13 апреля Коби Бин Брайант (Kobe Bean Bryant) должен был надеть майку с логотипом «Лейкерс» в последний раз. Его 20-й последний сезон в НБА превратился в долгую церемонию прощания, достойную королей и исполненную различного рода торжеств, съемок в рекламе и единодушной похвалы со стороны звезд баскетбола прошлого и настоящего. Профессиональное резюме Брайанта, несомненно, безупречно. Он 18 раз участвовал в матчах всех звезд НБА, 12 раз входил в состав сборной всех звезд защиты НБА, пять раз становился чемпионом НБА. Он войдет в историю как второй в рейтинге лучших атакующих полузащитников в истории НБА — после Майкла Джордана — и как один из 20 лучших игроков, когда-либо ступавших на баскетбольную площадку.

Однако, если рассматривать весь период пребывания Брайанта в центре внимания общественности, его личную жизнь и профессиональные достижения, там навсегда останется один гигантский вопросительный знак, один тревожный эпизод, который вызывает замешательство даже у самых убежденных поклонников Черной Мамбы (псевдоним Брайанта — прим. ред.). Речь идет об обвинении в изнасиловании.

В анналах поп-культуры это дело об изнасиловании, начатое против Брайанта, было сведено всего к одному жесту, ставшему его следствием, а именно к кольцу с бриллиантом в 8 каратов стоимостью в 4 миллиона долларов, которое Брайант подарил своей супруге Ванессе в качестве извинений. Однако, что на самом деле произошло ночью 30 июня 2003 года в отеле Lodge & Spa at Cordillera (штат Колорадо), вероятно, навсегда останется загадкой.

Несмотря на то, что Брайанту предъявили обвинение в изнасиловании и незаконном удерживании — за это ему мог грозить пожизненный тюремный срок, — и на то, что он со слезами на глазах признался во внебрачной связи со своей 19-летней обвинительницей, дело Брайанта так и не дошло до суда.

1 сентября 2004 года, за неделю до того, как в суде должны были прозвучать вступительные речи, дело было закрыто, поскольку обвинительница, которую пресса и фанаты Брайанта месяцами поливали грязью, сообщила суду, что она не станет давать показания против баскетболиста.

Она подала отдельный гражданский иск против Брайанта и согласилась отказаться от обвинения в изнасиловании против него, если спортсмен принесет извинения, текст которого в суде зачитал адвокат Брайанта:

«Во-первых, я хотел бы попросить прощения непосредственно у той девушки, которая оказалась втянутой в эту историю. Я хочу попросить у нее прощения за свое поведение в ту ночь и за те последствия, от которых она страдала весь минувший год. Хотя этот год оказался для меня лично невероятно тяжелым, я не могу даже представить, какую боль ей пришлось вынести. Также я хочу попросить прощения у ее родителей и членов ее семьи, у моей семьи, друзей и болельщиков, а также у жителей округа Игл, штат Колорадо. Я также хочу подчеркнуть, что у меня нет никаких вопросов касательно мотивов этой девушки. Она не получила от меня никаких денег. Она согласилась не использовать это заявление в гражданском иске против меня.

Хотя я искренне убежден, что тот контакт между нами произошел по обоюдному согласию, теперь я признаю, что она не рассматривала и не рассматривает этот инцидент так же, как его рассматриваю я. В течение нескольких месяцев я изучал документы, слушал ее адвоката и показания, которые она давала лично, и теперь я понимаю, что, с ее точки зрения, она не давала согласия на тот контакт.

Сегодня, выступая с этим заявлением, я полностью осознаю, что одна часть этого дела сегодня завершается, а другая — только начинается. Я понимаю, что гражданский иск против меня будет рассмотрен. Эта часть дела будет решаться между сторонами-участницами того инцидента и только ими, и больше не будет причинять финансовый или эмоциональный ущерб жителям штата Колорадо».

В гражданском иске против Брайанта была окончательно поставлена точка в марте 2005 года, но условия, на которых стороны договорились уладить это дело, так и остались загадкой (в то время присяжные, рассматривавшие гражданские иски, могли присудить компенсацию в размере 2,5 миллиона долларов). Стоит отметить, что семья девушки, обвинившей его в изнасиловании, была состоятельной.

Издание The Daily Beast проанализировало материалы дела и юридические документы касательно изнасилования, в том числе показания обвинительницы, которой тогда было 19 лет, и самого Брайанта, которому было 24 года, чтобы попытаться выяснить, что именно произошло той ночью.

«Вчера вечером я была на работе, и меня изнасиловали», — так начинается предложенная обвинительницей версия событий, которые произошли 30 июня 2003 года, согласно расшифровке показаний, которые она дала на следующий день в офисе шерифа округа Игл, штат Колорадо.

Обвинительница — белая девушка — сообщила, что 30 июня она опоздала и приехала на работу в отель Lodge & Spa at Cordillera в Эдвардсе, штат Колорадо, примерно в 2 часа дня. По ее словам, примерно в 4 часа ей позвонил сотрудник турагентства, чтобы подтвердить бронь для «Хавьера Родригеса», и он проговорился, что «на самом деле это была бронь для г-на Брайанта. Он сказал, что очень важно, чтобы мы подготовили номера для него и двоих его друзей. То есть всего номеров было три». Другие номера были зарезервированы на имена «Джо Карлсон» и «Майк Ортис» — они были из окружения Брайанта. Обвинительница, работавшая за стойкой ресепшена, должна была уйти с работы в 7 вечера, но, как она рассказала в полиции, она решила остаться, потому что ей «очень хотелось увидеть Коби Брайанта» и ей нужно было «отработать дополнительные часы», которые она потеряла, опоздав на работу (ее рабочий день тогда начинался в 11 утра). «Они приехали в 9:45 или 10 часов. Я встретила г-на Ортиса, встретила г-на Брайанта, и они попросили меня проводить его в номер», — рассказала она в полиции. По ее словам, когда они подошли к номеру Брайан обратился к ней с просьбой: «Г-н Брайант спросил меня — тихо — не могла бы я вернуться к нему через 15 минут и провести для него экскурсию по отелю. Я сказала, что я приду».

По словам обвинительницы, она вернулась в номер в 10:30, а затем показала Брайанту спа-центр, спортзал, бассейн и джакузи под открытым небом. Она утверждала, что Боб Питрэк (Bob Pietrack), носильщик отеля и ее школьный товарищ, видел, как она показывала отель Брайанту. Затем они вернулись в номер Брайанта, где они сели на диван и стали разговаривать.

«Мы разговаривали, и Брайант попросил меня открыть для него джакузи, — рассказала она в полиции. — Я сказала ему, что моя смена закончилась, и что мне уже пора домой. Он продолжил настаивать и убеждать меня вернуться к нему через 15 минут, и я пообещала ему вернуться только ради того, чтобы поскорее уйти оттуда, — я собиралась уйти и больше не возвращаться. Я уже встала, чтобы уйти, но он тоже встал и попросил меня обнять его. Я обняла его, а он начал меня целовать. Я позволила себя целовать. Он продолжал целовать меня, а потом он снял брюки. Тогда я попыталась оттолкнуть его и уйти. Именно в этот момент он начал меня душить».

Когда полицейские спросили ее, о чем она думала в тот момент, она ответила: «Я думала, что он начинает применять физическую силу и что я хотела выбраться из номера». По ее словам, он целовал ее в течение примерно пяти минут, но это происходило по обоюдному согласию. «Потом он начал, как бы сказать, лапать меня, — продолжила она. — Он начал трогать меня, сжимать мой зад, грудь. Пытаться поднять мне юбку. Он продолжил снимать брюки. Он пытался схватить мою руку и заставить меня прикоснуться к нему».

«Я сказала ему, что мне нужно уйти, — добавила она. — Но он ничего не ответил. Даже если он меня услышал, он не подал виду и никак не дал мне понять, что он услышал».

В этот момент, как сообщила обвинительница полиции, Брайант начал применять силу: «Когда он снял брюки, я начала сопротивляться, пытаться убрать его руки с себя, и тогда он стал меня душить. Он душил меня не настолько сильно, чтобы я начала задыхаться, он душил меня, просто чтобы напугать».

По ее словам, потом Брайант начал «трогать и тереть» ее вагину через трусы. Это длилось «две или три минуты, и все это время я старалась вырваться. Потом, как она рассказала в полиции, он схватил ее за шею обеими руками. По ее словам, в тот момент она ничего не говорила ему, но он знал, что она хотела уйти, «потому что я продолжала попытки вырваться и добраться до двери».

Девушка рассказала, что Брайант встал между ней и дверью. «Я делала шаг в сторону, и он делал шаг в ту же сторону. И в этот момент он схватил меня за шею, — рассказала она. — Он меня трогал, я старалась убежать, старалась вырваться, и тогда он схватил меня за шею. В тот момент я просто смотрела на него — я не знала, что делать, что сказать».

«Потом, держа меня за горло, он силой заставил меня лечь на диван, — продолжил он. — Одной рукой он меня держал за горло, а другой толкнул к двум стульям, перевернул меня и поднял юбку». В полиции девушка рассказал, что «в тот момент я была очень напугана, и я несколько раз сказала „нет"». Она добавила, что она сказала «нет», когда он поднял юбку, и снова «нет» — когда он снял с нее нижнее белье.

Когда полицейские спросили ее, почему она решила, что он ее услышал, она ответила: «Потому что каждый раз, когда я говорила „нет", он сильнее сжимал меня».

По словам обвинительницы, держа ее одной рукой за шею, Брайант «приблизил лицо ко мне и стал задавать вопросы». Вопрос: «Ты же никому не скажешь, так?»

«Я сказала, что нет. Он не услышал меня и приказал ответить громче. Он хотел, чтобы я повернулась к нему и сказала это, глядя на него», — рассказала она в полиции. По ее словам, Брайант задал этот вопрос три или четыре раза, и каждый раз ее ответом было «нет», потому что «я боялась, что, если я скажу да, если я расскажу кому-то, он применит еще больше грубой силы».

«Потом, — продолжила она, — он поднял юбку, снял с меня нижнее белье и вошел в меня. Когда он входил в меня, он приблизил свое лицо к моему и спросил меня, нравится ли мне, когда парень кончает мне на лицо, и ответила, что нет. Он мне: „Что ты сказала?" Он сильнее сжал руку на моем горле, но я снова сказала, что нет. Он ответил, что он все равно это сделает. Тогда я решила действовать более твердо и попыталась убрать его руку со своей шеи. Он все еще находился у меня за спиной и все еще душил меня — конечно, я не пыталась вырываться изо всех сил, но я все же старалась это сделать».

Девушка рассказала в полиции, что половой акт длился примерно «пять минут», и все это время она плакала. По ее словам, она начала плакать, «когда он входил в меня». Во время полового акта Брайант сказал: «Я люблю Вейл (город и горнолыжный курорт в округе Игл, штат Колорадо, — прим. ред.)».

«Когда я начала вести себя более агрессивно, начала сильнее вырываться, он остановился, — сказала она. — Я вскочила и развернулась к нему, но он заставил меня остаться в комнате до тех пор, пока я немного успокоюсь. Он заставил меня поправить прическу и умыть лицо».

По ее словам, после этого Брайант предупредил ее: «Это только между нами, только между нами двоими, и больше никто об этом не узнает, ты никому не скажешь. Просто пообещай».

Изложенная Брайантом версия событий отличается от версии обвинительницы. Полиция допросила его примерно в 11:30 вечера на следующий день после предполагаемого изнасилования в отеле Lodge & Spa at Cordillera.

«Она провела меня по бассейну, показала мне все, мы поднялись в мой номер, где она показала мне окна, к которым иногда подходят медведи, мы поболтали, и все», — сказал он полицейским. Потом он трижды заявил, что у него не было сексуального контакта с этой девушкой, а затем, когда ему сообщили, что она обвинила его в изнасиловании, он сказал: «Могу я как-то уладить это дело, как-либо образом? Если моя жена узнает, что кто-то выдвинул против меня такие обвинения, она будет в ярости».

Когда полицейские сообщили Брайанту, что обвинительница прошла медицинский осмотр и у нее были взяты образцы семенной жидкости и крови, спортсмен признал, что у них был секс. «Мне нужно это знать, потому что у меня был с ней сексуальный контакт, — сказал он. — Но он совершенно точно произошел с ее согласия».

По словам Брайанта, когда они вместе с девушкой поднялись в его комнату, она показала ему татуировку на спине, а потом поцеловала его, после чего они начали целоваться. На вопрос офицеров, говорила ли она «нет» и сопротивлялась ли она, Брайант ответил: «Ладно, я думаю, думаю. (Пауза.) Я пытаюсь вспомнить наш разговор».

Он признал, что он «держал [обвинительницу] со спины» и что секс длился «примерно пять минут».

Затем офицеры задали ему вопрос: «Вы спрашивали ее, можете ли вы кончить ей на лицо?» Брайант ответил: «Да, но она не захотела. Тогда она сказала „нет". Именно в тот момент она сказала „нет"».

Брайант сообщил, что перед половым актом она ласкала его ртом примерно «пять секунд» и что все происходило с ее согласия.

В какой-то момент, когда полицейские назвали девушку «привлекательной», Брайант поправил их. «Она была не настолько привлекательна», — сказал он. Когда его спросили о моменте эякуляции, он ответил: «Я не кончил. Я все сделал сам, когда она ушла». На вопрос офицеров полиции о том, изменял ли он когда-либо своей жене, Брайант ответил: «Да, с одной девушкой. И она может вам рассказать, что с ней я делал то же самое, тоже со спины, тоже положил руки (неслышно)».

«Ее зовут Мишель», — сказал он, добавив, что у них «часто» бывает секс.

Затем полицейские сообщили Брайанту, что у обвинительницы на шее синяки, на что он ответил: «Да, именно об этом я и говорю, мы с Мишель так и делаем, мы делаем то же самое». Когда его спросили, как часто он занимается сексом с «Мишель», он ответил: «Часто. Она скажет вам то же самое».

В дополнительном отчете полиции детектив Уинтерс описал довольно странный разговор с Брайантом, во время которого спортсмен швырнул майку с остатками семенной жидкости в лицо полицейскому. В отчете имя обвинительницы было изменено.

«Во время нашего разговора с Брайантом мы спросили его, кончил ли он позже, поскольку во время полового акта эякуляции не было. Брайант сообщил, что так и было, — говорится в отчете детектива Уинтерса. — Мы спросили, где произошла эякуляция. Он ответил, что он кончил в белую футболку после того, как [девушка] ушла. Мы спросили его, может ли он нам показать эту футболку. Он согласился. Я помню, как детектив Лойя пошел за Брайантом в его комнату, и я последовал за ними. Я не видел, откуда Брайант достал футболку. Но Брайант утверждал, что та футболка, которую он держал, и была той футболкой, в которую он эякулировал. Потом он бросил этой футболкой в меня. Я попросил Брайанта не бросать ее в меня, потому что в этом случае я заберу ее и оставлю в надежном месте. Я поймал футболку примерно в месте горловины. Брайант сказал, что он „выстрелил" не так высоко. Он имел в виду, что эякулят не попал так высоко».

В другом дополнительном отчете в деле Брайанта сказано, что спортсмен решил примешать имя Шакила О'Нила к этому расследованию — по неизвестным причинам.

Согласно этому отчету, пока офицеры допрашивали Брайанта об обстоятельствах предполагаемого изнасилования, он сказал: «Мне нужно было сделать так, как делает Шак. Шак платит им деньги и покупает им машины, он уже потратил на это миллион долларов». В отчете говорится, что Шакил делает это, чтобы девушки молчали.

12 июля Брайант выступил с первым заявлением касательно этого дела для издания The Los Angeles Times, в котором говорилось: «Когда все прояснится и все будет улажено, вы поймете. Но вы же меня знаете, мне не нужно ничего говорить. Вы знаете, что я никогда не сделал бы ничего подобного». Спустя четыре дня после того, как стало известно об обвинении, Брайант впервые появился на публике, пройдя по красной дорожке на церемонии вручения ESPY Awards в Голливуде. 18 июля, когда ему было официально предъявлено обвинение в изнасиловании и незаконном удерживании, Брайант провел пресс-конференцию, в ходе которой он оспорил эти обвинения.

«Я не принуждал ее делать что-либо против ее воли, — сказал он. — Я сижу здесь перед вами и злюсь на себя. Я стал сам себе противен из-за этой измены».

На предварительных слушаниях детектив Уинтерс сообщил, что обвинительница прошла медицинский осмотр на следующий день после предполагаемого изнасилования в одной из клиник в Гленвуд-Спрингс, штат Колорадо.

«Медсестра засвидетельствовала, что в области вагины жертвы было несколько разрывов тканей, и что два из них были около сантиметра в длину, — рассказал детектив Уинтерс. — Было также множество небольших разрывов тканей около 2 миллиметров в длину. Их было слишком много, чтобы считать. Медсестра сообщила, что такие повреждения тканей соответствуют травме половых органов при проникновении. Такие травмы не возникают во время секса с согласия».

По словам детектива Уинтерса, медсестра сообщила ему, что, вероятнее всего, девушка получила эти травмы в течение предыдущих 24 часов и что у девушки был «небольшой синяк на линии челюсти». Кроме того, эксперты обнаружили следы крови на футболке Брайанта «в районе пояса». Как сообщил Уинтерс, экспертиза ДНК подтвердила, что это была кровь жертвы.

Между тем защита Брайанта вынесла на обсуждение сексуальное прошлое обвинительницы. Девушка заявила, что у нее был секс с ее согласия 27 или 28 июня, и, когда на следующий день эксперты проверили ее нижнее белье, они нашли на нем остатки семенной жидкости и волосяные фолликулы, не принадлежавшие Брайанту. Стоит отметить, что это было другое нижнее белье — не те трусы, которые были на девушке в ночь предполагаемого изнасилования (то белье тоже было отправлено на экспертизу), — и обвинительница заявила, что она по ошибке надела грязное белье, отправляясь на медосмотр. Защита Брайанта настаивала, что обвинительница могла получить травму половых органов в результате половых контактов с «множеством партнеров» за короткий период времени, хотя детектив сообщил, что, по словам медсестры, девушка получила их в течение последних 24 часов перед осмотром.

Защита Брайанта также сосредоточилась на словах девушки о том, что ей очень хотелось встретиться с Брайантом, и поставила под сомнение психическое состояние обвинительницы. Согласно материалам дела, за четыре месяца до предполагаемого изнасилования девушка попала в больницу, потому что служба безопасности кампуса при университете Северного Колорадо пришла к выводу, что она «представляла угрозу для самой себя». Одна бывшая подруга обвинительницы, которая жила с ней до их ссоры, рассказала, что до этого предполагаемого изнасилования девушка дважды пыталась покончить с собой, наглотавшись снотворного.

Возможно, мы никогда не узнаем, что произошло в том номере отеля между Коби Брайантом и его обвинительницей. Но мы знаем, что после этого дела об изнасиловании, потеряв рекламные контракты с компаниями McDonald's и Nutella, а также с Nike, Брайант вернул себе статус спортсмена, получающего самые высокие гонорары за рекламу, в июле 2005 года, когда компания Nike начала использовать его фотографии впервые после этого разбирательства.

Комментируя решение Nike вновь обратиться к Брайанту, представитель компании Родни Нокс (Rodney Knox) сказал в интервью USA Today: «Компания Nike согласна с большинством обозревателей НБА, что Коби — один из лучших игроков в НБА».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.