Все хотят как можно скорее вернуться на работу и учебу. В пятницу администрация Трампа объявила, что хочет снимать ограничения поэтапно и позволить каждому губернатору самостоятельно принимать решение о том, когда и как будет возобновлена трудовая деятельность. Но даже в этом случае в обществе останутся бессимптомные носители вируса, которые будут заражать COVID-2019 других людей.

Мы должны признать тот факт, что возвращение к нашей старой реальности будет медленным и разочаровывающим процессом, который займет много времени и потребует огромного терпения. Мы не будем полностью свободны, пока не получим вакцину. Итак, как мы будем существовать в этом опасном мире?

Команда эпидемиологов инфекционных заболеваний во главе с доктором Герардо Чоуэллом из Государственного университета штата Джорджия подсчитала, что мы должны сократить наши социальные контакты на 65 % по сравнению с тем, какими они были до начала распространения вируса. Тем самым мы достигнем точки, в которой коэффициент R (размножение), будет менее единицы, то есть каждая существующая инфекция вызывает менее одной новой инфекции. Только тогда число инфекций начнет уменьшаться, и мы сможем взять эпидемию под контроль.

Достижение такого уровня социальной защиты потребует внесения изменений в нашу жизнь. Должен измениться наш социальный договор — то есть негласное соглашение между членами нашего общества правилах поведения. Потребуется внесение в этот договор нового положения, которое будет означать сокращение контактов с другими лицами и ношение средств защиты. Точно так же, как мы подчиняемся основным законы для того, чтобы защитить всех нас, каждый должен взять на себя ответственность не только за собственный круг друзей, семью и коллег, но и за общество в целом. Наше коллективное поведение будет главным определяющим фактором того, сможем ли мы контролировать распространение вируса. Здоровье ближнего теперь в наших руках.

Вот что мы должны сделать. Мы должны сократить наши обычные контакты на две трети, если это позволяет наша работа. Такое сокращение поможет сохранить результаты, которых мы добились в период самоизоляции. Некоторые из нас могут еще больше сократить свои контакты, если продолжат работать дома. Тем, кто подвергается более высокому риску заражения, следует еще больше сократить свои контакты, чтобы оставаться в безопасности. Когда мы выходим на улицу, мы должны надевать маску, дистанцироваться, и, если мы прикасаемся к поверхностям в общественном транспорте и магазинах, необходимо делать это в перчатках или часто мыть руки. Людям, чья работа требует, чтобы они общались с другими людьми, например, кассирам и сотрудникам администрации транспортной безопасности, понадобятся пластиковые барьеры, маски и перчатки. Любой работник с повышенной температурой или респираторными симптомами должен воздерживаться от работы.

Мы не можем перегружать автобусы, поезда, метро и самолеты людьми, как мы делали это раньше, нагрузка должна быть уменьшена, чтобы не создавать длинные очереди людей, ожидающих посадки. Авиакомпаниям и другому общественному транспорту потребуются субсидии для эксплуатации большего числа автобусов, поездов и самолетов с меньшим числом людей на борту. Должны быть установлены строгие правила дезинфекции транспортных средств. Проводникам и стюардессам понадобятся маски.

Открытие нашего мира должно происходить постепенно. Предприятиям необходимо заново продумать расположение рабочих мест, чтобы минимизировать контакты между людьми. Дистанционная работа должна продолжаться для тех, кто может выполнять свою работу дома. Это позволит тем, кто не может работать из дома, работать в менее людной среде. В офисах должно быть сокращено число работников. Собрания должны проводиться дистанционно или только для небольшого числа людей. Места общего пользования, где собираются люди, должны быть закрыты. Несущественные деловые поездки должны быть ограничены. Если нам удастся сдержать рост числа новых заболевших, мы сможем рассмотреть вопрос о дальнейшем смягчении самоизоляции. Рестораны могут возобновить свою деятельность, если они смогут обеспечить меры по социальному дистанцированию для работников и клиентов. Если число заболевших продолжит сокращаться, то театральные постановки, спортивные мероприятия и концерты могут возобновиться — при условии, что посетители будут носить защитные маски.

Мы все надеемся, что сможем вновь открыть школы и колледжи осенью этого года. Но только в том случае, если число новых случаев инфицирования будет крайне низким, а его возможный рост будет легко контролироваться. Однако по-прежнему будут применяться правила социального дистанцирования. Учащиеся должны оставаться в одной и той же небольшой группе, ограничить взаимодействие за пределами этой группы, носить маски в тесных помещениях. Это очень важно.

Прежде чем снимать ограничения, нам необходимо разработать качественную систему тестирования. Нам нужны миллионы тестов в день, а не сотни тысяч тестов, проводимых сейчас. Это достижимо, но нам необходимо управление крупными лабораториями в стране и применение Закона об оборонной защите для обеспечения готовности мазков, реактивов, испытательного оборудования и других материалов.

Многие пожилые и уязвимые люди задаются вопросом, когда они смогут снова покидать свои дома. Программа массового тестирования будет иметь большое значение для обеспечения их безопасности путем выявления и изоляции лиц, которые передают вирус. Даже тогда им нужно носить маски и сокращать. Нам также необходима инфраструктура общественного здравоохранения, которая была бы готова к отслеживанию, изоляции и предотвращению распространения вируса инфицированными людьми. Это будет огромная работа. Обучение и подготовка людей к тому, как нужно действовать в подобных ситуациях, должно начаться уже сейчас.

Аналогичным образом, мы должны совместно с частным сектором предпринять усилия по производству достаточного количества защитных средств и качественных масок для всех медицинских работников и других лиц. Американские фабрики должны работать 24/7, чтобы сделать это.

Ничего из этого не может быть сделано до тех пор, пока мы не увидим снижение количества заболевших. Снижение, которое даст нам уверенность в том, что инфекция у нас под контролем и у нас есть свободные больницы, отделения интенсивной терапии и аппараты ИВЛ, чтобы справиться с дальнейшими вспышками. Вирус исчезнет, когда у нас будет безопасная и эффективная вакцина. А до тех пор наше поведение будет определять нашу судьбу.

Дэвид Кесслер (David Kessler) — профессор эпидемиологии, биостатистики и педиатрии Калифорнийского университета. Он работал в Администрации США по управлению оборотом продуктов и лекарственных средств в 1990-1997 гг.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.