За пять лет в сибирском лагере Олег Сенцов, украинский кинорежиссер из Крыма, стал самым известным политическим заключенным России. Его отпустили в рамках обмена пленными, и сейчас он борется за то, чтобы на свободе оказались все украинские политзаключенные, которых сейчас держат в России. И за то, чтобы Крым вернулся на Украину.

В мае 2014 года Олега Сенцова по обвинению в терроризме задержала российская служба безопасности ФСБ на пороге квартиры в крымском Симферополе.

«Целью была чистая пропаганда: они хотели показать, что все, кто протестовал против российской военной оккупации, которая началась за два месяца до этого, на самом деле террористы», — рассказывает Олег Сенцов. Он прибыл с визитом в Стокгольм, чтобы поговорить о правах человека в аннексированном Россией Крыму.

В Москве не понимают, что он такое. Этнический русский, который при этом чувствует себя украинским патриотом!

«Все очень просто. На Украине смешано много этнических групп и национальностей. Но для меня украинец — это человек с украинским гражданством, который любит Украину. Это касается и тех, кто говорит по-русски, и этнических украинцев, и крымских татар. А после Майдана мы начали формировать единую нацию и новую историю», — рассуждает Сенцов.

Но в России, добавляет он, многие не могут принять, что мы больше не сателлит российской империи.

Вот почему офицеры ФСБ схватили Сенцова, надели ему мешок на голову и отвезли его в неизвестное место, где избивали всю ночь. Он не горит желанием рассказывать об ужасных пытках, которым его подвергли (в том числе электрическим током), и сообщает лишь, что из него пытались выбить имена других активистов. Но он молчал.

Сенцова отправили в изолятор в Лефортово — печально известную тюрьму ФСБ. Там он просидел целый год вплоть до суда.

Выдвинутые против кинорежиссера обвинения в терроризме — конечно, чистой воды выдумка. Их подкрепили показаниями другого задержанного активиста, которого ФСБ заставила свидетельствовать против Сенцова.

Потом на суде этот свидетель забрал свои слова назад и заявил, что его вынудили дать показания под пытками.

Суд это во внимание не принял, Сенцов был приговорен заранее и получил 20 лет тюрьмы. Сначала его отправили в колонию около Якутска, одного из самых холодных мест Сибири, а затем на заполярный полуостров Ямал.

«Все, чего они хотят, — это сломить несогласных, если не физически, то морально. Эта технология существовала еще в ГУЛАГе и со времен Сталина не изменилась».

Арест Сенцова вызвал мощные протесты среди его коллег-кинорежиссеров, как российских, так и иностранных. Когда в мае 2018 года Сенцов в знак протеста начал четырехмесячную голодовку, поддерживать его стали еще больше.

Активную политическую жизнь он начал в конце 2013 года, когда провел несколько месяцев на Площади Независимости в Киеве. Он был там, пока президент Виктор Янукович не бежал в Россию. Но на стыке февраля и марта в 2014 году, когда российские военные взяли Крым под свой контроль, он вернулся в родной Симферополь.

Там он стал свидетелем российской аннексии украинского полуострова.

«Было совершенно ясно, что именно российский спецназ совершил переворот. Украинские войска колебались, многие военные перешли на сторону России. Из России пришло огромное количество оружия, чтобы украинцы не могли сопротивляться. Но у Украины и не было армии, чтобы защищаться».

Многие жители полуострова обрадовались российской аннексии. По мнению Сенцова, дело в том, что в разные времена Крымом управляли разные государства, в том числе Российская империя и Советский Союз. После того как Сталин в 1943 году депортировал коренное население — крымских татар, на полуострове стали селиться русские.

«Мои родители, например, именно такие мигранты, они переехали в Крым с Урала в начале 1970-х, и я родился уже здесь».

По его словам, пророссийские настроения были в Крыму с давних пор, и в течение двух десятилетий независимости Украины их подпитывала интенсивная пропаганда на российских телеканалах.

«Поскольку революция на Майдане победила, эта запугивающая пропаганда еще усилилась: „Теперь придут фашисты и флот НАТО и захватят Севастополь". Поэтому пришла Россия и спасла нас от этой агрессии».

Он видел, что в Крым посылали не только российских военных, но и разных пропагандистов, часто казаков, которые бегали повсюду с российскими флагами и кричали «Россия! Россия!»

«Многие были против этого: украинцы, татары и такие, как я, — русские, но украинцы в душе. Нас было много, но давление российских военных было слишком сильным. Еще до референдума оккупанты организовали правление террора. Двое моих друзей исчезли. Их тел не нашли и шесть лет спустя».

Со временем затихло как сопротивление, так и крики «Россия».

«Вскоре все поняли, что той чудесной России, о которой рассказывали по телевидению, не существует и что это вялое бюрократическое полицейское государство, которое никому не дает шанса развиваться политически и экономически или просто жить свободно».

Dagens Nyheter: Так есть ли в таком случае надежда, что Крым и Донбасс вернутся на Украину?

Олег Сенцов: Да, для этого есть все возможности, я в этом не сомневаюсь. Эти территории были оккупированы незаконно, а Путин на манер XIX века пытается переписать границы. И это несмотря на то, что Россия гарантировала неприкосновенность наших границ договором.

— А как наладить мир между Россией и Украиной?

— Это возможно, только если Россия изменит свою политику и менталитет. Но это сложно, потому что большая часть населения поддерживает их. За 20 лет Путин получил полный контроль над пропагандой и вычистил все политическое сопротивление. Но когда Россия избавится от всего этого и станет нормальной страной, тогда могут произойти изменения.

— Возможно ли это, пока Путин остается у власти?

— Нет, только после Путина. И я надеюсь, что система, которую он построил, тогда развалится.

Сенцов не изменил своего прогноза в связи с тем, что прямо сейчас в российскую Конституцию вносят изменения, и Путин может остаться президентом до 2036 года. Сенцов убежден, что оккупация Крыма и Донбасса прекратится, каких бы поправок в Конституцию ни придумывали в Москве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.