Если супружеские пары и целые семьи окажутся на несколько недель (а столько может продлиться наш общенациональный карантин) запертыми в своих домах, это грозит привести к самым разным, в том числе неожиданным последствиям. Что ждет поляков?

На мой взгляд (не бросайте в меня сразу камни, роль автора колонки заключается в том, чтобы ворошить осиное гнездо), для многих такая перспектива обернется кошмаром. Правда такова, что постоянное совместное пребывание на протяжении многих дней может плохо отразиться даже на самых благополучных и хороших парах, в которых люди на самом деле друг друга любят и отличаются высоким уровнем личной культуры (в таких ситуация она становится ключевой). При этом у нас в Польше есть множество семей и союзов, которые нельзя назвать идеальными (достаточно попытаться вспомнить, много ли хороших гармоничных пар вы знаете). Люди состоят в токсических, патологических и даже наполненных насилием отношениях, которые каким-то образом держатся на протяжении многих лет только благодаря тому, что их участники редко соприкасаются в течение дня, проводят мало времени вместе и практически не разговаривают друг с другом. У них, собственно, нет точек соприкосновения.

Не нужно быть волшебником, чтобы представить, что произойдет, если всех этих людей запереть вместе на месяц или больше в двухкомнатной квартире, площадь которой не превышает 60 метров, к тому же с детьми или животными (а именно так в основном живут поляки). Как может выглядеть ситуация, подсказывают новости, поступающие из Китая: из-за эпидемии коронавируса там увеличилось количество разводов. Для многих многодневное пребывание под одной крышей с супругом оказалось травматическим опытом…

В контексте Польши меня интересует не только показатель будущих разводов, но и статистика, касающаяся преступлений, совершающихся в рамках запертых на много дней семей. Речь идет о физическом, психическом или экономическом насилии. Смотрите сами: данные, которые можно найти, например, на сайте «Голубой линии» (польская служба помощи жертвам домашнего насилия, — прим.пер.) показывают, что в половине всех подобных преступлений виновной стороной оказывается супруг (партнер) жертвы, ее родители, дети или братья и сестры (нередко в деле замешан алкоголь). Более того, специалисты сходятся во мнении, что большая часть случаев домашнего насилия остается неучтенной. Об этих преступлениях не заявляют из-за страха, отсутствия веры в возможность получить помощь или, конечно, желания защитить виновную сторону. Сейчас все жертвы (по статистике, это в основном женщины) окажутся на много дней заперты в одном помещении с мучителями.

Можно было бы написать целые тома (суперняне Дороте Завадской (Dorota Zawadzka) наверняка было бы что сказать на этот счет) о запущенных в воспитательном отношении, нервных, перевозбужденных, злоупотребляющих тонизирующими напитками, перекормленных сладостями и привыкших криком добиваться своего детях, которые сейчас «скрасят» пребывание дома своим, несомненно, несущим ответственность за такое положение дел родителям. Высоким ли окажется качество их работы в удаленном режиме, каким будет их самочувствие и уровень стресса, можно только догадываться.

Разумеется, в ситуации есть и плюсы. Люди могут выстроить настоящие близкие отношения, у них будет больше времени на отдых, восстановление сил, налаживание социальных связей, чтение книг и просмотр фильмов, до которых долго не доходили руки. Качество некоторых союзов наверняка улучшится. В конце концов у нас появится возможность впервые за долгое время внимательнее присмотреться к своему мужу или жене и решить, что мы на самом деле живем с отличным человеком. Так что в польских семьях может также произойти что-то хорошее, возвышенное. Как будет на самом деле? Время покажет…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.