Информация о том, что в Закарпатской областной инфекционной больнице второй месяц принимают пациентов с COVID-19, и при этом никто из медперсонала не заразился, стала сенсационной (анализы методом ПЦР работникам проводят регулярно)! Ведь на фоне сообщений, что пятая часть всех зараженных в Украине — это именно медики, такое утверждение выглядит действительно удивительным. Тем более, что и на Закарпатье медиков среди зараженных — четверть, а некоторые медучреждения на карантине.

Ничего удивительного, сообщили мне в Областном центре общественного здоровья. У Поляка, мол, не инфекционка, а режимный объект, там все по протоколу, никаких послаблений ни для медиков, ни для пациентов. Ну, а где дисциплина — там и результат. Недаром, значит, закарпатскую областную инфекционку называют лучшей в Украине.

Поэтому, получив возможность, мы расспросили главного врача Закарпатской областной инфекционной больницы Михаила Поляка, как им удается достигать такого результата в борьбе с COVID-19. А попутно поговорили о том, насколько обеспечена средствами защиты главная инфекционная больница в области, насколько мотивированы врачи, и как организована работа в медучреждении в условиях пандемии.

Больницы, как наша, созданы для борьбы с особо опасными инфекциями

— Михаил Амброзиевич, первое, о чем я вас спрошу, это, конечно, о впечатляющем результате вашего медучреждения: месяц с коронавирусом — и ни одного зараженного работника. Как?!

— Не месяц, а уже, собственно, 6 недель. У нас были пациенты с подозрением на COVID-19 еще до официальной первой больной женщины на Закарпатье.

— Тем более. То есть, это середина марта, когда у вас появились первые больные?

— Первый лабораторно подтвержденный вирус у нас был 26 марта. Тогда еще анализы ПЦР отправляли из Ужгорода в Киев в лабораторию на подтверждение, ну, а у женщины из Мукачево в местной лаборатории его выявили 23 марта, и с того дня она у нас уже лежала. Но до этого была венгерская семья из Доброни, был студент-китаец. У них COVID-19 не подтвердился, но, несмотря на это, мы работали с ними в средствах индивидуальной защиты, потому что все думали, что у них инфекция все-таки есть. Мы обязаны так работать по протоколу.

— Вы готовились к эпидемии, имея средства защиты? Ведь в начале все медучреждения говорили, что их в больницах почти нет.

— У нас было определенное количество этих средств на складах. Понимаете, мы инфекционная больница и должны всегда быть готовы не только к гриппу или острым кишечным инфекциям. Мы созданы для того, чтобы быть готовыми к особо опасным инфекциям. COVID-19 относится к таким. Поэтому запас средств защиты должен быть всегда — респираторы, маски, костюмы биозащиты… У меня, например, на 1 января было 90 костюмов биобезопасности многоразового пользования, также был запас респираторов уровня FFP2 и FFP3. Потому что нормальный хозяин в доме должен думать и на завтра.

Если говорить, почему у нас никто не заразился… У нас в больнице два раза в год независимо от того, есть инфекции или нет, с 2003 года весь медперсонал сдает зачет по режимным приказам, и в том числе там есть экзамен на надевание/раздевание из костюмов биобезопасности. Они мне дважды в год все сдают зачет!

— Зачет на правильность надевания-раздевания костюмов?

— Да, здесь самое главное — правильно снять костюм, который уже заражен. Не надеть, а именно снять. Чтобы медик не касался голыми руками, участками кожи зараженного костюма, очков, респираторов.

— Это определенная последовательность, я правильно понимаю?

— Да, есть порядок, и ему необходимо следовать, чтобы этот костюм биозащиты давал эффект и медик не заразился. От этого и зависит, заразится персонал или нет. Но прежде всего эти костюмы должны быть в наличии. И респираторы. А научить персонал, как с ним правильно обращаться, уже второе дело. Вот эти два фактора — залог здорового медицинского персонала в период эпидемий.

Мы используем многоразовые костюмы — это эффективнее и дешевле

— Получается как-то очень просто, и на фоне того, что мы читаем, что четверть зараженных коронавирусом в Украине медики — аж не верится!

— Потому что есть много нюансов! В медучреждении нужно правильно распределить зоны — на грязную и чистую, расписать, как медперсонал должен вести себя в них, где и сколько раз и с каким интервалом должны обрабатывать поверхности. Потом, нужно правильно организовать работы по обеззараживанию.

— Получается, не больница, а режимный объект!

— Так и есть. Иначе инфекцию не сдержать.

— А скажите, как часто нужно пополнять запас, в частности ваш, в областной инфекционке?

— Я вам могу сказать, что если мы используем одноразовые костюмы, то нам их необходимо на сутки 60 штук. У нас мало персонала — всего 27 врачей, 53 медсестры и 44 санитарочки. Всего 124 человека. И это мало, потому что у нас все-таки 100 коек.

Это ежедневно один врач в приемной в отделении, один — в отделении интенсивной терапии, два врача стационарные, которые обслуживают больных в боксах, и трое совместителей — это сотрудники университета, которые согласились работать у нас на период пандемии — большая благодарность им за это. Они совмещают (у нас на 0,25 ставки всего) — но отрабатывают полную смену.

— И вот на этих людей необходимо 60 костюмов каждый день, правильно?

— Если одноразовые — да. Но мы используем многоразовые костюмы, это эффективнее и дешевле. После того, как врач отработал 4-6 часов, он раздевается, их замачивают на определенный период в дезрастворе и стирают. На следующий день можно снова использовать. Мы столько не напасемся одноразовых костюмов, поэтому так работать экономнее. Одноразовые использует приемное отделение и отделение интенсивной терапии, потому что им нужно часто переодеваться. А те врачи, которые обслуживают больных в боксах, используют многоразовые.

— Как часто пополняете запас?

— Мы надеемся на себя в первую очередь: за свой счет и на деньги, которые нам выделил облсовет, закупили средства защиты, имеем запас на 3 недели. У меня так все рассчитано, чтобы мы не оказались в такой ситуации, что все — завтра не с чем работать. Такого не допускаем. Также помогают волонтеры и меценаты. Стараемся, чтобы так было и с медикаментами.

«Никто специально не заражается»

— Можете прокомментировать, почему так много медиков заражены в других медучреждениях? Уходят на карантин целыми отделениями и даже больницами.

— Причину этого должны разбирать эпидемиологи, каждый конкретный случай должен быть рассмотрен. Я не могу это комментировать, потому что не знаю объективных причин.

— Предусмотрена ли у инфекционистов какая-то ответственность — вот как у чиновников есть халатность — за то, что заразился, не придерживался протокола работы?

— А если это произошло не по вине врача? В каждом случае нужно проводить расследование и разбираться, почему тот или иной врач заразился. Может, средств не было, может, он не был подготовлен, не имел практики работы с этими средствами защиты — разные причины могут быть. На самом деле, отдельно администрация каждого учреждения должна разобраться в каждом конкретном случае.

— У вас, врачей, вообще, это нормально воспринимается — заразиться от больного коронавирусом?

— Никто специально не заражается, поверьте.

«100 больных на больницу — это теоретически»

— Как в вашем коллективе воспринимают пандемию, ведь часто читаем в СМИ, что медики в разных регионах уходят в отпуск, увольняются…

— У меня очень хороший коллектив. Для того, чтобы он такой был, его нужно воспитывать и учить, я над этим работаю с 2003-го года. У меня очень самоотверженные медработники — как врачи, так и медсестры, никто из коллектива не рассчитался с работы на время пандемии (не считая одного врача, который больше не мог работать по состоянию здоровья). Хотя работать действительно тяжело сейчас. Пенсионеров я лично просил — потому что они в группе риска, имеют хронические заболевания, но никто не написал заявление. У меня все работают и, слава Богу, все здоровы.

— У вас теоретически 100 коек для приема больных коронавирусом. Они все заполнены?

— Нет, на сегодня у нас 52 пациента.

— Еще две недели назад сообщали, что вы перестали принимать больных: у вас больница переполнена?

— Два этажа полностью заполнены, есть еще детское отделение, но я должен принимать других больных! Есть же менингиты, гастроэнтероколиты, сальмонеллез, я обязан держать для этих больных часть коек. Тем более, что эти инфекции циркулируют и их никто не отменял. Не все понимают, что если в больнице 100 коек, то количество тех, кого можно принять с коронавирусом, значительно меньше.

А если больной поступил с подозрением, я его должен держать в отдельном боксе — и таких у меня ежедневно 5-8 человек. Они занимают бокс — и мы ждем 2 дня результат ПЦР.

Поэтому 100 больных теоретически я мог бы держать, если бы у них всех был подтвержден диагноз, и других я бы не госпитализировал.

«Не боится сейчас только глупый»

— У вас режим в больнице напряженный сейчас?

— Конечно, все уже устали. Молодым полегче, а есть же еще пенсионеры. Но они работают каждый день. У меня нет вахтового метода — заехали на 7 дней, а потом отдохнули. Мы не можем себе этого позволить с тем количеством медработников, которое есть у нас. Поэтому работаем в штатном режиме.

Не боится сейчас только глупый — каждый боится. Но каждое утро у нас идут напоминания об инфекционном контроле, чтобы люди не забывали, потому что медики привыкают, адаптируются и могут ослабить самоконтроль. Но, слава Богу, мои работники обучены и ответственно относятся к работе: у каждого дома семья, они знают, чем рискуют. Поэтому очень стараются не заболеть.

— Больные, которые к вам преимущественно поступают, — тяжелые, средние?

— У нас трое сейчас в реанимации на кислородной поддержке, не на ИВЛ. Большинство средней тяжести. Легкие — это те, кто идет на выписку. Ждем результаты, их немного — это шесть человек из той полусотни.

— А как долго в среднем лежат в больнице с коронавирусом?

— Легкие к нам не поступают. В среднем больные лежат около трех недель.

— Это все люди с пневмониями?

— Да.

— У нас на Закарпатье с конца прошлой недели идет скачок заболеваемости коронавирусом — плюс 30-40 человек ежедневно. Это результат праздников, как думаете? Мы уже на пике или еще нет?

— Думаю, что число заболевших еще будет расти недели две. Мы не достигли пика. У нас есть район, где еще не зафиксирован коронавирус вообще!

— Да, Межгорщина! В народе уже анекдоты об этом складывают, обосновывая этот факт. Интересно, почему так? Не тестированы? Чистый воздух? Горный иммунитет?

— Не знаю, но видите, не болеют там — это факт. На Закарпатье худшая ситуация на сегодня в Ужгороде, Ужгородском районе и Мукачево.

«Медикам хотелось бы ясности в расчетах»

— Где берут силы медики, ваши работники, чтобы ежедневно выходить на работу?

— Они устали, и не немножко. Но медики настроены на то, что будут работать столько, сколько нужно.

— Тройной тариф, о котором сейчас столько говорят, мотивирует?

— О, хорошо, что вы об этом спросили! Потому что сейчас ходят слухи, что врачи, которые лечат больных коронавирусом, деньги гребут чуть ли не лопатой. Так я хочу объяснить людям — что это за 300%. Их платят только за те часы, когда врач был непосредственно возле больного. Если кто-то думает, что за 24 часа дежурства — то нет, по несколько часов в сутки, когда врач непосредственно был возле больных. У меня за март люди получили по 200, 400 гривен этой надбавки. Больше всего по больнице эта надбавка составила 700 гривен.

— Впечатляет…

— А вообще, врач в инфекционной больнице имеет от 3826 гривен до 4772 гривен. С надбавками и доплатами средняя зарплата получается 5,2 тысяч гривен, самая высокая — 7,8 тысяч гривен. Не знаю, кто бы рвался на работу за такие деньги. Но слухи о тройных зарплатах ходят в народе. А среди медиков тем временем нарастает обида. Врач сейчас должен был бы получать эти надбавки за все 24 часа дежурства, потому что у него есть угроза заразиться в течение всего времени на дежурстве. А так видим, что немного расходятся обещания с фактами. Хотелось бы медикам, чтобы была ясность.

— Вы уже мотивирующее видео записали, кстати? Это сейчас тренд среди медиков. Ваши соседи из областной клинической больницы уже со швабрами потанцевали.

— Нет, мы еще не записали. Коллеги молодцы, но кому-то нужно и работать, а не пиариться. Ну, а свой фильм о работе больницы и борьбе с коронавирусом — обязательно сделаем. Но покажем нашу работу, танцев там не будет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.