Жизнь Италии с началом действия карантина существенно изменилась. Жесткие ограничения по всей стране функционируют уже более двух недель, тогда же закрылось немало заведений обслуживания, от кафе до парикмахерских. А со среды двадцать пятого марта прекратили работу большинство предприятий.

С введением таких чрезвычайных мер экономика Италии оказалась под угрозой. Впрочем, хотя сейчас все находятся в неопределенной ситуации, не все пострадают одинаково. И одной из основных групп риска являются украинские мигранты в Италии, значительная часть из которых работала именно в сфере обслуживания.

Следует заметить, что на работу в Италию из Украины едут преимущественно женщины.

Среди 234 тысяч украинских мигрантов, которые на конец 2018 года имели вид на жительство в Италии, 80% — женщины. При чем каждая четвертая (27%) из них — старше 60 лет (данные Евростата). И это — только официальные данные, не учитывающие тех украинских мигрантов и мигранток, кто проживает без урегулированного статуса.

Украинки, которые приезжают в эту европейскую страну в поисках работы, чаще всего работают домашними работницами: ухаживают за пожилыми людьми и детьми, ведут домашнее хозяйство и убирают.

(Имена некоторых героинь изменены с целью их защиты).

Без работы и жилья

Уже семнадцать лет Екатерина живет в Бергамо, в Ломбардии. В этом регионе, который пострадал от вспышки вируса больше всего, проживает пятая часть всех зарегистрированных мигранток из Украины — около сороки двух тысяч.

Долгое время Екатерина работала няней в одной семье, но дети выросли, и вот уже год женщина стоит на бирже труда в надежде получить новую работу. Поскольку жить на небольшие выплаты по безработице сложно, Екатерина нашла подработку уборщицей и работала «в черную». Но уже десять дней она на карантине, а значит, и без денег: как и других женщин, которые выполняли домашний труд почасово, ее попросили «пока не приходить».

Из-за вынужденного перерыва женщины рискуют потерять возможность платить за аренду жилья. А аренда — это немалые средства.

По словам Ольги, переехавшей в Италию двадцать лет назад, в столичном Риме украинские «баданте», то есть те, кто ухаживают за пожилыми людьми, в среднем получают «на руки» 800-900 евро. Из них около половины придется отдать за аренду комнаты в пригороде. Поэтому без работы даже те заробитчанки (гастарбайтеры — прим. ред.), которые уже накопили резервные средства, могут прожить в лучшем случае несколько месяцев.

С другой стороны, выселить человека из арендованного жилья в Италии можно только по решению суда: владелец жилья должен доказать, что не получал жалованья в течение трех месяцев. А сейчас выселить арендаторов совсем невозможно — суды также закрылись на карантин.

В иной ситуации оказались «баданте», работающие и живущие вместе с семьей. Для них потеря работы автоматически означает потерю жилья.

«Моя мама — сиделка. Сейчас ее работодатели сами находятся дома, они решили, что им больше не нужна моя мама, и ее уволили, — рассказывает София из Милана. — Хорошо, что у нее есть я, поэтому она не поехала домой».

Программ, которые бы могли обеспечить людей, оказавшихся в такой ситуации, социальным жильем, в Италии нет. Поэтому они вынуждены решать свои проблемы самостоятельно, обращаясь за помощью к родственникам или к другим женщинам, приехавшим на заработки в страну.

София работает в организации, которая оказывает психологическую помощь женщинам-мигранткам, и говорит, что ситуация, в которой оказались «домашние» работницы, является близкой к критической.

«Нелегальные» поездки по городу

Двадцать третьего марта начал действовать правительственный декрет «Cura Italia», направленный на ограничение трудовой активности населения на время пандемии и оказание экономической поддержки занятым в тех секторах труда, деятельность которых приостанавливается.

Домашних работников декрет относит к профессиям, которые имеют важное значение для страны, на уровне с врачами, работниками сельского хозяйства, химической и фармацевтической отраслей и тому подобное. Поэтому для них «Cura Italia» не предусматривает никаких выплат — ведь эти категории могут продолжать работать. Однако это, как мы видим, не всегда соответствует реальности.

Правозащитницы убеждены: домашних работниц не приняли во внимание, ведь их права некому отстоять. В секторе заняты преимущественно мигрантки, да и большая часть из них работают нелегально, без документов.

Последние особенно уязвимы, поскольку не могут рассчитывать ни на оплату труда в случае увольнения, ни на выплаты по безработице. Домашняя работа плохо регулируется, поэтому женщины, которые работают в итальянских семьях без оформления, часто полностью зависят от доброй воли своих работодателей.

Существуют и другие проблемы.

«Сига Italia» позволяет домашним работницам выполнять свою работу — поэтому теоретически они могут беспрепятственно передвигаться по городу, чтобы добраться к месту работы. Впрочем, на практике с этим не все так просто, говорит украинский юрист в Неаполе Игорь Дорош.

«Сейчас для передвижения каждый должен заполнить и иметь с собой специальный документ, удостоверяющий цель поездки. Лица, которые работают без оформления, не смогут мотивировать свое пребывание на улице, поскольку их трудовые отношения не зафиксированы», — говорит Дорош.

Что же касается официально трудоустроенных работников, то среди них, по мнению Елены Тихоновой — директора национального профсоюза по вопросам украинцев в Италии Sindacato UGL, «Сига Italia» больше всего ударит по работницам, работающим почасово.

«Мы надеялись, что в этот декрет внесут хотя бы тех домашних работниц, которые выполняют работу по часам, что им позволят остаться дома и получать компенсацию. Ведь эта группа рискует больше всего, — говорит Тихонова. — Есть женщины, которые с восьми утра до вечера посещают от трех до шести семей. Эти люди вынуждены ездить в транспорте и рисковать жизнью. Государство им, по сути, сказало: идите и работайте!»

Украинские «баданте» обычно ухаживают за итальянцами преклонного возраста, которые являются группой риска во время нынешней эпидемии.

А поэтому в группе «Украинцы в Италии» порой можно увидеть и такие сообщения: «Что делать, если человек, за которым я ухаживала, умер из-за коронавируса? Сколько времени я могу оставаться в семье?»

С защитой прав мигрантов здесь также «не очень». Принятый в феврале закон, который на два месяца накладывает мораторий на увольнения, на сферу домашнего труда не распространяется. Впрочем, если человек работал официально, то увольнение — это не самый худший вариант: работодатель должен выплатить неиспользованные отпускные, так называемые «ликвидационные», а также «тринадцатую зарплату». «На эти деньги женщина хотя бы сможет снять жилье, питаться и искать новую работу в среднем где-то три месяца», — говорит Елена Тихонова. Кроме того, можно рассчитывать и на выплаты по безработице.

Став на учет по безработице, в Италии также можно рассчитывать на бесплатное медицинское обслуживание. Тем более, что в Италии, где в разгаре эпидемия, заболеть может буквально каждый.

Медицина для мигрантов

Украинские мигрантки, имеющие разрешение на постоянное проживание, пользуются одинаковыми с гражданами Италии правами по доступности медицинских услуг. Но знают ли украинки, куда обращаться? Имелся ли у них такой опыт до эпидемии?

Исследования показывают, что по сравнению с теми же украинцами в Польше, которые преимущественно едут на краткосрочные или сезонные работы, в Италию едут на более длительные сроки, а потому у местных мигрантов больше опыта по обращению в медучреждения.

Впрочем, это не всегда так.

Например, Марина из Рима, с которой мы общались, никогда не пользовалась услугами государственной медицины в Италии, ходила только к частным врачам: там и объяснят лучше, и многомесячных очередей к специалистам нет. Визит к частному врачу могут позволить себе далеко не все мигрантки. Марина, например, обращается к врачам только при крайней необходимости, ведь каждый визит стоит от пятидесяти до ста евро.

Смогут ли такие женщины, как Марина, взять больничный?

Некоторые из наших собеседниц говорили, что берут больничные, у официально занятых работников существует право на оплачиваемый больничный общей продолжительностью один месяц в течение года. Однако женщины все равно часто работают больными. Особенно если живут в жилье работодателя. Закон — на их стороне, но мигрантки не всегда готовы защищать свои права.

А вот мигранткам, работающим не официально, больничный не светит-как и полноценный доступ к государственной медицине.

И хотя в случае коронавирусной болезни они будут иметь право на бесплатное лечение и уход, в фейсбук-группе женщины пишут, что лишний раз обращаться к врачам может оказаться рискованным. Правительство уверяет, что врачи не имеют права сообщать миграционным органам о правовом статусе своих пациентов, но не все мигрантки уверены, что это правда.

«Мы нужны друг другу»

На вопрос, почему украинцы не спешат возвращаться домой, Ирина из пригорода Рима отвечает, что сейчас «лучшее решение — не принимать никакого решения». Она, как и другие украинки с неурегулированным статусом, не покидает территорию Италии.

Те, кто работают легально, не уезжают еще и из-за боязни заразить близких. В последние недели сообщество украинцев в Италии активно распространяло призыв: «Не езжайте на Украину — не везите туда коронавирус». К тому же в случае инфицирования женщины больше полагаются на хоть и перегруженную, но качественную итальянскую медицину, чем на украинскую (и, наверное, имеют для этого основания — к примеру, Швеция даже вывозит дипломатов из Украины из-за плохой медицины).

Заробитчанки надеются, что миграционная амнистия (Sanatoria Immigrati), о которой много говорили в прошлом году, все же произойдет, а кризис завершится. «Мы нужны им так же, как и они нужны нам», — говорят наши собеседницы.

Миграционная амнистия-государственная программа, имеющая целью «узаконивание» мигрантов, работающих в Италии, и не имеющих разрешения на проживание и работу. Она даст поступления в бюджет, ведь правительство обязывает работодателей уплачивать сбор за каждое разрешение на проживание. В 2012 году, когда была проведена последняя волна такой «амнистии», стоимость легализации составила более тысячи евро на человека (на практике эти средства часто платят сами мигранты, а не работодатели).

Уже сейчас в Италии говорят о возможном кризисе в сфере сельского хозяйства, которая зависима от работы сезонных мигрантов. По оценкам независимого исследовательского центра ISMU, количество неурегулированных мигрантов в Италии на начало 2019 года составляло шестьсот тысяч, то есть 1% от общего количества населения Италии и 10% от числа иностранцев.

Однако уверенности в том, что это произойдет, нет.

Прогнозы Международной организации труда неутешительны: из-за экономических последствий COVID-19 по всему миру количество безработных возрастет от пяти до двадцати пяти миллионов человек (хотя с развитием пандемии эти оценки могут быть уже неактуальными). Для сравнения, в результате финансового кризиса 2008 года двадцать два миллиона работников потеряли работу.

Ситуация в Италии однозначно повлияет на занятость украинских мигранток в Италии, но каким образом — пока говорить рано.

(Аналитический центр CEDOS (ранее — «Центр исследования общества») — украинский независимый, некоммерческий аналитический центр. Занимается исследованием и анализом государственной политики и общественных процессов. Организация действует с 2009 года, — прим. ред.).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.