В последний апрельский день 1945 года солдаты Красной армии взяли разрушенный Рейхстаг в Берлине. Для многих немцев война закончилась. Но только не для тех, кто попал в советский плен.

Красная армия взяла в плен около трех миллионов немцев в несколько этапов. Одних — еще в 1941 году, а других — уже в конце мировой войны или перед самым ее окончанием на территории Германии или других стран.

Теперь этим людям, воевавшим за Гитлера, предстояло работать на Сталина. В Сибири, на юго-западе России или на Украине.

«Все жили в лагерях, которые могли покидать только днем, уходя на работы. В последние годы плена система не была уже такой жесткой. Немцы работали на стройках, в сельском хозяйстве и в шахтах. Они работали не только на территории Советского Союза: Красная армия отправила немецких пленных работать в урановых шахтах в Яхимове на территории Чехословакии. Еще долго после войны советские власти удерживали их, потому что они были рабочей силой», — рассказал серверу «Актуалне» немецкий военный историк Рюдигер Оверманс, который изучал условия, в которых пленные находились в Советском Союзе, и является автором книги «Немецкие военные потери во время Второй мировой войны».

Более миллиона пленных вернулись домой в 1946 году. Они ехали на спецпоездах через Польшу и поэтому первым городом, который они видели в Германии, был пограничный Франкфурт-на-Одере.

Во время боев на восточном фронте с 1941 года, когда Адольф Гитлер напал на Советский Союз, в немецкий плен попали не менее 5,7 миллионов солдат Красной армии. Из них 3,3 миллиона погибли. Поэтому и немецким военнопленным нечего было ожидать милости от другой стороны.

«Последние (немецкие) пленные смогли вернуться в 1955 году. Но смертность была огромной. Из тех, кто попал в плен в 1941 и 1942 году, не выжил никто. Из попавших в плен в 1943 году выжили и вернулись домой 19%. В общей сложности Красная армия взяла в плен три миллиона немцев, четверть или треть из которых погибли в Советском Союзе», — говорит Оверманс.

Только хлеб, капуста и гороховый суп

Одним из офицеров, который впоследствии опубликовал свои воспоминания, был командир пехотной роты Эдельберт Холль. Он попал в плен в феврале 1943 года и вернулся в Германию через семь лет. Он вспоминал долгие походы и двух врагов военнопленных: холод и вшей.

Холль сменил несколько лагерей и видов труда. Он работал на лесоповале в Татарстане, в Запорожье на Украине работал на машиностроительном заводе, собирал картошку, а в Сибири участвовал в строительстве железной дороги. Из еды им чаще всего давали хлеб, капусту и гороховый суп. Позднее он стал получать зарплату, на которую можно было купить кое-что из продуктов и сигареты.

В 1946 году, по рассказам Холля, военнопленные получили право отправлять и получать почту. Руководство лагеря раздавало им газеты на немецком языке, которые выходили в советской оккупационной зоне Германии, а иногда показывало пропагандистские фильмы, прославляющие Иосифа Сталина. О том, что на самом деле происходит за границами лагерей, люди не знали.

«В 1946 году пошел слух, что маршал Жуков или еще восемь генералов перебежали к американцам. Происходило что-то странное, потому что со стен завода и из всех общественных мест пропали фотографии Жукова», — написал Холль в своих воспоминаниях. Но на самом деле ничего такого не произошло.

Он также рассказал, как военнопленные в лагере под Елабугой на реке Каме узнали о капитуляции, то есть о том, что они солдаты армии, проигравшей войну. «Девятого мая 1945 года в девять часов утра к нам пришел надзиратель и сказал, что через несколько минут мы должны собраться перед зданием. Командир лагеря выступит с важной речью. Когда мы собрались, вышел командир Кудряшов и сказал, что война закончилась, фашистские захватчики и их преступный режим повержены и что главная заслуга в этом Красной армии и великого Сталина. Потом мы разошлись», — рассказал Холль.

Репатрианты, вернувшиеся в другую страну

Судьбы немецких военнопленных также изучает историк Йорг Эхтернкамп из Потсдама, который работает в университете Галле. Серверу «Актуалне» он сказал, что в 1949 — 1950 годах советские суды приговорили к многолетним принудительным работам 34 тысячи немецких военнопленных.

«Из тех, кто не выжил, многие погибли сразу после пленения. Другие умерли из-за истощения, холода, голода и не в последнюю очередь от неуверенности в будущем. Военнопленные шли длинными колоннами. Тех, кто умирал или тяжело болел и кто не мог идти дальше, конвой пристреливал», — сказал Эхтернкамп.

Но даже после возвращения домой некоторым пленным, по его словам, пришлось нелегко.

«Люди в Западной Германии сопереживали судьбе пленных. Они зажигали свечи на окнах, говорили о них, проводили митинги за освобождение пленных», — говорит историк.

«Людей, которые добрались домой из Советского Союза, называли репатриантами или поздними репатриантами. Не совсем корректное название, поскольку многие из них вернулись в другую страну, не ту, которую знали. Многих улиц и мест уже не существовало; некоторые родственники и друзья погибли. Часто жизнь после возвращения не соответствовала их представлениям, а окружающие не понимали психологических проблем этих людей. Пленные, как и большинство немцев тогда, считали себя жертвами».

Военнопленные всегда хорошо работали

Военнопленные получали от государства деньги, хотя те, кто проживал в коммунистической ГДР, получали их с большим опозданием.

Контрнаступление Красной Армии под Москвой. Немецкие пленные.
«Некоторую финансовую компенсацию они получили по закону 1950 года. Потом, в 2008 году по новому закону компенсация полагалась и тем, кто вернулся из Советского Союза в советскую оккупационную зону Германии, впоследствии ГДР», — добавляет Эхтернкамп.

«С точки зрения Западной Германии они были мучениками в борьбе против коммунизма. Восточная Германия, в свою очередь, видела в них преступников, которые заслужили свою участь», — утверждает Оверманс.

Весной 1993 года московский корреспондент телеканала RTL Андре Зальбертус стал свидетелем курьезного случая в Магнитогорске. Посмотреть на город приехал бывший солдат вермахта Курт Келлер, которого в конце войны Красная армия взяла в плен в Польше и отправила в Сибирь. В Магнитогорске он работал на лесопилке, а когда СССР распался и открылись границы, ему захотелось посмотреть на город. Повсюду его встречали как друга, а одна пожилая консьержка так поприветствовала его: «Хорошо, что вы приехали к нам посмотреть. Я хорошо помню немецких пленных. Они всегда хорошо работали».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.