Мы все хотим оставить этот кризис позади как можно быстрее. Но как бы мы ни старались поскорее возобновить общественную и экономическую жизнь, первостепенное внимание надо уделять общественному здравоохранению. Цена высока, но это лучший из вариантов. Сотрудничество правительства и бизнеса на основе новейших научных данных — наш лучший шанс предотвратить глобальную депрессию, ограничившись, как мы надеемся, кратковременным спадом.

Даже при том, что правительства и компании, которым удалось согнуть кривую заболеваемости, осторожно начинают восстанавливать общественную и экономическую жизнь, пусть лишь частично и под строгим присмотром врачей-эпидемиологов, компаниям придется на время отложить конкуренцию и сообща и как можно скорее разработать эффективную вакцину и наладить ее производство. Это единственный выход из кризиса.

Для начала перечислим все известное об эпидемии с медицинской точки зрения. Хотя всей полноты картины мы еще не знаем, уже ясно, что Covid-19 будет представлять собой исключительную угрозу мировому здравоохранению по меньшей мере год, а возможно, и намного дольше. Во-первых, новый коронавирус чрезвычайно заразен. Во-вторых, заболевание Covid-19 протекает в чрезвычайно тяжелой форме. И, в-третьих, и это особенно важно, у нас нет ни «фонового» иммунитета, ни вакцины.

Рассмотрим сперва его заразность. Всякий заболевший заражает в среднем от двух до трех человек, причем врожденного иммунитета нет ни у кого. Всего за несколько недель этот вирус заразил миллионы (официальное число заболевших составляет менее 2 миллионов, но неофициальные оценки по меньшей мере в пять раз выше). В следующие несколько месяцев угроза Covid-19 нависнет над большей частью населения Земли.

Это означает, что нам грозит полномасштабная пандемия, и выхода из нее у нас нет. За последнее столетие этот вирус сравним лишь с эпидемией испанского гриппа 1918 года, которая за два года унесла около 50 миллионов жизней и повлекла за собой экономическую депрессию 1920-1921 годов. «Испанка» тоже была крайне заразна, и врожденного иммунитета к ней не было. Если эта катастрофа повторится, нам грозят миллионы смертей и затяжная депрессия.

Во-вторых, нам известно, что смертность от подтвержденных случаев Covid-19 составляет порядка 5%. Общая смертность (включая еще не распознанные случаи) пока не известна, но, скорее всего, составляет не менее 1%. Это очень серьезные цифры: они как минимум в 10-50 выше для сезонного гриппа, и сопоставимы с пресловутой испанкой. Все эпидемиологические параметры (инфекциозность, вирулентность и отсутствие иммунитета) испанки и Covid-19 сходятся.

В итоге больницы по всему миру наводнены пациентами. Каждый день умирают тысячи людей — от Нью-Йорка до Токио и от Барселоны до Тегерана. Это исключительный кризис здравоохранения: все врачи с «передовой» по всему миру свидетельствуют, что никогда раньше с таким не сталкивались.

И в-третьих, и это главная проблема: нет ни вакцины, ни даже хоть сколько-нибудь эффективного лечения. Вакцина от гриппа против Covid-19 бесполезна, как и большинство других проверенных препаратов. Сообщения о частичной эффективности хлорохина или анти-ВИЧ препаратов пока не подтверждены. Это значит, что инфекция будет распространяться и сеять смерть минимум до конца 2020 года.

Если это вас не впечатлило, задумайтесь: доселе воздействие вируса ощущалось главным образом в развитом мире, на «глобальном Севере». Однако окончательное число погибших и во многом социально-экономические последствия эпидемии определит распространение и смертность в странах с низким и средним уровнем дохода, на «глобальном Юге» с населением в несколько миллиардов людей, а он еще в самом начале пандемии.

Обнадеживает то, что население юга намного моложе и меньше подвержено сердечно-сосудистым и другим сопутствующим заболеваниям (которые увеличивают риск тяжелой формы заболевания на севере). Но жители юга сильнее обременены «фоновыми» инфекциями и имеют ограниченный доступ к качественной еде и медицинским услугам. Чем может закончиться вспышка на «глобальном Юге», отчасти можно себе представить по происходящему в бедных районах Нью-Йорка, и картина вырисовывается крайне мрачная.

Принимая все это во внимание, к каким социальным, экономическим и медицинским сценариям нам стоит готовиться и каков выход?

Без вакцины эта пандемия не закончится прежде, чем когда бóльшая часть населения переболеет и приобретет иммунитет. В этом суть небезызвестной концепции коллективного иммунитета (он же «стадный иммунитет»).

Есть мнение (которого некоторое время назад придерживалась Великобритания), что стремиться надо как раз к стадному иммунитету — причем чем скорее, тем лучше. Однако недостатки этой стратегии мы наблюдаем сегодня в Нью-Йорке: пока коллективный иммунитет не установится, будет идти «естественное распространение» по экспоненте. Одновременно заболевает так много людей, что система здравоохранения зашкаливает, и многие тысячи (или даже сотни тысяч) пациентов буквально задыхаются, нагнетая социальную и политическую напряженность.

В таком случае, будет лучше так или иначе сохранить нынешние меры сдерживания: уничтожить вирус и положить конец эпидемии у нас все равно не выйдет, потому без вакцины это невозможно. Но чтобы эпидемия замедлилась достаточно и наши системы здравоохранения справились с ситуацией, пациентам с серьезными проблемами с дыханием надо помочь кислородом и искусственной вентиляцией легких, чтобы их иммунная система получила шанс побороть инфекцию. Мы можем выработать стадный иммунитет, но лишь постепенно.

Забегая вперед, надо ответить на важные вопросы: как долго следует сохранять меры изоляции, в какой момент их отменять и как постепенно?

Рано или поздно нам придется перезагрузить экономику, чтобы предотвратить эпидемию психического нездоровья и социальных проблем, но избежать при этом новой вспышки. Китай, Корея, Германия и Австрия уже с опаской открываются или частично перезапускают общественную и экономическую жизнь. Но действовать надо крайне осторожно, прислушиваясь к мнению эпидемиологов. В противном случае это чревато финансовыми и психическими проблемами, сопоставимыми с кризисом общественного здравоохранения.

Есть две взаимодополняющие стратегии, как предотвратить дальнейший рост эпидемии, благодаря которым властям смогут определить момент для постепенного возобновления общественной жизни.

Первый — серологическое тестирование, то есть выявление среди населения антител к Covid-19. Это поможет узнать, сколько людей контактировали с вирусом и потенциально приобрели иммунитет.

Второй — разработать надежные определители антигенов, чтобы быстро выявить всех перенесших вирус (бессимптомно или с минимальными симптомами) и начать отслеживать их контакты через приложения. Это позволит быстро выявить группу риска, кого стоит поместить в карантин, чтобы предотвратить дальнейшее распространение.

Оптимальный шанс для правительств и компаний оживить экономику дает некая комбинация этих стратегий. С чего начать в первую очередь — с открытия школ, рабочих мест, магазинов или ресторанов — каждая страна будет решать сама. Но как только станет понятен передовой опыт, страны должны быть готовы учиться друг у друга и координировать свои действия. Побороть этот кризис мы сможем только вместе. Если мы друг другу не поможем, нам грозит серьезный рецидив, из-за которого кризис обернется депрессией.

В конечном счете, должно стать ясно: единственная долгосрочная стратегия, как одолеть этот вирус — это препарат и/или вакцина. Этот сценарий предполагает по меньшей мере несколько десятков перспективных препаратов, которые хорошо сработают как in vitro (в пробирке), так и in vivo (на подопытных животных). Чтобы вывести препарат на рынок — а тем паче несколько, обычно требуется несколько лет. Учитывая все это, рассчитывать, что экономика и общество восстановятся в течение года, не стоит.

Конечно, нам может повезти: против вируса сработает уже существующее, одобренное лекарство, смертность снизится, а заболевшие — выздоровеют. Массовый отсев уже ведется, о результатах мы скоро узнаем. Создаются новые схемы экспресс-тестирования перспективных вакцин, и подходящий препарат может появиться уже в течение нескольких месяцев. Но даже в этом случае потребуется время, чтобы произвести и доставить его в мировом масштабе. Чтобы это произошло как можно скорее, посильную поддержку должны оказывать все заинтересованные стороны по всему миру — как финансово, так и бюрократически. Сейчас — время сотрудничества, а не соперничества.

Без повсеместно доступной вакцины — а она, вероятно, займет не пару месяцев, а больше года, если не дольше — мы должны внести в нашу экономическую систему фундаментальные коррективы. Чтобы предотвратить экономический коллапс, правительства должны взять на себя беспрецедентную роль, обеспечив непрерывность бизнеса и сохранность рабочих мест. Государственный долг ляжет на самые сильные плечи — компании и частных лиц, которые способны взвалить на себя это бремя. Ключевой принцип, соблюдать который придется всем, такой: мы все в одной лодке надолго — и сойдем на берег тоже все вместе.

Мы преодолевали серьезнейшие кризисы и раньше. Но если мы хотим выйти из него невредимыми в долгосрочной перспективе, мы должны запланировать сотрудничество беспрецедентного охвата уже сейчас. Мы преодолеем этот кризис, но только если возьмемся за дело все вместе и с головой уйдем в работу.

Клаус Шваб — основатель и исполнительный председатель Всемирного экономического форума

Гвидо Ванхам — профессор вирусологии Антверпенского университета

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.