То, что она родом из Волгограда, «города-героя», наполняет Анастасию Шейкину гордостью. Сколько себе помнит, Анастасия приходила к солдатскому мемориалу на Мамаевом кургане, возвышающемуся над городом. Раньше она поднималась сюда с родителями, потом одна. Еще учась в университете, девушка, которой сегодня 25 лет, вступила в одну из патриотических студенческих организаций. Сейчас она — сотрудница государственного «Роспатриотцентра» и региональный координатор молодежной организации «Волонтеры Победы».

Анастасия Шейкина — одна из 200 представителей молодого поколения страны, собравшихся в Брянске на западе России на семинар-практикум молодежной организации «Волонтеры Победы». Настрой у участников раскованный и продуктивный. Дело происходит в конце февраля. До 75-летнего юбилея окончания Второй мировой войны в Европе — чуть больше двух месяцев. На участниках семинара — ярко-синие пуловеры с эмблемой их прокремлевской организации. На значках написано: «Не только 9 мая». Это слоган «Волонтеров Победы».

В различных рабочих группах молодежь учится организовывать мероприятия, находить сведения о своих собственных семьях в архивах и поддерживать пожилых ветеранов мировой войны в повседневной жизни. «Ветераны относятся к самоотверженному поколению, — объясняет женщина-тренер пятерым участникам. — Несмотря на преклонный возраст, они хотят оставаться нужными».

Инициатива Владимира Путина

«Волонтеры Победы» опираются на инициативу, выдвинутую российским президентом Владимиром Путиным. Основанная пять лет назад, эта всероссийская организация насчитывает сегодня 200 членов и представлена в более чем 800 городах и селах. Актив организации составляют такие молодые люди, как Анастасия Шейкина, выросшие в путинскую эру. Помимо социальных задач, волонтеры выполняют и государственно-стратегическую программу: консолидировать российское общество вокруг мифа о победе.

Как и другие Шейкина пожаловалась в разговоре с журналистом «Прессе» на «фальсификацию истории»: «Старое поколение уходит. Мы боимся, что история будет записана неверно». Сегодня мире якобы полно фейков.

Антон Красев, 31-летний активист из Воронежа, считает своим «священным долгом» сохранение памяти о Великой Отечественной войне. Когда он вспоминает, как однажды побывал на Параде Победы в Москве, у него до сих пор бегут мурашки по коже.

Несмотря на молодость, Карасев явственно ощущает наследие войны. Как он говорит, его деды тоже воевали. «Это затронуло каждую семью в России».

Гордость за партизан

То, что волонтеры встречаются в Брянске, не случайность. Этот город имеет особое значение для сохранения памяти о войне. Он находится в 400 километрах от Москвы, недалеко от украинской и белорусской границ.

Во время войны Брянск был почти полностью разрушен. В историю вошло сражение в брянском котле в 1941 году, где Красная Армия понесла тяжелые потери, изрядно потрепав и вермахт. Регион многое пережил во время оккупации. Гражданских лиц насильно отправляли на работу в германский рейх, людей убивали в ходе жестоких карательных операций. Когда в 1943 году Красная Армия освободила Брянск, людей в городе почти не было. Из довоенных 180 тысяч жителей осталось лишь 5 тысяч. После войны Брянск восстановили как промышленный центр с заводами, рабочими общежитиями, прямыми улицами.

Вид на Площадь Партизан в Брянске

Центральный Ленинский проспект и расположенные вдоль него невзрачные здания напоминают, какими безрадостными могут быть города, которые когда-то перестали существовать. Достопримечательностей в Брянске немного. Вблизи города есть пара памятных мест, в том числе и так называемый Партизанский луг, где во время войны скрывались противники нацистов. Большая парковка и кафе свидетельствуют, что в теплое время года это популярное место отдыха горожан. Партизанская война — глава в истории, которой жители Брянска гордятся до сих пор.

Совершенно другой, по-особому волнующий мемориал находится в паре километров отсюда, в деревне Хацунь. Он посвящен гражданским жертвам войны и, как говорят, это единственный памятник такого рода в России. В Хацуни нацисты расстреляли более 300 жителей деревни в отместку за нападение партизан.

В Брянске и других местах Советского Союза во время войны погибло, по разным оценкам, 27 миллионов человек. Некоторые историки исходят из того, что число погибших гражданских выше, чем количество убитых солдат.

История как национальный проект

В сегодняшней России гражданские лица редко находятся в центре исторической памяти, памятник в Хацуни — исключение. В соответствие с советскими традициями прославляются защитники отечества. Ведь их борьба спасла Советский Союз от гибели.

Подобная героизация сегодня актуальна как никогда. Парадоксально, но чем дальше в прошлое уходит победа, тем масштабнее она празднуется. 2020 год официально объявлен в России Годом памяти и славы. Если бы не коронавирус, то торжества по случаю 75-й годовщины конца войны были бы намного пышнее тех, что состоялись пять лет назад. Владимир Путин все время у власти не только заботился об экономическом и геополитическом укреплении России, но и придавал особое значение истории в деле духовного возрождения нации. Центральную роль в исторической политике Кремля играет миф о победе во Второй мировой войне. В отличие от революции 1917 года, которая чуть не привела в гибели российской государственности, победа в войне свидетельствует о силе и величии государства.

Победа во Второй мировой войне говорит о самопожертвовании каждого отдельного человека, когда нации пришлось напрячь все силы. Историческая заслуга в освобождении Европы от национал-социализма стала источником гордости в эпоху, когда в остальном хороших новостей не так уж и много. В личных беседах юные активисты говорят, что их мотивирует почитание предков. Но Кремль требует большего: чествование героев войны должно служить национальному сплочению граждан. Тот, кто сомневается в героизме России, тут же объявляется предателем. При Путине триумф прошлого ставится на службу нынешней политике.

Победа Красной Армии, на которую Россия как официальный преемник Советского Союза предъявляет особые права, служит, вероятно, и оправданию определенных политических интересов: враждебной политики по отношению к Украине, бестактного поведения в отношении восточноевропейских стран, возмущения мнимой русофобией Запада. «Это не должно повториться» — лозунг антифашистов. Но из Москвы он звучит иногда в подозрительно воинственном тоне.

Но вернемся к «Волонтерам Победы».

Они — часть обширного движения прокремлевских организаций, основанных в последние годы для мобилизации прогосударственного гражданского общества. У многих из них — патриотический или полувоенный профиль. Это структуры, отличающиеся не независимостью, а, напротив, зависимостью от государства — финансовой и организационной. К прокремлевским объединениям, помимо «Волонтеров Победы», относятся «Юнармия», «Российское движение школьников», «Юные спасатели» и другие. Эти организации представлены по всей стране, имеют сотни тысяч членов и часто появляются на официальных и полуофициальных мероприятиях. Их руководители относятся к подрастающему поколению путинского аппарата. Одна из них — Ольга Амельченкова.

Руководитель движения "Волонтеры Победы" Ольга Амельченкова во время пресс-конференции на тему: "Волонтеры Победы": сохранение исторической памяти" в Международном мультимедийном пресс-центре МИА "Россия сегодня" в Москве.

29-летняя председательница «Волонтеров Победы» приехала в Брянск на один день. Во время «разговора по душам» она отвечала на вопросы юных участников мероприятия. На ней темно-синий деловой костюм, длинные каштановые волосы ниспадают на плечи. Она кажется симпатичной и открытой. Как и многие другие активисты, Амельченкова происходит из простой семьи. Она родилась в Подмосковье, росла без отца, получила заветное бюджетное место в одном из университетов Санкт-Петебурга и сразу после его окончания стала работать в администрации области. «Связей у меня нет», — подчеркивает Ольга. Сегодня она — профессиональный молодежный функционер, заседает в различных органах, член кремлевской партии «Единая Россия».

По словам девушки, она всегда верила в свои способности и не давала запугать себя скепсисом. «Можно многого добиться, если постараться». Амельченкова говорит, что у конструктивно настроенной молодежи в сегодняшней России масса возможностей. Она отмечает заслуги шефа Кремля, который уделяет центральное внимание патриотической работе волонтеров и исторической политике. Пару лет назад, когда она еще была студенткой в Санкт-Петербурге, власти с непониманием реагировали на ее тогдашнюю волонтерскую деятельность. Сегодня же, по ее словам, можно рассчитывать на поддержку государства.

Эту историю 29-летняя девушка охотно рассказывает на публичных мероприятиях. Если спросить Амельченкову об инструментализации исторической политики в сегодняшней России, то она уходит от прямого ответа. «Историческая память не меняется. Она либо есть, либо ее нет». Переписывание истории — то, чем якобы занимаются другие. Амельченкова советует обратиться к российским архивам: «Если вам нужны факты, то там вы их найдете».

В конце «разговора по душам» все участники позируют для групповой фотографии под знакомые звуки известной песни, рассказывающей о тоске фронтового солдата по своей любимой: «Темная ночь, только пули свистят по степи». Верна только собственная правда.

Тот, кто отходит от исторического канона Кремля, волонтерам Победы не нравится. Как на врагов они смотрят на такие восточноевропейские страны, как Польша и прибалтийские республики, которые придерживаются своей национал-консервативной исторической памяти. Их упрекают в неблагодарности по отношению к освободителям и даже в предательстве. То, что может быть другая точка зрения на историю, молодые активисты понимать не хотят.

«Все это лишь политические разборки», — считает 31-летний Антон Красов. Или еще хуже — клевета. «Наш президент сказал: „На сегодняшнем рынке большим спросом пользуется товар под названием русофобия"», — цитирует Путина Александр Юдин, 28-летний активист из Башкортостана. Критику авторитарного наследия освободителей молодые люди не воспринимают. Но и на собственную советскую историю молодежь имеет особый взгляд, не размышляя над ее темными сторонами. Даже о диктаторе Сталине и его бесчеловечном режиме они не хотят говорить ничего плохого. Антон Красов назвал его «выдающейся личностью». Сталин — «часть нашей истории», говорит Анастасия Шейкина. И якобы не ей его судить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.