Москва — Азат Асадуллин, работающий главным врачом в клинике в центральной России, спешно готовится к наплыву пациентов. У него готовы дополнительные койки, а также запас лекарств и дезинфицирующих средств.

Доктор Асадуллин готовится к борьбе с алкоголизмом.

По всему миру пандемия коронавируса усиливает страх перед злоупотреблением алкоголем, так как люди, запертые в четырех стенах и опасающиеся инфекции, начинают пить. В России, где общенациональный режим частичной самоизоляции действует две недели, этот страх становится реальностью, потому что рост продаж алкогольной продукции провоцирует усиление бытового насилия.

«Пациенты угрюмы, раздражительны и агрессивны, — говорит Асадуллин о тех, кого он лечит во время пандемии. — На Новый год они более послушны и довольны».

Ослабить страсть нации к вино-водочным изделиям стало одной из главных целей государственной системы здравоохранения при президенте Владимире Путине. Последние данные официальной статистики показывают, что россияне сегодня потребляют примерно на треть меньше алкоголя, чем в 2003 году.

Но многодневное пьянство остается привычкой для некоторых людей, особенно во время праздников. В конце марта, когда Путин объявил оплачиваемую неделю отпуска, чтобы пресечь распространение коронавируса, эта привычка вновь дала о себе знать.

За последнюю неделю марта объем продаж водки в России подскочил на 65% по сравнению с февральскими показателями, о чем свидетельствуют данные рыночных исследований фирмы ГФК. А борцы с бытовым насилием фиксируют резкое увеличение числа семейных конфликтов, и особенно случаев рукоприкладства со стороны пьяных мужчин.

В сибирском регионе Якутия, который по площади в четыре раза больше Техаса, власти отмечают резкий рост числа преступлений, совершаемых пьяными. Один такой пьяница зарезал семью из четырех человек.

«Некоторые люди восприняли эту нерабочую неделю как продолжительный праздник, — рассказал в интервью по телефону губернатор Якутии Айсен Николаев. — К сожалению, это привело к плохим последствиям».

Чтобы не допустить кризисной ситуации, Николаев на неделю запретил продавать спиртное в региональной столице Якутске, население которого составляет 300 000 человек, а также в некоторых других районах. Более десяти из 85 российских регионов, в основном сельские, которые не справляются с пьянством, также ограничили продажи спиртного.

«Мне жаль, если кому-то это не понравится, — написал в начале месяца в социальных сетях губернатор Республики Башкортостан Радий Хабиров, объявляя о том, что продажа алкоголя будет запрещена с шести вечера до десяти утра. — История нас рассудит».

Антиалкогольные активисты говорят, что вся страна должна ограничить продажу спиртных напитков на время самоизоляции, чтобы побороть пандемию. Но пока меры принимаются лишь фрагментарно, в связи с чем активисты и врачи заявляют, что в ухудшении ситуации виноваты власти, которые плохо организовали информирование.

«К сожалению, правительство не взяло на себя инициативу в решении этого вопроса, — сказал руководитель общественной организации „Трезвая Россия" Султан Хамзаев. — Оно практически не ведет разъяснительную работу».

Отчасти проблема заключается в бытующем на постсоветском пространстве убеждении, что лечить и вести профилактику болезней можно водкой.

«Я в последнее время в шутку говорю, что водкой надо не только руки мыть, но, наверное, и вовнутрь принимать в день 40-50 граммов в пересчете на чистый спирт — травить этот вирус. Но не на работе», — сказал в прошлом месяце президент соседней Белоруссии Александр Лукашенко.

По словам Хамзаева, его организация две недели добивалась от российского Министерства здравоохранения публичного заявления о том, что употребление алкоголя наносит вред борьбе с вирусом.

И лишь в понедельник 6 апреля министр здравоохранения Михаил Мурашко сказал в интервью на государственном телевидении, что «попытки лечить все это алкоголем» ведут лишь к тому, что зараженного коронавирусом кладут в больницу в таком состоянии, когда его «уже нельзя спасти».

В России коронавирус распространяется медленнее, чем во многих западных странах, однако за последние пять дней число заболевших там удвоилось. Во вторник российские власти сообщили о самом большом количестве заболевших за день — 2 774 человека. В итоге общее число подтвержденных случаев составляет 21 102, а количество умерших — 170.

Власти Москвы, которая сильнее других российских городов пострадала от коронавируса, предупреждают, что система здравоохранения работает с большой перегрузкой и может не справиться. Возле больниц выстроились вереницы машин скорой помощи, чтобы забирать инфицированных коронавирусом.

Москва и многие другие регионы разрешают жителям покидать свои дома только в случае крайней необходимости, или чтобы выгулять собаку на расстоянии 100 метров от дома. Путин объявил, что всем россиянам, не занятым на жизненно важной работе, надо разрешить сидеть дома с сохранением зарплаты весь апрель.

Но многие люди, которые работают не на государство и не на богатых государственных предприятиях, сталкиваются с серьезными экономическими трудностями.

По словам врачей и представителей власти, из-за этого возникает чувство тревоги и тоски, грозящее свести на нет продолжительную борьбу России против алкоголизма.

«Крышку пока не сорвало, но котел уже закипает, — говорит о пьянстве в условиях пандемии главный врач частного наркологического центра Алексей Казанцев. — В Москве пик еще не пройден».

Врач Асадуллин, работающий в государственной наркологической клинике в Башкортостане, говорит, что он ожидает наплыва пациентов, который будет ничуть не меньше, чем в начале января, когда в России наступают продолжительные новогодние праздники.

Но если на Новый год в запой уходят из-за праздников, то на сей раз причиной является тревога, объясняет он. Очень удобным оправданием служат дезинфицирующие свойства алкоголя.

Один из привезенных в среду пациентов так и сказал ему: «Я решил обеззаразить себя спиртным».

Рост потребления алкоголя грозит резким усилением бытового насилия в стране, а власти, по словам активистов, эту негативную тенденцию давно уже игнорируют. Они отмечают, что сам по себе алкоголь не является причиной насилия, однако он может его спровоцировать или усилить, либо же стать оправданием.

Мари Давтян, работающая адвокатом и защищающая пострадавших от домашнего насилия, рассказывает, что за последние две недели в ее организацию обратились три женщины, у которых удивительно похожие истории: муж в результате пандемии потерял работу, запил и начал распускать руки.

Марина Писклакова, работающая директором центра по предотвращению насилия «Анна», рассказала, что в марте ее организация получила 2 537 звонков по горячей линии, что на 25% больше по сравнению с предыдущим месяцем. В последнюю неделю марта количество звонков было наибольшим.

По ее словам, на юге России произошел один трагический случай. Мужчина, который не работал в связи с мерами самоизоляции, напился и избил свою беременную жену, которую пришлось класть в реанимацию. Писклакова считает, что ситуация еще больше ухудшится, когда станут ясны экономические последствия пандемии.

«У нас после эпидемии будет волна алкоголизма, а также волна насилия, потому что пострадает экономика, а многие люди лишатся работы, — заявила она. — Это только начало».

Свой материал для статьи предоставили Олег Манцев (Oleg Matsnev) и София Кишковски (Sophia Kishkovsky).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.