В конце января в переполненном зале для судебных заседаний в тюрьме Гуантанамо Джеймс Митчелл (Jаmes Mitchell) рассказывал о том, как он пытал водой одного из организаторов терактов 11 сентября, Халида Шейха Мохаммеда, десятки раз погружая его в воду, и как он по много раз бил других задержанных о стену. Он подробно рассказывал о том, как он пытал арестантов, лишая их сна по много дней, избивая, крича и ругая их, а одному из обвиняемых он угрожал тем, что перережет глотку его сыну.

Эти жуткие рассказы стали частью тех показаний, которые Митчелл дал на предварительном слушании по делу пятерых человек, которых обвиняют в организации терактов 11 сентября. Всем пятерым обвиняемым — Халиду Шейху Мохаммеду, Рамзи бин аль-Шибу, Валиду бен-Атташу, Аммару аль-Балучи и Мустафе аль-Хавсави — грозит смертная казнь в том случае, если военный суд Гуантанамо признает их виновными. Адвокаты обвиняемых добиваются, чтобы все показания, полученные у обвиняемых под пытками, были исключены из материалов дела, — в том числе и показания, полученные ФБР после прибытия обвиняемых в Гуантанамо. Адвокаты утверждают, что ФБР содействовало в допросах, проводившихся сотрудниками ЦРУ, и что все показания, полученные его агентами, запятнаны пытками.

Митчелл и его партнер Джон «Брюс» Джессен (John «Bruce» Jessen) сыграли ведущую роль в разработке и применении нашумевших «методов допроса с пристрастием», которые использовались для того, чтобы пытать людей в секретных тюрьмах по всему миру. Никого из тех, кто несет ответственность за разработку и реализацию американской программы пыток, пока не привлекли к ответственности.

Однако Соединенные Штаты действовали не в одиночку. Как минимум в трех странах Евросоюза находились секретные базы ЦРУ, которые работали в рамках глобальной «войны с терроризмом». Люди, оказавшиеся в зале судебных заседаний в Гуантанамо, подвергались пыткам и дурному обращению в Польше, Литве и Румынии. Однако в зале суда о причастности этих стран к пыткам, которые в соответствии с международным правом представляют собой преступление, не было сказано ни слова. Всем присутствовавшим в зале было запрещено говорить или каким-то образом намекать на то, что в этих европейских странах работали секретные тюрьмы и что они стали соучастниками совершенных там преступлений. Ни одному гражданину этих трех стран не было предъявлено обвинение в содействии совершению тех преступлений.

Европейский суд по правам человека уже вынес решение по гражданскому иску против Польши за соучастие в насильственном похищении и пытках обвиняемых Мохаммеда аль-Нашири и Абу Зубайдаха, которые до сих пор находятся в Гуантанамо. Халид Шейх Мохаммед, Валид бин-Атташ и Рамзи бин аль-Шиб тоже некоторое время содержались в польской секретной тюрьме возле села Старе-Кейкуты, которая работала с 2002 по 2004 год.

Аль-Нашири подвергали пытке инсценировкой его собственной казни, ему приставляли пистолет к голове, и люди, проводившие допросы, угрожали изнасиловать его мать. Джеймс Митчелл сказал, что те «методы» выходили за границы того, что Офис юридического советника Белого дома «разрешал» в своих служебных письмах, чтобы оправдать то, что оправдать невозможно. Однако, судя по садистическому поведению сотрудников секретных тюрем, которое было подробно описано в докладе Сената 2014 года, само существование «разрешенных» методов допроса с пристрастием зачастую подстегивало и придавало смелости тем, кто проводил допросы, и обеспечивало им прикрытие для применения пыток.

Находясь в тюрьме ЦРУ, Мустафа аль-Хавсави, один из обвиняемых в организации терактов 11 сентября, столкнулся с качественно новым уровнем варварства. В докладе Сената 2014 года были перечислены проблемы аль-Хавсави со здоровьем, которые стали прямым следствием того «ректального осмотра», который был проведен «с применением чрезмерной силы», когда он находился в секретной тюрьме в Афганистане. «Согласно записям ЦРУ, у одного из арестантов, Мустафы аль-Хавсави, позже были диагностированы хронические геморроидальные узлы, анальная трещина и пролапс прямой кишки».

В секретной тюрьме ЦРУ аль-Хавсави насиловали, и последствия тех физических травм, которые он получил, стали основной проблемой после того, как в 2005 году его перевели в секретную тюрьму в Литве. Литовские власти отказывали в медицинской помощи аль-Хавсави и другим заключенным, и Соединенные Штаты были вынуждены связываться с правительствами других стран, чтобы обеспечить им лечение.

Европейский суд по правам человека также вынес решение в отношении Литвы за ее пособничество в насильственном похищении и пытках Абу Зубайдаха в секретной тюрьме ЦРУ, которая находилась на территории этой страны. В этом году в Европейском суде по правам человека также будет рассмотрен гражданский иск Мустафы аль-Хавсави против Литвы.

Стоило только посмотреть на Мустафу аль-Хавсави в зале для судебных заседаний, как последствия пыток, которые он перенес, становились очевидными. Он передвигался медленно, и ему приходилось сидеть на подушке, пока он слушал показания Джона Митчелла. Здесь, в Гуантанамо, он подал в военную комиссию ходатайство о передаче его иска другому суду вследствие «возмутительного поведения правительства».

Представители Amnesty International неоднократно говорили о том, что арестантов Гуантанамо необходимо судить по справедливости в федеральных судах США или отпускать на свободу, потому что военные трибуналы Гуантанамо не отвечают международным стандартам справедливого суда.

Однако этот очередной эпизод, связанный с Гуантанамо, также является возможностью привлечь к ответственности тех европейских друзей США, которые размещали на своих территориях секретные тюрьмы, помогали похищать арестантов и содействовали в применении пыток. Тот факт, что они наблюдают за ходом слушаний в Гуантанамо издалека — оставшись незатронутыми и не неся никакой ответственности, — это само по себе грубое нарушение закона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.