имидж. Летиция Авиа приложила немало усилий, чтобы стереть из памяти статью в «Канар аншене» (Canard enchaîné) о том, как она укусила таксиста. «Медиапарт» удалось прослушать сообщение, в котором она совершенно серьезно говорит: «Несмотря на свое происхождение, Александр* не слишком разбирается в компьютерных вопросах, и я передаю их Натали*. Натали*, один из твоих приоритетов на осень — моя репутация в сети. (…) Нужно продвинуться в работе над интернет-сайтом. И по „Википедии". В „Википедии" нужно сделать несколько вещей. Нужно взять под контроль эту страницу. Недостаточно просто удалить параграф про „Канар аншене", нужно все переписать и представить при этом источники».

При этом на публике депутат вела борьбу за права ЛГБТ и регулярно встречалась с многими ассоциациями для обсуждения этой тематики. «Для меня большая честь нести знамя борьбы с расизмом, антисемитизмом и гомофобией в интернете: в мае я представлю законопроект против киберненависти», — напомнила она в Твиттере. В частном порядке все было совершенно иначе. «Она регулярно позволяла себе неуместные высказывания о сексуальной ориентации коллеги-гомосексуалиста».

Иногда она даже делала это в письменном виде, например, в апреле 2018 года после принятия поправки по беженцам-ЛГБТ. «Мы приняли поправку по гомикам», — отметила она, даже не поставив смайлик, чтобы хоть как-то смягчить свои слова.

В память помощников врезался и другой пример. 6 июня 2018 года она перечислила своим сотрудникам всех членов тогдашнего правительства, сопроводив их комментариями. В частности, она раскритиковала бывшего министра, если верить представленным нам документам: «Она — моя подруга, но она очень плохо представляет все, что делает. Так происходит, когда поручаешь пиар гею».

Летиция Авиа также активно участвует в борьбе с сексизмом (она работала при составлении доклада по домогательствам на улице) и дала множество интервью на эту тему. «В политике тоже нужно бороться с бытовым сексизмом, неуместными заявлениями и патернализмом», — сказала она в октябре 2018 года. «Я горжусь тем, что являюсь одной из десяти женщин, которые выступают фронтом против сексизма», — добавила она. При этом она не стеснялась сексистских заявлений, когда общалась с сотрудниками. «Она часто называет „шлюхами" депутатов, которые ей не по душе. Она также часто издевается над их внешностью», — говорит Николя, сохранив в доказательство целый ряд сообщений. Например, в январе она отправила фото своей коллеги Авроры Берже, сравнив ее с «Пингвином» из «Бэтмена».

В феврале она вновь отправила ее фото с комментариями насчет ее одежды.

«Иногда она насмехается над внешним видом некоторых активисток ее округа, а также членов команды, когда их нет рядом. Кто-то слишком толстый, кто-то плохо одевается, — вспоминает Бенуа. — Авиа напоминает так и не повзрослевшую школьницу, для которой жизнь — школьный двор. Но это может быть очень болезненным, когда обращено против вас. И это недостойно начальника и представителя государства».

Три бывших сотрудника вспоминают случай, когда один парижский советник и активист «Вперед, Республика!» по ошибке отправил снимок своего достоинства в депутатский канал Telegram. «Она сразу сделала снимок экрана и с тех пор показывает его всем желающим, в том числе депутатам. Даже после дела Гриво, когда стало ясно, что это является формой преследования, она продолжила демонстрировать фото, чтобы поиздеваться над ним», — рассказывает Софи. Три других помощника подтверждают ее слова.

«Иногда возникает вопрос, почему она решила представлять ВР и заниматься политикой», — говорит Бенуа, уверенный, что депутат «презирает своих избирателей». Летиция Авиа действительно перепоручала другим большую часть встреч в своем округе. «В тех редких случаях, когда она приезжала в представительство, она делала все, чтобы не отвечать людям».

Пять бывших помощников также осуждают методы работы депутата. «Авиа — это система, которая перемалывает вас», — считает проработавший с ней больше года Уильям. По его словам, ротация кадров уже может служить показателем: всего за три года шесть человек уже ушли из команды, а еще один собирается это сделать. У депутата три помощника: один занимается ее избирательным округом, второй берет на себя связи с общественностью, а третий работает по юридическим вопросам.

Как в 2017 году, так и позднее, звучат одни и те же упреки: невыносимые условия работы и надзор за каждым шагом. «Если работаешь на нее, тебя будут дергать с 7 утра до часа ночи. Даже по выходным», — вспоминает Шарлотта. Все говорят, что «тонули» в работе. «Когда мы говорили, что это перебор, и что мы не спали ночью, ей было наплевать на наше состояние», — добавляет Софи.

Сотрудникам было непросто, и они по возможности предупреждали новых стажеров, что им необходимо «закаляться». «Сначала я пытался защититься, но потом, как и у других, у меня быстро опустились руки. Был какой-то невыносимый парадокс: она могла без конца устраивать сцены и обходиться с нами, как с детьми, но потом становиться совершенно очаровательной и извиняться, когда она заходила слишком далеко. С этим было очень трудно справиться в психологическом плане, и это сохраняло контроль», — объясняет Уильям. «Я постоянно думала об увольнении, но так и не решалась», — добавляет Софи.

Из всех помощников, с которыми нам удалось связаться, пять согласились рассказать о пережитом. Остальные не захотели говорить, а одна из них ограничилась следующим: «Все депутаты обычно требовательны. Я сама работала с ней во время кампании, когда она еще не стала депутатом. Она дала мне возможность проявить себя, и все в целом прошло хорошо. Затем я два месяца проработала с ней, когда в ее команде менялись сотрудники. Все было хорошо. У меня не осталось какой-то травмы».

Для общения с подчиненными Летиция Авиа обычно пользуется группой в Telegram. Именно там она дает поручения о публикации «твита», составлении доклада или отчета о заседании. «У нее была привычка критиковать нашу работу или отчитывать нас перед коллегами. Это было очень унизительно и поддерживало между нами нездоровую конкуренцию», — говорит Бенуа. «Я не могу тратить время, чтобы бить вас по головам и кричать на вас. Это меня утомляет», — говорила она сама.

31 января она даже создала беседу под названием «Biiiiitch Talking» с иллюстрацией в виде доски, на которой написано мелом «GOOD BYE!» в насмешку над недавно ушедшим сотрудником. Там она в частности выложила GIF-изображение, на котором от души поддает тому под зад.

26 февраля, когда были подписаны все бумаги, она заявила, что этот человек стал ее «врагом». «Я заставила Александра* заплакать. Но он меня задолбал. Он подписал», — отметила она. Ей даже в голову не приходило, что кто-то из помощников мог проявить сочувствие к Александру. «Мне было стыдно участвовать в таких злобных нападках, но я был вынужден ради спокойствия», — сожалеет Уильям.

«Я требовательна к моим сотрудникам, потому что им хорошо платят, но я очень гибка в том, что касается графика. Я редко бываю в кабинете, и поэтому мы действительно много общаемся через Telegram», — признает депутат, отрицая, что унижала команду и использовала «жестокие методы»: «Если у меня остаются деньги, я выплачиваю премии. Я ценю их труд».

Как бы то ни было, Летиция Авиа не стеснялась требовать от сотрудников выполнение работы, которая не имеет ничего общего с парламентской деятельностью. «Она поручала нам организовывать ее личные встречи вроде визита к нотариусу или бронирования места на Ролан-Гаррос для ее мужа», — рассказывает Николя. «Она также предупредила сотрудников, что не переносит жару и потребовала от меня всегда иметь при себе бутылку воды и спрей в жаркую погоду. Так, в июне 2018 года мне не раз приходилось увлажнять ее ноги», — вспоминает Софи.

Если верить полученной «Медиапарт» переписке, депутат (она иногда ведет занятия в Парижском институте политических исследований) даже поручила одному из сотрудников проверку работ по общественному праву. «Я согласился, потому что тогда хотел проявить себя, а она попросила очень любезно, — вспоминает Уильям. — Но меня быстро ждало разочарование, потому что в тот день я хотел поехать с ней на съезд мэров. Она знала об этом, но сказала, что не смогу поехать, если не закончу проверку. Я провозился слишком долго и не смог поехать».

Кроме того, Уильяму было поручено привести оценки ее студентов к общему знаменателю. «Поставь на 1,5 больше, — сказала она. — При среднем балле в 12,5 меня оставят в покое». К несчастью для нее один студент престижного вуза два месяца спустя пожаловался на свою оценку и затребовал информацию о своей работе, в частности о ее слабых местах. «Скажем ему правду?» — улыбнулась Летиция Авиа, которая не могла представить никаких объяснений.

В беседе с «Медиапарт» Летиция Авиа подчеркнула, что уделяет большое внимание сотрудникам: «Я дарю им подарки, предлагаю много другого. Как-то мы ездили на выходные в мой загородный дом…» Кстати говоря, насчет тех выходных у помощников остались воспоминания совершенно иного рода. В апреле 2018 года депутат решила устроить сессию «тимбилдинга», чтобы укрепить связи в команде и повысить эффективность работников.

Местом проведения стал ее загородный дом в Морване. На месте сотрудники узнали, что им придется спасть лишь в относительном уединении. «Там еще велись работы, а вместо двери висела ширма. Если ты с друзьями, это не проблема, но с начальницей…», — говорит Софи. К тому же, ничего не прошло, как задумывалось. Вечером все играли в настольную игру, и Летиция Авиа проиграла партию. «Это вывело ее из себя, и она накричала на одну мою коллегу, заявив, что проиграла из-за нее. Потом она провела связь с работой и сказала, что той не хватает усердия как на рабочем месте, так и за игрой».

После мероприятия она представила команде отчет. «Речь шла о гипотетическом карьерном плане с настоящими целями и надуманными вещами», — объясняет Уильям. «Написать законопроект, провести семинар в Гран-Пале, слушать современную музыку и смотреть сериалы», — отметила она в графе «Действия». «Стать министром юстиции, войти в правительство, опубликовать статью в „Монд", сделать так, чтобы никто больше не упоминал Сандрин Мазетье (бывший депутат того же самого избирательного округа, прим.ред.)», — написала она в рубрике «Задачи».

После поездки все сотрудники направили депутату сообщение с выражением благодарности. Кстати говоря, они признают, что и в другие моменты писали призванные угодить сообщения со смайликами, потому что не хотели разозлить ее и потерять работу.

Как бы то ни было, после отдыха в Морване некоторые бывшие сотрудники, по их словам, осознали «трагические» психологические последствия поведения депутата. Двое взяли больничный. «Мы начали защищать друг друга и постепенно понимать ее контроль над нами». В июне 2018 года психолог одной из сотрудниц отметила в заключении «признаки страданий на рабочем месте». В частности она выразила «беспокойство насчет тревожных признаков»: «Утренние переживания при мысли о необходимости идти на работу с их сохранением в течение дня, который наполнен унижениями и угрозами, что делает невозможным позитивную оценку работы…»

Кроме того, поведение депутата в некоторых случаях весьма далеко от трудового права. Например, Софи была официально принята в феврале 2018 года, но утверждает, что начала работать за месяц до того без оплаты. В августе того же года депутат отказывалась (по крайней мере, изначально) выплачивать отпускные другой сотруднице, которая работала на нее несколько месяцев по срочному договору. Помощница пожаловалась тогда коллеге: «Она такая вредная, не хочет платить мне отпускные. Она хочет, чтобы я взяла три дня отпуска и вернулась на работу, потому что у нее нет средств».

23 января 2019 года Летиция Авиа поспорила с одной из сотрудниц. Депутат согласилась на разрыв трудового договора, но не захотела соблюдать необходимые формальности, потребовав ее незамедлительного ухода. Кроме того, она не хотела платить отпускные. Представитель профсоюза Патрис Петриарт прибыл к ней в кабинет, чтобы напомнить о ее обязательствах. «Я очень часто участвую в подобных встречах, но все впервые прошло так плохо. Она вела себя угрожающе и без конца повторяла, что она — адвокат. Я остался непреклонным и напомнил, что являюсь законным представителем ее сотрудницы. Там я увидел, что команда в ужасе от своей начальницы», — говорит он «Медиапарт».

Беседа вывела из себя Летицию Авиа. «Я разберусь с этой больной. Когда она вернется в офис, посадите ее на стул, и пусть она сидит до конца дня», — сказала она остальным. Она подумывала от том, чтобы отказаться от добровольного расторжения договора и просто уволить ее. Для этого она потребовала от части сотрудников дать показания о том, что конфликт произошел гораздо раньше, чтобы у нее были тем самым законные причины для увольнения: «Вы мне потребуетесь. Мне нужно свидетельство, потому что я заранее не уведомила ее об увольнении, и мне нужно свидетельство о том, что сначала было… то, что произошло на прошлой неделе». В конечном итоге она все же не реализовала этот план, поскольку упомянутая сотрудница обратилась в соответствующие службы, и договор был расторгнут в марте.

Большинство бывших сотрудников Летиции Авиа согласились дать сейчас показания, потому что, по их словам, они уже стучались во все двери. По нашим сведениям, к ответственному по деонтологии в Национальном собрании обращались не менее шести раз насчет депутата.

Сообщали о серьезных «нарушениях» и в кабинет главы франции ВР Жиля Ле Жандра и спикера Национального собрания Ришара Феррана. Ришар Ферран не ответил не только помощникам депутата, но и «Медиапарт». В кабинете Жиля Ле Жандра отметили, что все это не входит в его полномочия.

Недавно обращение поступило и в отдел по борьбе с притеснениями в Национальном собрании. Как бы то ни было, пока что ни одна инстанция так и не приняла меры. Шарлотта, например, не раз обращалась к ответственному по деонтологии. В частности, после обеда, на котором депутат «зашла очень далеко и сказала, что у той расстройство личности, и что ей следует сходить к психиатру». Аньес Робло-Труазье, отвещающая за деонтологию в Национальном собрании, не отреагировала на наше обращение.

Кроме того, по собранным «Медиапарт» материалам, депутат потребовала в марте от больной тяжелым заболеванием сотрудницы вернуться на удаленную работу. Когда мы собирались опубликовать статью с письмом сотрудницы на имя спикера парламента, Летиция Авиа надавила на нее, чтобы та обратилась к «Медиапарт». Она хотела, чтобы помощница официально опровергла эту информацию, но она отказалась это делать. Затем она составила СМС вместо нее и потребовала отправить его «Медиапарт», чтобы лишить статью наполнения. «Пришли мне потом скриншоты», — затребовала она доказательство отправки.

Только отдел по борьбе с притеснениями впервые связался с ней после разоблачений в прессе. Николя воспринимает это молчание следующим образом: «На ведомстве, регламенте и администрации Национального собрания лежит большая доля ответственности. Они виновны в потворстве». Он считает все это «серьезной проблемой, поскольку если помощник становится жертвой депутата, он не получает никакой защиты». «В тот момент нам предлагали только встречу с ответственным по деонтологии и Летицией Авиа… Зачем это нужно, если она потом заставит нас поплатиться?— рассуждает Уильям. — Мы подумывали обратиться в прокуратуру, но так и не решились этого сделать». Это объясняет отсутствие судебных разбирательств.

Черный ящик

Имена были изменены, поскольку помощники депутата волнуются за свою личную жизнь и профессиональную карьеру. Как бы то ни было, все они согласились выступить свидетелями в суде по поводу представленных в статье материалов, если Летиция Авиа подаст на «Медиапарт» иск с обвинениями в клевете.

Расследование было начато еще в конце января. Мы связались с Летицией Аваия и направили ей вопросы 11 мая так, чтобы она смогла подробно ответить на них. Сначала она повесила трубку, затем ограничилась кратким ответом, а конечном итоге написала: «Как я уже сказала по телефону, я не согласна с этими лживыми утверждениями. Вы связались со мной по телефону, e-mail, WhatsApp и Telegram. Прошу вас перестать дергать меня. Я направляю копию этого электронного письма своему адвокату Базилю Адеру, с которым может связаться ваш адвокат».

Тот выразил сожаление по поводу «ожесточения в тот самый момент, когда в Национальном собрании обсуждается законопроект о борьбе с ненавистью в интернете. Я получил указание принять все необходимые меры, в том числе юридические, для защиты ее прав».

Наконец, в целях прозрачности, автор статьи, независимый журналист Давид Перротен, сообщает, что знаком с одним бывшим сотрудником Летиции Авиа и продолжает эпизодически встречаться с ним.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.