Москва — Студент физического факультета МГУ Дмитрий Пелипенко в 2018 году отвернулся от науки, чтобы посвятить себя служению Господу. Он стал послушником в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, являющейся духовным центром Русской православной церкви.

Его духовный путь оборвал коронавирус. Это была внезапная и жуткая смерть, случившаяся вскоре после православной Пасхи.

Пелипенко попал в больницу после того, как сданный им анализ на коронавирус дал положительный результат. 24 апреля он разбил окно, выпрыгнул наружу, облил себя лампадным маслом и поджег. Двумя днями позже Пелипенко скончался от ожогов.

Монастырь, где он находился на послушании, сразу же объяснил это самоубийство «психическим расстройством». Но у многих возникли вопросы о том, а не стало ли столь неустойчивое психическое состояние послушника следствием апокалиптических настроений, охвативших многочисленных верующих в русской церкви. Ведь даже некоторые церковные настоятели оспаривают распоряжение государства оставаться дома, называя это делом рук дьявола.

Приверженцы самых разных религий со всего мира больше других противятся ограничениям на массовые собрания, видя в этом посягательство на свободу религии. Однако в России столкновение между верой и общественным здоровьем оказалось особенно острым, поскольку здесь воспоминания о гонениях на веру во времена Советского Союза сделали священников и их паству очень чувствительными к любым ограничениям религиозных ритуалов.

Раскол вышел за пределы обычной духовной междоусобицы между либералами и консерваторами. Он расширился и ослабил определяющую черту русского православия, которая сформировалась при президенте Владимире Путине: доверие к российскому государству и поддержка власти.

Поскольку сегодня часть самых важных российских монастырей и священных мест оказалась в тисках болезни covid-19, вызываемой коронавирусом, православная церковь столкнулась не только с кризисом здравоохранения, но и с глубокими расхождениями в собственных рядах относительно того, что делать верующим в условиях пандемии.

Русская церковь, как и российское государство, с которым она почти всегда идет в ногу, строится на основе строгой иерархии. Это значит, что даже те священники, которые понимают, что богослужение надо временно приостановить, не могут этого сделать без благословения своих архиереев, а те, в свою очередь, не в состоянии поступить так без четких указаний патриарха Кирилла, являющегося старшим духовным лицом в русском православии.

Но в церкви, как и в государстве, есть множество противоборствующих и враждующих между собой кланов, из-за чего простым верующим зачастую непонятно, кому следует доверять сегодня, когда в стране каждый день появляется 10 000 новых инфицированных.

«К сожалению, в церкви отсутствует единство в отношении происходящего», — пожаловалась на прошлой неделе группа недоумевающих верующих, написавших открытое письмо патриарху Кириллу. С тревогой написав о том, как некоторые священники «открыто проповедуют, что в храме невозможно заразиться», эти верующие попросили дать совет и наставление, «ибо вся церковь нуждается в правде».

Патриарх, являющийся близким союзником Путина, поначалу колебался, не желая выполнять инструкции органов здравоохранения о том, что люди должны избегать массовых сборищ, таких как церковные службы. Вместо этого он сел в черный «Мерседес», взяв с собой священную икону, и объехал с ней российскую столицу, произнося в пути молитву.

Но поскольку в Кремле усиливается обеспокоенность из-за роста числа заболевших, патриарх в начале апреля внял предостережениям органов здравоохранения и решительно призвал верующих не ходить на службу в храмы в страстную неделю перед Пасхой, которую отмечали 19 апреля. Однако он позволил епархиям самим решать, проводить службы или нет. Многие провели, особенно крестный ход и литургию в пасхальную ночь, потому что это самые важные события в православном календаре.

Российское информационное агентство РБК подсчитало, что во время Пасхи церкви были открыты в 43 из 85 регионов России.

За этим последовал рост числа заражений, из-за чего возникли большие сомнения в целесообразности церемонии открытия огромного нового кафедрального собора, посвященного российским вооруженным силам. Этот храм задумывался как символ тесных взаимоотношений церкви и государства, а возводится он в подмосковном парке «Патриот».

Главный храм Вооруженных сил России в парке "Патриот"

Первоначально его планировали открыть 9 мая в день 75-й годовщины победы Красной Армии над нацистской Германией. Там планировалось установить мозаику с изображением Путина, его министра обороны и других государственных деятелей, в том числе, Сталина, который руководил Советским Союзом в годы войны.

Но в условиях нарастания напряженности между государством и церковью из-за пандемии один высокопоставленный архиерей, руководящий устройством внутреннего убранства храма, на прошлой неделе объявил, что по просьбе Кремля мозаику с изображением Путина уберут. Открытие храма перенесли.

Вместо того, чтобы сплотиться вокруг президента и руководства страны, которое пытается сдержать распространение пандемии, ограничивая массовые собрания, в том числе, церковные службы, многие священники заявляют, что государство не имеет право вмешиваться в дела церкви и решать, кому посещать службы.

Митрополит Саратовский Лонгин заявил, что запрет на посещение храмов болезненно напоминает гонения на церковь в советские времена. Он пригрозил проклятием всем тем, кто будет вводить такие ограничения или подчиняться им, предупредив, что лица, выполняющие указания органов здравоохранения, которые нарушают предписания веры, будут «привлечены к ответственности».

Редактор журнала о религии в бывшем Советском Союзе «Ист-Уэст Черч Рипорт» (East-West Church Report) Джеральдина Фэйган (Geraldine Fagan) сказала: «Налицо явная утрата доверия». По ее словам, смысл существования священника заключается в том, чтобы призывать людей ходить в церковь; «и поэтому приказы о том, чтобы верующие не ходили на службу, вызвали подлинное удивление и гнев».

За несколько дней до самосожжения Пелипенко архиерей из северного российского региона Коми выступил против ограничений на посещение храмов, назвав это посягательством на основные права человека и пригрозив обратиться в суд с иском об их отмене. Он сказал, что колокольный звон является лучшим способом борьбы с пандемией, и заявил, что слово «коронавирус», происходящее от латинского слова «корона», «связано с коронацией и воцарением Антихриста».

Свое слово сказал и священник из промышленного города Екатеринбурга Сергей Романов, обрушившийся с критикой на власть за запрет массовых собраний, включая церковные службы. Он сказал, что это составная часть сатанинского заговора, которому помогают евреи.

Из-за этой ярости и гнева патриарху Кириллу трудно навести порядок и отразить критику в свой адрес, состоящую в том, что он делает слишком мало и запаздывает в своих действиях.

После всплеска заражений в Москве патриарх на прошлой неделе отдал распоряжение о том, что настоятели монастырей и приходские священники в российской столице «несут личную ответственность» за исполнение указаний государства по борьбе с коронавирусом. Он предупредил, что если священники и работники храмов из числа прихожан не будут выполнять указания органов здравоохранения, и их неподчинение приведет к смерти людей от covid-19, они предстанут перед церковным судом.

Опасаясь вызвать недовольство среди священников-традиционалистов, которых в церкви преобладающее большинство, патриарх пока применил дисциплинарные меры только против одного священника — либерально настроенного Андрея Кураева, который высмеял и назвал «тупым карьеристом» умершего от вируса настоятеля одного московского храма.

После Пасхи находящиеся под юрисдикцией Русской православной церкви храмы и монастыри сообщают о всплеске инфекций в России, а также в соседней Белоруссии и на Украине.

В монастыре в Нижегородской области и вокруг него вирусом заразилось более 200 человек, в том числе, 70 монахинь.

В белорусской столице Минске, где власти вместе со священниками преуменьшают опасность вируса, находится Свято-Елисаветинский монастырь, принадлежащий Русской православной церкви. На прошлой неделе он, наконец, перешел на самоизоляцию, когда там заболели многие священники и монахини.

Духовник монастыря Андрей Лемешонок является одним из главных сторонников отрицания рисков коронавируса. Недавно он разместил в сети видео под заголовком: «Кто может запретить нам верить?»

В нем он упрекнул верующих, боящихся физической болезни, в то время как «самое страшное», это когда люди хотят сменить свой пол, не желают иметь детей и игнорируют традиционные ценности.

Некоторые священники с самого начала стали действовать в попытке сдержать вирус. Так, в марте настоятель храма Космы и Дамиана в Москве начал призывать свою паству смотреть службы в онлайне, а в церковь не приходить. Тем не менее, и он сам, и несколько священников заразились.

Особенно сильно пострадала от коронавируса одна из самых важных святынь Русской православной церкви Киево-Печерская лавра, находящаяся в столице Украины. В начале апреля украинская национальная гвардия заблокировала все входы в этот обширный комплекс, где в лабиринтах катакомб находятся усыпальницы православных святых. Сделано это было после того, как настоятель отказался закрыть лавру для посещений верующими.

По словам киевского мэра, к тому времени, когда лавра была заблокирована, вирусом заразились 142 священника, включая настоятеля, и посетители.

Троице-Сергиева лавра, где к постригу готовился послушник Пелипенко, попыталась не пускать посетителей в Пасху, но как рассказал в онлайне ректор находящейся в лавре духовной академии архиерей Питирим (Творогов), разозлившиеся верующие «очень агрессивно» протестовали и вынудили настоятеля открыть ворота.

«Эпидемия началась в страстную пятницу, и многие из лучших священников заболели, — сказал архиерей Питирим. — Верующие требовали чуда, но чуда не произошло».

Свой материал для статьи предоставили Олег Манцев (Oleg Matsnev) и София Кишковски (Sophia Kishkovsky).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.