Вокруг коронавируса, его внезапного появления, быстрого, но неравномерного распространения возник целый ряд вопросов, ответить на которые удастся позже, возможно, намного позже. Неясно, одинаковы ли методики выявления распространения вируса в мире и основания для постановки диагноза. Действительно ли можно сопоставлять статистику о состоянии заболевших и о причине их смерти, если по сути этих причин несколько у тех, кто страдает хроническими заболеваниями или достиг преклонного возраста.

В случае пандемии COVID-19 очень бросается в глаза, что по Европе вирус распространяется неравномерно, и даже те страны, которые соседствуют друг с другом, представляют сильно разнящиеся данные о числе зараженных, тяжело заболевших и погибших. Очень различается статистика стран Южной и Юго-Западной Европы, Великобритании, Германии, Нидерландов и Бельгии, с одной стороны, и таких государств, как Чешская Республика, Словакия, Польша, Венгрия, Белоруссия, Украина и Россия, с другой.

Причин этой разницы, которая, по крайней мере пока, свидетельствует в пользу Центральной и Восточной Европы, по-видимому, несколько, и заключаться они могут, например, в большей отгороженности этих государств от окружающего мира или (пожалуй, за исключением России) в этнической «гомогенности» населения, то есть в том, что в странах бывшего советского блока живет значительно меньше выходцев из других регионов мира.

Я не врач-эпидемиолог и откровенно признаюсь, что в нижеследующем тексте описываю свое исключительно непрофессиональное мнение, которое специалисты, быть может, мгновенно разгромят в пух и прах. И будут правы. Тем не менее, с моей дилетантской точки зрения, разницу в количестве зараженных, тяжело больных и погибших от COVID-19 (или с ним) в разных странах нужно хотя бы принять во внимание, признав как минимум странностью или особым обстоятельством.

Иммунитет для потомков, полученный в средневековье?

В 1997 году шесть специалистов американского Национального института исследования рака и генетических мутаций опубликовали результаты своих изысканий, согласно которым приблизительно четыре тысячи лет назад у тех людей, кто тогда проживал в Европе, появилась генетическая мутация CCR5. Нынешним носителям эта мутация дает иммунитет к ВИЧ, то есть к СПИДу, который появился в Африке из-за потребления в пищу мяса шимпанзе некоторыми местными жителями. Впоследствии один из ученых, Стивен Дж. О'Брайен (Stephen J. O'Brien), написал об этом подробнее в журнале American Journal of Human Genetics, уточнив, что этот тип мутации CCR5 мог появиться приблизительно 700 лет назад. То есть речь идет о периоде, когда по Европе прокатилась эпидемия бубонной чумы, продолжавшаяся на всем континенте приблизительно с 1348 по 1350 год. Затем гипотезу О'Брайена подтвердили еще 18 специалистов.

Важно то, что связывает эпидемии чумы в Средние века, вероятно, протекавшие одновременно с эпидемиями сибирской язвы, с заболеваниями нового времени. Норман Ф. Кантор, автор книги «По следам чумы», так сформулировал эту связь в одном емком предложении: «Если вы потомок белого человека, который жил во время чумной эпидемии в середине XIV века и пережил ее, то вы можете обладать иммунитетом к ВИЧ/СПИДу». Этот иммунитет может быть приблизительно у 15% нынешнего белого населения Европы.

Чума вместе с сибирской язвой — эпидемии, возникшие из-за переноса заразы от домашнего скота и прокатившиеся по большей части Европы, привели к последствиям, сопоставимым с ядерной войной, ведь от них погибли 30 — 60% населения. И тем не менее один положительный результат у этих эпидемий был, поскольку, как считают упомянутые ученые, они сделали возможной мутацию у части людей, которые пережили сразу две смертоносные эпидемии, и потомки этих европейцев приобрели иммунитет к одному типу вирусного заболевания — ВИЧ/СПИД. Это как раз те самые 15% белого населения континента.

Интересно, что больше других от этих эпидемий пострадала, прежде всего, Центральная Европа. И тут снова встает дилетантский вопрос, который журналисты могли бы задать специалистам: «Есть ли вероятность, что в некоторых регионах Европы население обладает большим иммунитетом, например из-за мутаций, к которым хотя бы теоретически привели масштабные эпидемии прошлого? Или по каким-то другим причинам, например из-за разницы прежних систем прививок от детских заболеваний, а теперь от гриппа и прочего?» Может ли разница объясняться региональными различиями в пищевых привычках, разным подходом к здоровью, разным медицинским обслуживанием и профилактикой или большей устойчивостью населения, обусловленной какой-либо другой причиной? Нет удовлетворительных ответов и на вопрос, один вирус или несколько мутаций вируса распространяются в ходе пандемии, то есть не могло ли быть сразу несколько источников первоначального заражения? Скажем, один источник мог быть и на юго-западе Европы.

Что касается исторических взаимосвязей, то, вероятно, совершенно не обязательно на иммунитет части коренного европейского населения повлияли только эпидемии бубонной и легочной чумы, от которых в средние века пострадала Византийская империя, и которые в середине XIV века почти истребили население немецких, австрийских и чешских земель. Во Франции эти эпидемии почти уничтожили население целых городов, в том числе Бордо. Его выжившие жители предпочли поджечь город, чтобы огнем «смыть» это «божье наказание».

Еще одна эпидемия чумы коснулась части Европы во второй половине XVII века. В память об этих исторических трагедиях нам остались «Декамерон» Бокаччо, «Дневник чумного года» Дефо, «Седьмая печать» Бергмана, но, главное, чумные столбы на площадях большинства старых городов, воздвигнутые в память о разных годах, исторические хроники, а также народные обычаи и песни, отражающие отчаянную и в принципе напрасную борьбу с эпидемиями, которые начинались без видимой причины и так же заканчивались.

Интересно, что первые симптомы бубонной и легочной чумы, а также сибирской язвы похожи на симптомы гриппа, то есть высокая температура и проблемы с дыханием. Все, как у COVID-19.

Загадка, взаимосвязь или просто случайность без причины?

Факт в том, что COVID-19 — тоже вирусное заболевание, которое внезапно появилось в одном китайском городе, откуда быстро распространилось по всему миру, но сильнее всего, неизвестно почему, оно «ударило» по Северной Италии и Испании, где убивает множество людей. Заболевание убивает людей и во Франции, Германии, Нидерландах, Бельгии и Соединенном Королевстве. Все это страны средневековой Западной Европы, более или менее единой культуры, сформировавшейся на основе римской, кельтской, романской, франкской и германской культур. Те же страны, которые поддерживали с этим западноевропейским центром не самые тесные связи или вообще стояли особняком, показывают (по крайней мере пока) в основном положительные результаты в борьбе с новой пандемией коронавируса.

Может, это чистая случайность, которая никак не связана с историческими обстоятельствами. Я повторю, что излагаю мнение дилетанта. Однако региональные различия в распространении пандемии и ее последствиях для здоровья населения очевидны. Примечательны и другие различия, которые касаются самого «западноевропейского» очага этой пандемии, а точнее огромной разницы между соседними государствами — Испанией и Португалией. Конечно, объяснить это можно простым фактом, что некоторые государства, точнее их правительства, борются с пандемией более эффективно, а другие справляются плохо. Так по крайней мере официально «объясняются» локальные различия.

Боязнь «биотеррористического» акта

Уже упомянутый автор книги об истории чумы Норман Ф. Кантор начинает свою книгу, изданную в Нью-Йорке в 2001 году, с чрезвычайно актуальной темы. Он пишет, что система здравоохранения Соединенных Штатов не приспособлена к «биотеррористическому акту», в результате которого больницы могут наводнить тысячи пациентов, страдающих от заболеваний, которые, казалось бы, уже искоренили, но которые могут вернуться. В Соединенных Штатах медицинская помощь совершенно недоступна почти трети населения, и этим хотя бы отчасти можно объяснить стремительный рост там числа зараженных коронавирусом и высокую смертность.

С «естественной» угрозой пандемии некоторых вирусных и бактериальных заболеваний, причины которых по сути нельзя предсказать, также связана угроза, с которой, вполне вероятно, сталкивались все мировые державы или по крайней мере те страны, которые тщательно готовятся к ведению войны всеми возможными методами.

Уже во время Второй мировой войны немцы и союзники создавали большие запасы биологического оружия, прежде всего сибирской язвы, которое они могли применить против своих врагов. К счастью, ни одна из воюющих сторон не прибегла к этому средству. Союзники проводили испытания с сибирской язвой на одном из шотландских островов. Споры этого вируса оставались живыми даже через 50 лет после войны. Поэтому население острова пришлось эвакуировать.

Еще в 90-е годы прошлого века русские ликвидировали одну из лабораторий, где производилось биологическое оружие. Нет никаких сомнений, что все державы или государства, располагающие мощными вооруженными силами, испытывают в лабораториях подобные крайне опасные вещи. После того как Соединенные Штаты применили ядерное оружие для ликвидации гражданского населения двух городов, на нашей планете не осталось никаких гарантий гуманности. Поэтому потенциально даже «просто» воспроизводимые биологические материалы, а может, и мутировавшие вирусы очень опасны.

Эпидемия чумы (вместе с эпидемией сибирской язвы) погубила в середине XIV века в Европе приблизительно 20 миллионов человек, что на тот момент составляло 30 — 60% населения. В разных регионах континента последствия были разными, но везде они ужасали. Например, из-за чумы почти обезлюдела Англия (к численности населения до эпидемии страна вернулась только в конце XVIII века), а также чешские земли и часть Германии. Но с середины XIV века в некоторых странах Европы началась новая эра развития. Мало людей — значит мало рабочей силы. Королям не хватало налогов, и поэтому они давали больше свободы прежде подневольному народу, поскольку свободные люди платят налоги непосредственно в королевскую казну. Обезлюдевшие города приняли множество свободных крестьян; постепенно росло влияние городов; зарождалась капиталистическая система; по всей Европе создавались банковские центры и филиалы; возрастала власть денег и так далее и так далее. Но также все больше критиковали церковь и светскую власть; нарастали народные недовольства, которые в чешских землях привели к гуситскому восстанию.

В общем, страшная эпидемия изменила ход истории. Но войны не прекратились. Напротив. Продолжалась столетняя война между Англией и Францией, и в ее завершении на английских островах разгорелась внутренняя война между двумя ветвями рода Плантагенетов — Ланкастерами и Йорками. Войны шли повсюду. Сформировался тип средневекового наемника, который воевал без всякого идейного воодушевления на стороне того, кто больше заплатит. Что касается насилия и кровопролития, то род человеческий, по-видимому, совершенно неисправим. Войны, стихийные бедствия, эпидемии пугают людей, но ничему не учат.

В 1918 году разразилась эпидемия так называемого испанского гриппа, который выкосил 50 миллионов человек. В процентах это заболевание убило значительно меньше людей, чем чума в XIV веке, но все равно по количеству жертв эта эпидемия сравнялась с Первой мировой войной.

Современное человечество окружают вирусы не только биологического происхождения, способные вызывать заболевания, но и придуманные, виртуальные. Даже этот частный пример хорошо иллюстрирует саморазрушительную сторону человечества, которое на пути к расцвету и светлому будущему создает все новые угрозы и опасности. А потом люди удивляются, что никак не могут стать счастливыми. Вполне возможно, они не осознают, что это ощущение никак не связано с ростом потребления и благосостоянием.

Доктор Гален Чапек с противоположным знаком

Но вернемся к основной теме: я попытался, пусть и дилетантски и с привлечением ограниченных данных, найти объяснение хотя бы некоторым странностям, связанным с неравномерным распространением пандемии COVID-19, прежде всего в Европе. Повторю, что, возможно, существуют какие-то различия в иммунитете по крайней мере у части населения в разных регионах континента, хотя причины этих различий могут быть разными, в том числе причина может заключаться в разности методов борьбы с пандемией. Наконец, по-прежнему нет исчерпывающего объяснения, откуда взялся этот вирус. Это совершенно новый вирус или мутация старого, уже известного вируса? Один или несколько вариантов этого вируса циркулируют на планете? Человеку он передался от другого живого существа, или у него иное происхождение?

Нам известно, что вирус начал распространяться из Китая (но не обязательно он китайского происхождения), но мы не знаем, почему на европейском континенте он убивает больше всего в Италии и Испании. Также эту пандемию можно счесть напоминанием о том, что биологическое оружие по-прежнему разрабатывается, испытывается, и если случится утечка какого-нибудь слишком «удачного» заболевания, то это может привести к вымиранию человечества. Это уже не игра с огнем, а игра с целой планетой, которая, вполне возможно, во всем Млечном пути уникальна и неповторима.

Исторические документы подтверждают, насколько решительно некоторые правящие структуры еще недавно добивались своих целей, невзирая на человеческие жертвы. Так на Земле может появиться некто вроде доктора Галена Чапека, только с противоположным знаком. Это будет не ученый, который предлагает лекарство от смертоносной «белой болезни» в обмен на конец милитаризации, на мир и спасение человечества. Скорее, наоборот. Это может быть шантажист с самыми черными намерениями! Человек, готовый обменять лекарство на подчинение диктату какой-нибудь державы. Конечно, своей! Нынешние международные «отношения» уже знавали угрозы, санкции, откровенное насилие. Располагать биологическим оружием, лекарством от него и шантажировать им остальных — вот каким может быть особенно катастрофический сценарий будущего человечества, которое отказывается извлекать уроки. Глядя на картину современного мира, страдающего от пандемии коронавируса, несомненно, проще себе представить подобную ситуацию.

Вероятно, пандемия коронавируса действительно началась «только» из-за того, что новый вариант вируса передался человеку от какого-то животного, как и предполагается и как это случалось в прошлом. Так, бубонную чуму, по-видимому, переносили крысы, сибирскую язву — домашний скот, а СПИД — мясо обезьян. Некоторые ученые полагают, что, «создавая новые вирусы», Земля не защищается, а нападает, поскольку человек кажется ей тем, что ей не нужно и что у нее не получилось. Возможно, человек всегда будет способен реагировать быстро и создавать эффективные лекарства против бесконечно изобретательной природы. Возможно, человек также хоть немного изменит свое мышление и поведение. Человек никогда не победит природу и всегда будет отставать от нее на несколько шагов. А если и победит, то только отбросив свою биологическую суть с ее чувствительностью и креативностью и превратившись в продолжение своего мобильного телефона. Что-то вроде электронного зомби. Неплохо было бы время от времени об этом задумываться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.