В условиях кризиса из-за коронавируса король Карл XVI Густав, которому скоро исполнится 74 года, работает удаленно из замка Стенхаммар в Сёрмланде.

Он совсем не понимает ровесников, которые возмущаются рекомендациями властей.

«Проведите время дома с пользой. Разных занятий хоть отбавляй», — сказал король в большом интервью Dagens Nyheter.

Сегодня в зале заседаний Королевского замка необычный день.

Обычно здесь встречается руководство придворного ведомства Швеции, а королевская чета и кронпринцесса с супругом проводят встречи по приоритетным общественным вопросам с представителями властей и экспертами.

Сейчас места короля Карла XVI Густава и королевы Сильвии пустуют. Зато мы видим главу государства на большом экране.

«Добро пожаловать», — говорит он.

Королевская чета вот уже неделю живет в замке Стенхаммар в пригороде Флена, в Сёрмланде. Король и королева здоровы, но относятся к группе риска в условиях пандемии коронавируса: королю 30 апреля исполнится 74 года, а королева отпраздновала 76-летие перед Рождеством. Поэтому они следуют рекомендациям властей и работают из дома. С внуками они общаются онлайн.

Поэтому Dagens Nyheter взяла у короля интервью по видеосвязи. Связь не слишком хорошая, и звук временами прерывается. Но это уже кое-что.

«В последние дни мы часто пользовались этим способом и успешно провели таким образом ряд встреч», — рассказывает король.

За 47 лет на должности главы Швеции он ни разу не сталкивался ни с чем подобным нынешней пандемии нового коронавируса.

«Это глобальная трагедия, невиданная драма. Подвижная мишень. Ситуация постоянно меняется. Мы не знаем, чем это кончится», — говорит он.

Dagens Nyheter: Мы все сейчас пытаемся найти подобные примеры в истории, что-то, с чем можно сравнить нынешнюю ситуацию. Я вижу, Вы качаете головой?

Карл XVI Густав: Все время говорят об испанке и так далее. Но сейчас все происходит гораздо быстрее, и события развиваются по-другому. Мы так много путешествуем. Сейчас другие скорости. Никто и подумать не мог, что такое случится со Швецией. Мы были дома, чувствовали себя в безопасности, уверенные в завтрашнем дне и окружении. И вдруг откуда ни возьмись на нас, наших друзей и знакомых обрушилась эта напасть.

Всю информацию и предостережения о том, что в Китае начал распространяться новый вирус, король и его двор получили накануне нового года. Из эпицентра эпидемии начали присылать фотографии.

«После этого мы увидели довольно страшные видеоролики и фильмы в программе SVT „Документы извне" (Dokument utifrån) i SVT. Мы уже тогда, довольно рано, поняли, что для нас это что-то новое».

12 февраля королевская чета и кронпринцесса Виктория встретились с представителями департамента гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций, министерства социальной защиты населения, государственного управления социальной защиты населения и министерства общественного здравоохранения.

«Мне очень подробно рассказали о ситуации в Швеции и о том, что может произойти. Тогда они еще точно не знали, как будет развиваться ситуация».

В начале марта двор принял срочное решение перенести торжественный ужин во дворце. Когда 18 марта король встречался с членами правительства на внеочередном совещании совета министров, мероприятие проходило непривычно.

Во встрече участвовало меньше министров, чем обычно, потому что двору и правительству надо было следовать рекомендациям властей о социальном дистанцировании. Кронпринцесса не присутствовала, поскольку в таких кризисных ситуациях глава государства и наследник престола должны находиться порознь.

Совещание совета министров показывали по телевидению, чтобы король мог обратиться ко всем, кто тревожится за свое здоровье, близких и доходы.

«Мы сейчас в ситуации, когда необходимо брать на себя ответственность за себя самого и за других», — сказал король. Он еще вернется к этому в интервью Dagens Nyheter.

«Конечно, я надеюсь, что мы сможем донести до всех разумные мысли, к которым все прислушаются. И слушать в первую очередь надо не меня, а экспертов и власти. Сегодня на нас обрушиваются огромные потоки информации, учитывая все эти социальные сети. Но лишь у экспертов и властей есть вся информация и все инструменты для ее наилучшей оценки», — сказал король.

— Среди всех этих историй в СМИ и социальных сетях есть ли что-то такое, что особенно поразило Вас?

— Мы должны думать обо всех организациях, ученых и специалистах, которые работают чуть ли не по 24 часа в сутки. Мы видим, как и в Швеции, и по всему миру медицинский персонал рискует жизнью. Должно быть, ужасно работать в таких условиях. Работа круглые сутки очень изнуряет физически, а тут к тому же ты еще и в опасности.

По словам короля, трудно сказать, как долго еще здравоохранение будет находиться в состоянии стресса.

«Если смотреть на Китай, появляется некоторая надежда на снижение количества жертв. Но мы ведь не знаем точно, когда все началось. Возможно, отсчет надо вести с октября. Остается только надеяться».

— Какой опыт, по Вашему мнению, можно извлечь, например, из катастроф с цунами, чтобы обрести некоторое утешение?

— Само собой, мы все хотим помочь пострадавшим людям. Для большинства, наверное, дело сейчас в экономической стабильности. Но кто-то теряет членов семьи, а это самое трагичное, что может с нами произойти. Мы вместе, мы должны поддерживать друг друга.

— Швеция пошла своим путем в том, что касается борьбы с распространением заразы. О чем это говорит?

— Посмотрим, что из этого выйдет. Но мы надеемся, что власти и специалисты с их знаниями и опытом помогут нам найти наилучшие решения.

— На совещании совета министров в середине марта Вы сказали, что «сложные ситуации дают нам, людям, возможность проявить в себе все самое лучшее». Что хорошего уже проявилось?

— Очень талантливые ученые и специалисты собираются и пытаются работать как единая сила, используя все знания, которые, несмотря ни на что, есть у нас, в Швеции. Наша страна превосходно организована.

— Каково это — в дни кризиса быть главой государства, человеком, к которому прислушиваются?

— Мне трудно ответить на этот вопрос. Но я пытаюсь наилучшим образом доносить до народа всю информацию, полученную мной от экспертов.

Возможно, сейчас у короля есть выдающая возможность стать хорошим примером для громогласных представителей поколения сороковых, которых сейчас в условии пандемии коронавируса отнесли к группе риска.

Эти люди зачастую чувствуют, что они еще в самом расцвете сил: здоровые, бодрые, с множеством целей в жизни. Это касается и самого главы Швеции, который четко и ясно говорит Dagens Nyheter: «Конечно, у меня все в полном порядке».

— Но рано или поздно мы все стареем. К сожалению, с годами мы хуже сопротивляемся простудам и разным вирусам. Об этом не думаешь, не замечаешь. Но, если подумать, здорово, что наши дети такие сильные. У них сопротивляемость гораздо выше.

— В ходе общественных дебатов мы поняли, что кое-кому очень не понравились рекомендации о социальном дистанцировании и самоизоляции. Что Вы об этом думаете?

— Я этого совершенно не понимаю. Возможно, немного странно слышать это именно от меня, но ведь можно воспользоваться случаем и переделать кучу вещей, на которые не хватало времени раньше. Посидеть и почитать книжку. Хорошенько прибраться. Перекрасить дом. Просто-напросто проведите эти дни дома с пользой. Разных занятий хоть отбавляй.

— А что Вы успели сделать за это время?

— У меня появилась возможность почитать книги, а еще мы только что занялись реставрацией старой литой кушетки. Ее надо покрасить.

Но у главы государства и работы по-прежнему много. Он проводит встречи и консультации, но только дистанционно. А вот все общественные мероприятия, такие как открытые встречи, студенческие визиты и официальные обеды, пришлось отложить.

«Ясно, что моя деятельность обычно направлена вовне. И в этом смысле сейчас возникли пустоты», — признается король.

— Не иметь возможности быть на своем месте в ситуации такого кризиса, как сейчас, — каково это?

— Тяжело. Такого со мной еще не было. Вот и приходится прибегать к таким методам, как СМИ, социальные сети, чтобы доносить до людей те или иные идеи. Мы ведь все стараемся заботиться друг о друге. Приходится звонить. Использовать скайп. Поддерживать контакт с близкими.

— Каких занятий, которые пришлось пока вычеркнуть из расписания, Вам особенно не хватает?

— Да всего. Возможности двигаться и гулять в лесу, стараться поддерживать здоровье и укреплять свое тело физически. Я считаю, человеку это очень нужно. Выходите на улицу, если у вас есть возможность погулять в одиночестве.

— Важно помнить, что у многих жителей Швеции нет возможности скрыться в домике где-нибудь в деревне. Судя по всему, именно самые густонаселенные районы больше всего страдают от кризиса. Что Вы можете сказать живущим там шведам?

— Разумеется, нам об этом известно. Многие живут скученно, в маленьких квартирах, в одиночестве. Это очень трудно, жизнь может стать однообразной. Но у нас ведь есть телефоны. Используйте их почаще. Поддерживайте контакт друг с другом.

— Я вижу по своим собственным родителям, что в изоляции люди как-то по особенному сплачиваются. А как с этим обстоят дела у короля с королевой?

— (смеется) Да, пока что у нас все неплохо! У королевы ведь тоже есть свои дела, которыми она и занимается.

— А как вы общаетесь с внуками?

— Ну, внуки-то еще довольно маленькие. С ними мы не делимся по телефону какими-то тяжелыми мыслями. Зато мы связываемся по скайпу.

— И с принцессой Мадлен и ее семьей в США?

— Да.

Несколько королевских особ в Европе уже заразились коронавирусом, например, князь Монако Альберт II и британский принц Чарльз. Но члены шведской королевской семьи в последнее время не ездили в зоны риска, поэтому на карантин им уходить не обязательно — нужно лишь соблюдать обычную социальную дистанцию.

Зато, возможно, осенью получится провести еще более масштабные общественные мероприятия, чем обычно, говорит король с надеждой.

«Сейчас нам пришлось взять небольшую паузу и отправиться сюда, в Сёрмланд. Но мы вернемся».

Пожалуй, так он хочет поддержать всех, кому за 70, напомнив, что изоляция рано или поздно закончится. В этом дистанционном интервью Dagens Nyheter он раз за разом обращает взор в будущее.

Он считает, что подходить к королевскому долгу нужно дальновидно, заранее думая и о том времени, когда острая фаза кризиса уже будет позади.

«Так было всегда, мы пытались всегда в жизни прочно стоять на ногах и смотреть в будущее», — говорит он.

Очень болезненными могут быть экономические последствия пандемии.

«Нам придется пустить в ход большую часть нашей экономической подушки безопасности. Наверное, об этом все сейчас думают. И это касается не только Швеции: мы видим, какие гигантские пакеты помощи раздают сейчас все страны мира. Как ни странно, так или иначе мир выживает всегда. Но, возможно, теперь нам придется немного отложить крупные инфраструктурные проекты», — объясняет король.

Но также этот кризис может привести к тому, что мы начнем жить по-новому.

Король полагает, что сейчас не он один пробует все возможности дистанционной работы.

— У нас появляются новые технологии коммуникации и новые способы работы. Нужно переучиваться, многое переосмысливать и начинать жить по-новому. Сейчас все размышляют именно об этом. Возможно, всем, чья профессия позволяет работать дистанционно, стоит именно это и делать почаще? Было бы здорово, если бы все работали удаленно хотя бы раз в неделю. Не ездили на машине, а думали об экологии. Может быть, все это принесет нам пользу в будущем. Мы будем жить лучше.

— Как Вы думаете, кризис заставил людей задуматься о более экологичном образе жизни?

— Да, я полагаю, многие задумаются. Возможно, люди начнут обходиться без всех этих поездок по всему миру. В Швеции столько чудесных мест. Может быть, не стоит каждый раз отправляться в такую даль.

— Сейчас многие шведы застряли по всему миру. Что Вы хотели бы им сказать?

— Конечно же, очень жаль, что они попали в такую незапланированную ситуацию. В будущем, наверное, мы начнем относиться к поездкам более осторожно. С путешествиями всегда связаны риски.

Сейчас власти рекомендуют отказаться от развлекательных поездок по Швеции. Это коснулось королевской четы, как и прочих граждан. Король и королева не знают, что будут делать на Пасху.

— Мы пока думаем. Хотелось бы поехать в горы. Конечно, там большие пространства, но, с другой стороны, не следует потенциально давать дополнительную нагрузку обществу, здравоохранению и так далее.

— А семейные ужины можно перенести и на потом?

— Да. Пасхальные выходные у нас еще будут. Не такая уж это редкость.

— За что Вы возьметесь первым делом, когда кризис будет позади?

— Будет очень много дел. Нужно будет навестить всех, кто трудился во время кризиса, чтобы выразить им благодарность и уважение. Всех, кто проделывает сейчас колоссальную работу, жертвуя личным временем с семьей и друзьями, а может, и рискуя жизнью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.