Над Иосифом из Назарета и его доверчивостью «настоящие мужчины» до сих пор посмеиваются: ему ведь ангел во сне сказал, что его невесту Марию посетил «Святой Дух» и она теперь беременна, а он избран для того, чтобы помочь ей растить Сына Божьего, каковым будет ее еще не рожденное дитя.

Будущий муж как раз вернулся из рабочей поездки и обнаружил бывшую уже «на сносях» невесту, которая уверяла, что все еще невинна. Иосиф немного пороптал на судьбу, но выразил готовность растить «кукушкино дитя», раз уж оно Божье.

Иосиф, который на большинстве рождественских изображений скромно стоит в углу, на первый взгляд, персонаж комичный, нелепый и второстепенный. Если, конечно, не верить во всю эту историю. С другой стороны, не может же быть такого, что одна из главных мировых религий была построена «на песке» и сплошной лжи!

Или Иосиф просто был первым современным мужчиной, который менял пеленки, варил супы и оставался тихим и скромным членом «лоскутной семьи», как эту историю трактуют некоторые современные теологи, в частности, Маргот Кэссманн (Margot Käßmann)? Она также считает, что Иосифа вполне можно «подвинуть» с краю в центр рождественской истории.

Что же известно об Иосифе из Назарета, этом молчаливом человеке, настоящем герое рождественской истории, которого долго изображали обычным бородатым стариком? Изначально он был вдовцом, который женился по указанию священников на юной и невинной Марии, воспитывавшейся, по легенде, при Иерусалимском храме.

Священникам пришлось нелегко. Каждый кандидат, как в сказке, должен был отдать им свой посох, который ему возвращали после представления. Посох Иосифа расцвел и из него выпорхнул голубь — и это был символ его избранности.

Так эту историю рассказывает древнее Протоевангелие от Иакова, записанное на греческом «папирусе Бодмера 5» в третьем веке, но, вероятно, составленное на 200 лет раньше. Это собрание легенд о жизни Марии повествует также о священной «воде обличения», которую пришлось выпить им обоим, чтобы развеять подозрения в неверности Марии.

Они оба выжили — к счастью для Марии, которая, вероятно, все равно боялась, что ее побьют камнями за измену мужу. Так что Иосиф во всех смыслах оказался настоящим спасением для всей священной истории.

Плотником он, вероятно, не был. В духе революционного в социальном плане Евангелия от Луки в Средние века его превратили в простого ремесленника. Между тем в греческом тексте Библии его называют «тектоном», что означает зодчего, архитектора-строителя.

Будучи им, Иосиф вряд ли был очень беден. В канонических Евангелиях он упоминается всего несколько раз, причем не произносит ни слова. Он — отчим, помощник и кормилец, участвует в переписи населения в Вифлееме, в момент рождения Иисуса стоит на втором плане без нимба над головой, сопровождает Марию с младенцем на осле во время бегства в Египет, а позднее вместе с Марией привозит Иисуса на обрезание.

Когда 12-летний Иисус появляется на пасхальном празднестве в Иерусалиме, Иосиф упоминается в последний раз и лишь как один из «родителей». В какой-то момент между этим упоминанием и появлением Иисуса на людях Иосиф, видимо, умер, потому что в противном случае сын наверняка пригласил бы на знаменитую свадьбу в Кане Галилейской не только Марию, но и его.

Был ли Иосиф из Назарета кем-то большим, чем всего лишь тихим, мирным и справедливым «отцом Святого Семейства»? На самом деле, одного лишь этого уже было бы достаточно для того, чтобы его называли героем. Ведь кто научил Иисуса делать первые шаги, читать и писать, кто показал ему мир и научил его зодчеству или плотницкому делу? Да и в развитии личностных качеств Иисуса Христа Иосиф также сыграл непосредственную роль.

Впрочем, возможно, Иосиф все-таки был более значимой фигурой, чем это описано в Евангелии. В единственном непосредственно посвященном ему кинофильме, снятом итальянцем Раффаэле Мертесом (Raffaele Mertes) в 2000 году, его сыграл Тобиас Моретти (Tobias Moretti). Он изобразил Иосифа этаким решительным «героем боевика» среднего возраста. Иосиф делал двери для храмов по заказу Ирода Антипы и едва не оказался втянут в восстание зелотов против тирана. Иногда ему приходилось даже драться — за правое дело, конечно.

Братья Иосифа (родные или сводные) играли важную роль в раннехристианское время

Возможно, жизнь Иосифа, на которого церковные круги обратили внимание лишь в ХХ веке, объявив его покровителем Дня труда и Второго Ватиканского Собора, не была похожа на жизнь героя и искателя приключений, каким он изображен в кино. Однако он явно был уважаемым, хоть и тихим человеком. Ведь неспроста во всех версиях Евангелия упомянуто, что он (как и его приемный сын) являлся потомком царя Давида.

Настоящие сыновья Иосифа, родные или сводные братья Иисуса, также играли важную роль во времена раннего христианства. В первую очередь, это касается Иакова Справедливого, убитого примерно в 62 году. Возможно, и самого Иосифа при жизни также уважали за справедливость, но его следы затерялись в безвестности.

Хотя личность Иосифа остается загадочной, Протоевангелие от Иакова сохранило его поэтическое и выразительное высказывание об абсолютной тишине, которая воцарилась в момент рождения Иисуса: «И посмотрел (я) на воздух и увидел, что воздух неподвижен, посмотрел на небесный свод и увидел, что он остановился, и птицы небесные в полете остановились».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.