С 7 апреля по 6 мая нынешнего года распоряжением правительства Японии в Токио и еще шести крупнейших префектурах страны введен режим чрезвычайного положения в связи с пандемией коронавируса. Он подразумевает строгую самоизоляцию населения, запрет на все массовые мероприятия, ограничения в работе предприятий торговли, питания, бытового обслуживания и транспорта и другие меры.

Наши корреспонденты обратились к жителям трех самых больших административных единиц, в которых введен режим ЧС — Токио, Осака и Кобэ — с просьбой поделиться своими соображениями по новой ситуации. В голосах с мест при оценке возможной эффективности режима ЧС присутствовали разные мнения. Здесь были и ожидания, и беспокойство, и испуг.

Токио. Синдзюку — крупнейшая железнодорожная станция Japan Railways. Южный выход

В высказываниях всех опрошенных нами пассажиров прежде всего звучит мысль о том, что сразу после ввода режима ЧС количество спешащих на работу и с работы людей резко сократилось.

Мужчина около 50 лет: «С фирмы я получил указания о переходе с завтрашнего дня на удаленный режим работы. Центральная линия ж/д уже сегодня опустела почти наполовину. Думаю, что завтра на ней вообще останется очень мало народа. Я полагаю, что со временем ввода режима ЧС власти немного запоздали, но сами меры чрезвычайного положения считаю очень нужными».

Молодой человек 20 лет: «Меня удивило, что власти так долго тянули с введением ЧС. С завтрашнего дня моя компания переводит меня на удаленную работу. Что касается режима самоизоляции, то он введен во многих странах, и я поддерживаю его задействование и в Японии».

20-летняя девушка: «Я думаю, что применение для части работающих системы разновременного посещения рабочих мест проблему не решит. Все равно будут такие временные промежутки, когда людей в транспорте будет слишком много для того, чтобы в полной мере соблюдать нормы социального дистанцирования. Если бы правительство оказало людям ощутимую материальную помощь, то им вообще не приходилось бы надолго покидать свой дом. Если уж власти издали распоряжение о вводе режима ЧС, то этот вопрос о помощи они должны проработать как следует».

Осака. Вокзал Умэда.

Люди спешат на работу и с работы.

Мужчина 50 лет, сотрудник компании: «Мне кажется, что правительство несколько запоздало с принятием этих мер. Если число рабочих дней с шести в неделю уменьшится до трех, то серьезно пострадает и зарплата. Правительству необходимо разработать четкие и понятные меры поддержки населения. Нужно ясно определить, кто может являться их объектом».

30-летний мужчина, бухгалтер компании: «У принятого режима ЧС нет исполнительской базы. Неясно, какой эффект даст режим самоизоляции. В моей компании удаленная работа из дома началась еще в марте. Если по делам мне необходимо побывать в компании, то я делаю это по распоряжению руководства. Общение по Скайпу значительно сложнее, чем прямой контакт с коллегами».

Сотрудница офиса компании 30 лет: «Я не могу уносить свой рабочий компьютер домой, и поэтому не могу работать удаленно. Конечно, жаль. Но ничего не поделаешь».

Девушка 20 лет, сотрудница небольшой производственной фирмы: «Я на фирме новенькая. Прохожу производственное обучение. Чтобы люди не теснились, наше помещение разделили на боксы, в которых мы учимся и демонстрируем свою продукцию в режиме онлайн. Правительство должно разработать меры финансовой поддержки среднего и мелкого бизнеса».

Осака. «Американская деревня».

Мы поговорили о режиме чрезвычайной ситуации с молодыми жителями новостройки на юге Осака, так называемой, «Американской деревни».

Юноша, ученик 3 класса старшей средней школы: «Людей на улицах стало значительно меньше. В школе у нас месячные каникулы до мая. Не знаю, чем я буду заниматься это время. Однако, в соответствии с режимом ЧС постараюсь из дома лишний раз не выходить».

Девушка около 20 лет, продавщица в сэконд-хэнде: «Выручка в нашем магазине упала до одной десятой прежнего уровня. Конечно, пандемия коронавируса — вещь опасная, но если закроются маленькие торговые точки, то их персоналу не на что будет жить. Может быть, введение перерыва в их работе и необходимо, но совершенно непонятно, как нам жить дальше».

А вот в другом таком же магазине, в условиях резкого снижения числа покупателей, придумали новшество: если 7 апреля в срочном порядке купить здесь талон на 10 000 иен (95 долларов по текущему курсу), то через месяц, после снятия режима ЧС, можно будет по нему отовариться в магазине уже на 20 000 иен.

Мужчина — владелец магазина — делится своими мыслями: «С помощью этих талонов мы хотим дать покупателям ощущение надежды. Помимо прочего, сейчас активизируем торговлю по интернету».

Кобэ. Оживленная железнодорожная станция Санномия.

Центральный район города Кобэ. Станция Japan Railways Санномия. Людей, пользующихся станцией для поездок на работу и по другим целям, значительно убавилось.

Мужчина 30 лет, сотрудник компании из расположенного поблизости города Какогава: «Я живу вместе с престарелыми родителями. Надоело каждое утро ездить на работу в битком набитой электричке. Кроме того, постоянно беспокоюсь за родителей. Поэтому к переводу на домашний режим работы отношусь положительно. Хотел бы, чтобы режим „удаленки" в связи с ЧС был введен и в нашей компании».

70-летняя пожилая жительница города Кобэ: «Было известно, что в нашей перенаселенной префектуре Хёго (прим. — Кобэ является столицей префектуры) росло число заболевших коронавирусом. Поэтому я думаю, что со вводом режима чрезвычайной ситуации власти даже несколько запоздали. Очень беспокоюсь из-за возможности потери работы, поскольку работаю в большом универмаге, который может из-за ЧС закрыться».

Мужчина 60 лет — сотрудник компании, проживающий в Кобэ: «Я по своей работе не могу перейти на удаленный режим. Но престарелым членам своей семьи буду всячески помогать соблюдать самоизоляцию».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.