Москва — Прежде чем в январе китайский город Ухань был закрыт и погрузился в трагический мрак, российское правительство пыталось убедить всех своих граждан, находившихся в этом эпицентре эпидемии коронавируса, уехать. Но не все прислушались к его призывам. Среди тех, кто решил остаться, было несколько российских моделей, которые впервые приехали на работу в Ухань, крупный промышленный город, в августе прошлого года.

Местные модельные агентства, с которыми девушки подписали контракты, закрылись в начале февраля, и работы для четырех моделей не осталось. Но момент наступления весны приближался. Как и сезон гриппа, сезон коронавируса пройдет, думали они. Теперь очевидно, что они принимали желаемое за действительное (хотя президент США Дональд Трамп тоже этим занимался). На самом деле никто сейчас точно не знает, каким образом и когда этот кризис закончится.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

#wuhan #wuhanchina #china🇨🇳 #china #chinatown #traveling #travel #chinatravel

Публикация от 纳迪 (@nd.nadias) 27 Янв 2020 в 11:54 PST

Девушкам понравился Ухань, который построен на берегу реки Янцзы и усеян множеством небольших озер. В первые дни эпидемии скучающие модели позировали для фотографий на пустынных улицах. Иногда на своих селфи они были в забавных футболках и черных медицинских масках. Поклонники Инстаграма находили их фотографии занятными. Все было довольно весело, пока не стало грустно. «Один день ты любуешься прекрасными видами озера, в другие дни сидишь дома с закрытыми окнами и надеждами, что все это скоро закончится», — говорится в одном из их постов в Инстаграме. Продолжали поступать новости о сотнях смертей.

Однажды эти девушки, которые выглядят так, как будто они прошли кастинг для какого-нибудь реалити-шоу, собрались на мозговой штурм: Иви Гаврилиоти с волосами медового цвета; блондинка Таня, брюнетка Олеся и Надя Кочетова, которая красит волосы то в рыжий цвет, то в пшеничный. (Поскольку две из четырех девушек отказались назвать свои фамилии, я буду называть их всех по именам).

Иви, Таня и Олеся предпочли остаться в Китае, а не возвращаться в холодную Россию. «По крайней мере Китай — это более развитая страна, — сказала недавно Иви в телефонном интервью изданию Daily Beast. — Китайские врачи знают, как лечить коронавирус, поэтому мы подумали, что здесь лучше, чем на карантине в каком-нибудь советском санатории». По ее словам, у них также было (ошибочное) впечатление, что «этот вирус в основном поражает азиатов, так что с нами должно быть все в порядке». Ее подруги Таня и Олеся обсудили ситуацию со своими родственниками и тоже приняли решение подождать окончания эпидемии в Китае.

Надя решила сесть на один из двух военных самолетов, отправленных в Ухань для эвакуации. «Поездка, которая запомнится мне надолго», — написала она на своей странице в Инстаграме 5 февраля, опубликовав фотографию, на которой через открытые створки грузового отсека видна заснеженная посадочная полоса в России. Но она прилетела не домой. «Пока мы не добрались до аэропорта, мы думали, что полетим в Московскую область, но потом оказалось, что мы летим в Тюмень, город в Сибири», — рассказала Надя в интервью Daily Beast.

128 россиян с эвакуационных рейсов, которые приземлились в Тюмени, были из 44 российских городов, и все они были обречены провести две недели за закрытыми дверями, ожидая результатов своих анализов. Волонтеры раздали вновь прибывшим футболки с довольно ироничными надписями: «В Сибирь по собственной воле». (Надя позировала в этой футболке для нескольких постов в Инстаграме.) Это был намек на миллионы заключенных, которых в прошлом отправляли в Сибирь против их воли. Но в сложившихся обстоятельствах эта шутка не вызывает смех.

В начале января Россия закрыла сухопутную границу с Китаем протяженностью в 4 тысячи 200 километров — сделала, что смогла. Все перелеты между Россией и Китаем были отменены, и в Россию перестали пускать и туристов, и бизнесменов из Китая. Как только 18 февраля чиновники сообщили о первых двух случаях заболевания коронавирусом в России, люди бросились скупать маски и дезинфицирующие средства для рук.

Ранее жительница Санкт-Петербурга с симптомами коронавируса сбежала из больницы. Женщина отказалась провести две недели в изоляции после того, как взятая у нее проба на коронавирус оказалась отрицательной. Тем не менее, ее поймали и отправили назад.

Тюмень была выбрана для карантина возвратившихся из Уханя по особой причине — не только из-за ее удаленного расположения среди обширных нефтяных месторождений. Этот город является воплощением идеальной России президента Владимира Путина — комфортным, лояльным, милитаризованным и свободным от голосов, критикующих политику Кремля. Москва доверяет Тюмени, а Тюмень демонстрирует порядок и верность Москве.

Когда в канун Нового года одна китайская студентка была госпитализирована с подозрением на коронавирус, власти города сразу же вывесили список симптомов этой болезни на светодиодных экранах на улицах: жар, кашель, затрудненные дыхание, головная боль, боль в горле. Все озабочены распространением коронавируса. Петиция, подписанная 17 тысячами жителей Тюмени, призывает власти города закрыть университеты и колледжи.

Тем временем друзья Нади, которые остались в Ухане, продолжают надеяться, что их жизнь снова станет нормальной, но эпидемия превратилась в гораздо более серьезную проблему, чем они ожидали. Спустя месяц после закрытия Уханя на улицах города по-прежнему нет людей. Иви, Олеся и Таня проводят свои дни, читая новости онлайн и занимаясь готовкой. «До недавнего времени мы могли ходить за покупками в местный супермаркет три раза в неделю, но сегодня наш охранник отказался нас выпустить, — рассказала Иви в интервью Daily Beast в среду на прошлой неделе. — У нас есть немного курицы и яиц в холодильнике, но у нас заканчивается бутилированная вода».

Девушки не говорят по-китайски, но есть одно английское слово, которое они слышат каждый день: «карантин». Кто-то сказал им, что это должно означать в Китае: нарушители карантина, скрывающие информацию о своих передвижениях, умышленно скрывающиеся или не сообщающие о своих симптомах, могут быть приговорены к 10 годам тюремного заключения. Иногда они слышат, что наказанием может оказаться пожизненное заключение или смерть. Они в этом не уверены. Но они не искушают судьбу — и китайское государство.

По вечерам модели смотрят на соседний жилой дом: все окна освещены, никто не выходит на улицу. Рядом с их зданием есть школа: она закрыта, матери держат всех своих детей дома. Их друзья из России отправляют им по электронной почте новости о людях, сражающихся с коронавирусом в больницах Уханя, о том, как жертвами становятся медики, как больные падают замертво на улицах, как полиция вытаскивает людей с симптомами из квартир. Но сами модели не видели ничего из этого хаоса.

Российское телевидение упомянуло их в передаче об эпидемии, но реакция оказалась противоположной тому, что они ожидали. «Это был кошмар другого рода, — рассказала Иви. — Мы получили ужасные и полные ненависти комментарии в социальных сетях из России. Люди желали, чтобы мы умерли, оскорбляли нас за то, что мы поехали работать в Китай, обзывали нас „эскортом"».

Надя в Сибири тоже получила множество полных ненависти комментариев. Типичный тролль "Войтенко1907" выразил свое негодование по поводу того, что модель содержится на деньги российских налогоплательщиков: «Мы тебя кормим, шлюха, на наши налоги, а теперь ты хочешь самолет, чтобы отправиться домой. Ничего ты не получишь. Будешь ночевать на вокзале — там тебе и место».

По словам Нади, это было далеко не самое отвратительное сообщение: «Моим подругам, которых эвакуировали вместе со мной из Уханя, угрожали убийством». Надю отпустили из карантина на прошлой неделе, и ее агентство в Ростове-на-Дону, Gosh Models, с нетерпением ждет ее возвращения.

«Мы растили Надежду в течение четырех лет, — рассказала владелица агентства Юлия Васичкина. — Она талантливая и трудолюбивая модель с большим будущим». Фотографии Нади публиковались в нескольких журналах на юге России, и ее хорошо знают на подиумах Ростова. «Мы направляем наших моделей на работу за рубеж, — сказала Васичкина. — Надежда дважды ездила в Китай, и оба раза китайские агентства были довольны ее работой».

Олеся, Иви и Таня, до сих пор находящиеся в Ухане, говорят, что они не впали в отчаяние. По их словам, их китайские друзья очень добры к ним. В пятницу кто-то принес им воду. «Мне нравится Китай и здешние люди, — сказала Иви. — Однажды я напишу книгу о жизни во время эпидемии коронавируса — как в „Дне сурка"».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.