Растущий средний класс России мечтает о собственном жилье. Поэтому в крупных городах, таких как Санкт-Петербург, возникают огромные жилые кварталы. Но критики считают, что в будущем они могут превратиться в очаги социальной напряженности.

Когда Юлия Панкратова говорит о своей новой двухкомнатной квартире на окраине Санкт-Петербурга, на ум ей приходит слово «бегство» «Мы бежали сюда из нашей старой, пришедшей в упадок квартиры в центре города», — говорит 42-летняя домохозяйка. Вот уже пару лет они с мужем и двумя детьми живут в безликой башне недалеко от автодороги, окружающей город с пятью миллионами жителей. Восемнадцать этажей, облицовка бежевым клинкерным кирпичом, единообразно застекленные балконы.

Собственная квартира как мечта всей жизни

Микрорайон Парнас на северной окраине Санкт-Петербурга застроен в последние десять лет. Раньше здесь были только гаражи да заводские пустыри. Сегодня Парнас состоит из почти тридцати огромных жилых блоков с более 100 тысячами жителей. То, что напоминает реинкарнацию худших образцов строительной отрасли советского времени, — мечта всей жизни многих россиян из нового среднего класса.

К ним можно причислить и семью Юлии Панкратовой. Ее муж — программист, в России он относится к хорошо зарабатывающим. Его оклад Юлия назвать не захотела, но заработная плата размером 1500-2000 евро в месяц (в пересчете на валюту) считается в этой отрасли нормальной. А средний заработок в Санкт-Петербурге составляет в пересчете всего 700 евро. Тем не менее, продолжает рассказ Юлия, на выплату кредита за квартиру уходит треть семейного дохода. В пересчете на валюту двухкомнатная квартира площадью 60 квадратных метров в новом микрорайоне Парнас стоит 90 тысяч евро.

Лучше выплачивать взносы по кредиту и потом получить квартиру в собственность, чем сравнимыми по величине суммами обогащать хозяина съемной квартиры, считает Юлия Панкратова.

Кроме того, у квартиросъемщика в России практически нет никаких прав: «Никогда не знаешь, когда тебя попросят съехать с квартиры». Поэтому рынок съемного жилья ограничен. Около 90% русских живут в собственных квартирах или домах, в Германии таких — только 51,3%.

Строительный бум в больших городах

Спрос на новые квартиры огромный. Квартиры в имеющемся жилом фонде маленькие и находятся в плачевном состоянии. Поэтому вокруг российских городов-миллионников растут бесчисленные новые жилые районы. Только в Санкт-Петербурге в последние годы возникло более десяти крупных кварталов, в каждом — по несколько десятков тысяч человек. Еще больше бум в Москве, но и в других городах с миллионным населением строительные краны крутятся не переставая.

Только в 2018 году, по данным Росстата, в России было построено более одного миллиона квартир. В Германии — около 250 тысяч. Однако новостройки в России трудно сравнить с немецкими. В то время как на каждого немца приходится в среднем более 40 квадратных метров жилой площади, на одного россиянина — всего лишь 25 квадратных метров.

Кроме того, более половины новых квартир приходятся на многоэтажные дома. В Москве новый дом имеет в среднем 20 этажей, в Санкт-Петербурге — 17. В расположенных у кольцевой автодороги кварталах, таких как Парнас, 22 этажа — норма. Многие типично российские панельные дома, построенные в советское время, кажутся по сравнению с новыми жилыми блоками маленькими и уютными.

Проблемные районы в будущем?

В среде городских планировщиков звучит немало критических голосов. Некоторые видят в новых районах потенциальные очаги социальной напряженности в будущем. По их мнению, эти районы — чисто спальные поселения маятниковых мигрантов, в них часто отсутствуют такие элементы социальной инфраструктуры, как школы и больницы. А так как дорожная сеть и общественный транспорт развиваются медленнее, чем сами кварталы, возникают огромные пробки в часы пик. Если же представители нового среднего класса когда-нибудь покинут эти районы, они рискуют превратиться в очаги социальной напряженности, как это случилось в западноевропейских районах массовой застройки послевоенного времени.

Но социолог Любовь Чернышева из Европейского университета Санкт-Петербурга не разделяет эту точку зрения. «Российские города функционируют совершенно не так, как в Западной Европе», — говорит Чернышева, исследующая микрорайон Парнас.

Большинство здешних жителей — владельцы квартир. Им хватает доходов, чтобы получить ипотеку в банке, и у них, как правило, есть постоянная работа. С социальным гетто эти районы не имеют ничего общего, объясняет Любовь Чернышева.

Безопасность и комфорт

Ее точку зрения разделяет и жительница Парнаса Юлия Панкратова. «Некоторые уничижительно называют наш микрорайон «гетто». Но такого я никогда не слышала от тех, кто тут живет», — говорит петербурженка. Ее слова подтверждают и первые этажи ее дома. Здесь работают суши-бары, булочные и супермаркеты повышенной ценовой категории. Дела у них идут неплохо.

Помимо этого, Парнас — безопасный район. Юлия Панкратова говорит: «Я чувствуют себя в абсолютной безопасности, когда в полночь иду домой от метро. Мы переписываемся со многими соседями в чатах и группах в интернете и помогаем друг другу». По ее словам, проблема только в нехватке скверов и школ. Поэтому дети Юлии ходят в школу в соседнем микрорайоне, построенном в советское время.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.