Пришла пора 64-летнему Фруде Бергу рассказать норвежской разведке все, что он знает о российской двойной игре.

В четверг Фруде Берг (Frode Berg) начал то, что он сам называет добровольным «разбором полетов» с норвежской разведкой. Разбор полетов будет проходить три дня в защищенном месте в Эстланне.

«Мне никто не говорил этого делать, я сам захотел. Мне хочется поделиться с ними кое-какой информацией», — сказал Берг в большом интервью, которое канал TV 2 взял у бывшего инспектора пограничной службы в Киркенесе.

В апреле 2019 года Московский городской суд обвинил Берга в шпионаже и приговорил к 14 годам тюрьмы. Обвинения в шпионаже он отрицал, но признал, что контактировал с норвежской разведкой.

15 ноября литовские власти сообщили, что Берга помиловали и перевезли через Калининград и литовскую границу, после чего передали норвежским властям в Литве. Через день после освобождения в рамках обмена пленными между Россией и Литвой он вернулся в Норвегию.

«Впихнул мне камеру»

В интервью для TV 2 Берг рассказал, что курьерские задания, которые он выполнял с 2015 по 2017 год, не были его первым контактом с разведкой.

По его словам, он постоянно снабжал норвежскую разведку информацией, пока работал пограничным инспектором, а однажды его также попросили делать фотографии во время поездки в Россию.

«Они спрашивали меня о России, об отношениях с этой страной и сотрудничестве на границе. Ни для кого не секрет, что я общался с людьми из разведки по общим вопросам, касающимся России. Я довольно часто ездил в Мурманск, и однажды разведывательная служба спросила меня, не мог бы я взять с собой фотоаппарат и делать снимки в одной из таких поездок», — рассказал Берг TV 2.

Поскольку он был сотрудником Пограничной комиссии, он этого делать не захотел — чувствовал, что это будет неправильно.

«Но он просто впихнул мне камеру. Я ее взял с собой, но никаких снимков не делал, а просто вернул ее по возвращении», — сказал Берг.

Он проработал пограничным инспектором более 20 лет, прежде чем в апреле 2014 года, уже выйдя на пенсию, стал сотрудником Пограничной комиссии. Там он проработал всего пару месяцев, когда российская служба безопасности (ФСБ) начала двойную игру против норвежской разведки, в которую он в итоге оказался вовлечен.

Скрытые инструкции на карте памяти

Он подробно объяснил TV 2, что происходило до и после его задержания в Москве 5 декабря 2017 года. По данным ФСБ, при аресте у него нашли 3000 евро и электронный носитель с зашифрованными письменными инструкциями.

Берг считает, что кто угодно мог стать свидетелем его последней короткой встречей с «Йоргеном» — контактным лицом норвежской разведки, которая состоялась в открытом конференц-зале отеля Thon Hotel Opera в Осло. На встрече, длившейся минут десять, он получил SD-карту, которую должен был передать российскому гражданину. Вот уже в третий раз ему поручили отвезти подобную карту памяти в Россию. По прибытии в Москву он должен был написать бумажку на русском языке и отправить ее по почте вместе с картой памяти.

«На бумажке, которую надо было отправить с SD-картой, должно было быть написано: „Во вложении 137 фотографий"», — говорит Фруде Берг.

Чего ни Берг, ни связывавшиеся с ним сотрудники разведки не знали, так это того, что российская ФСБ все это время полностью контролировала и агента, которого норвежская разведка думала, что завербовала, и информацию, которую он предоставлял.

Нашли закодированный документ Word

По информации российского государственного прокурора и ФСБ, Берг отвечал за доставку денег и инструкций от норвежской разведки двойному агенту Землякову.

Шесть таких передач оказались в обычных почтовых ящиках, когда в июне 2015 года Берг съездил в Москву, в ноябре 2015 — в Санкт-Петербург, в мае 2016 — в Санкт-Петербург и в марте 2017 года — снова в Москву. Еще два пакета должны были отправиться к адресату 5 декабря 2017 года. Но когда Берг вышел из главного входа отеля «Метрополь», чтобы отправить эти письма, он услышал, что сзади кто-то бежит.

«Не успел я оглянуться, как два человека уже держали меня за руки, а двое других стояли передо мной. Они предъявили удостоверения и сказали, что они из ФСБ и что я „задержан". Те двое, что меня держали (полковник и майор, как я потом узнал), очень быстро затащили меня в „Фольксваген Транспортер". Туда же сел и оператор: они все засняли», — рассказывает Берг.

Когда Фруде Бергу после ареста предъявили обвинения, он был в шоке. На карте памяти ФСБ нашла зашифрованные вопросы о российских атомных подлодках и оружейных системах.

«Это были никакие не фотографии, нет. Это был закодированный документ Word. Они даже рассказали мне, как взломали код, и как он был устроен. Вот тогда меня и осенило. Я почувствовал страшную ярость и гнев, потому что агенты-то меня просили оказать им услугу и отправить деньги. Они не спрашивали меня, хочу ли я передавать список вопросов о российских подводных лодках, верфях и системах вооружения. Иначе бы я знал, что это суровое задание, и не стал бы этим заниматься», — говорит Берг.

Снабжали ложной информацией

С первого дня задержания в Москве Фруде Берг вел дневник. В общей сложности он состоит из 820 страниц, на которых Берг в том числе рассказывает обо всех своих встречах. 33 раза он встречался со следователем ФСБ и 14 раз — с российской контрразведкой.

По словам Берга, все началось, когда Земляков впервые встретился с представителем западной разведки в маленькой закусочной на северо-западе России. Это случилось в середине февраля 2014 года.

«Впервые он встретился с представителем какой-то иностранной разведки в маленьком кафе на северо-западе России 16 февраля 2014 года, в пять часов вечера. Через несколько дней он еще раз встретился с тем же самым человеком. Через три месяца, по имеющейся у меня информации, Земляков отправился в архангельское отделение ФСБ и обо все рассказал», — говорит Берг.

Затем через двойного агента Землякова российская контрразведка стала снабжать норвежскую и западную разведку ложной информацией. Некоторые подробности об этом Фруде Берг обнародовать пока не хочет. Однако на разборе полетов в норвежской разведке он детально расскажет, как все происходило.

Берг говорит, что норвежская разведка хотела использовать Землякова, чтобы получить информацию о российских подлодках и двух конкретных оружейных системах. Речь шла о подробных данных с цифрами и указанием различных параметров.

«Было много вопросов о подводных лодках. Об оружейных системах. И ответы, насколько я знаю, давались довольно близкие к истине. Я могу сказать только, что информация была настолько близка к правде, что было трудно раскрыть обман. Но при этом в ней было столько ошибок, что западная разведка не смогла бы ее использовать на практике», — рассказал Берг TV 2.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.