Санкт-Петербург — Пятничное утро, почти одиннадцать. Последние танцоры торопятся войти внутрь через служебный вход. Утренние балетные классы начинаются в одиннадцать, и 19-летний Марко Юусела (Marko Juusela) пришел в репетиционный зал заранее — как всегда.

Юусела — первый финский танцор Мариинского театра. Его главная поддержка в Санкт-Петербурге — друг президента Владимира Путина.

Как правило, Марко начинает репетиции уже в десять часов, потому что мечтает стать солистом Мариинского театра. Он был принят в группу Мариинского театра осенью 2019 года.

В этом театре выступали такие мировые звезды русского балета, как Рудольф Нуреев (1938-1993) и Михаил Барышников. У Юусела есть все возможности, чтобы сделать блестящую карьеру танцора балета. И ему уже многое удается.

На репетиции Марко Юусела напоминает в прыжке молодую газель. В балетном языке это движение называется «гранд жете», одно из фирменных движений солиста. В воздухе нужно сделать максимально красивый шпагат. На мгновение кажется, что Марко парит в воздухе.

И все же всегда есть над чем работать. Это Марко видит в зеркале репетиционного зала.

«В этом деле надо уметь работать без зеркала. Нужно запоминать ощущения в теле, когда все делаешь правильно», — говорит Юусела.

Возвращаться домой можно только до определенного времени, бабушки-вахтеры…

Осенью 2015 года Марко стоял с матерью, отцом и русским другом отца в фойе Академии русского балета имени Вагановой.

15-летний Марко оказался в полном хаосе.

В Академию имени Вагановой его отобрали из международного балетного лагеря в финском Миккели. Теперь финскому танцору предстояло подать документы.

В академии было полно родителей, которые провожали своих детей на учебу. Большой чемодан Юусела никуда не помещался.

Всюду раздавалась русская речь. Сотрудники академии проверяли документы, паспорта, визы, печати и подписи.

С помощью русского друга отца финская семья смогла зайти в общежитие, в котором должен был жить Марко.

По форме обучения Академия Вагановой является интернатом. В коридорах дежурят бабушки.

Одна из них показала Марко здание академии. И помещение, где нужно будет выступать.

«К счастью, с нами был друг отца. Никто не говорил по-английски, и я не понимал, что говорила бабушка».

Красивое здание в неоклассическом стиле, расположенное за санкт-петербургским Александринским театром, является сердцем русского балета. По ступеням интерната спускались и поднимались, в том числе, Рудольф Нуреев и хореограф-реформатор русского балета Вацлав Нижинский (1890-1950).

Студенты жили в простых комнатах на двоих, стены были выкрашены в желтый цвет. Между двумя узкими кроватями стоял небольшой шкаф, на кроватях лежали пледы.

Блок состоял из двух комнат, туалет и душ общий. На весь коридор была одна кухня. Порой было нелегко. В общежитии нельзя было курить и употреблять алкоголь.

В общежитии были строгие правила касательно вечернего возвращения.

Дома нужно было быть уже в десять часов вечера. О том, что выходишь из общежития, надо было сообщать бабушке.

Иногда одолевала тоска по дому.

«Я скучал по моей собаке, по семье, по финской еде и ржаному хлебу. По сыру, молоку и маслу. И по мармеладу и конфетам на развес. В России такого выбора нет», — перечисляет Юусела.

Он очень расстраивается, когда речь заходит о его собаке, которая сейчас живет в финском Наантали.

«Я ничего не понимал»

Начало занятий в Академии русского балета имени Вагановой было для Марко немного странным. Юусела танцевал, но не понимал ни слова из того, о чем говорили на занятиях. Тогда он совершенно не говорил по-русски.

Академия имени Вагановой — одно из самых известных балетных училищ в мире. Оно было основано в 1738 году, то есть больше 280 лет назад. Историческое место.

К счастью, преподаватель Илья Новосельцев, у которого учился Юусела, помнил его по балетному лагерю в Миккели. Именно он отобрал Маркко для учебы в Академии русского балета имени Вагановой.

«Он знал, кто я и как я танцевал».

И все же большая часть учебы поначалу проходила мимо — из-за языковых проблем.

«Мне говорили, что нужно делать, но я не понимал, что мне говорят. С этого началось мое изучение русского языка», — рассказывает Юусела.

В сравнении с Финским училищем национального балета в Академии имени Вагановой гораздо больше занятий. По мнению Марко Юусела, требования к учащимся гораздо выше.

Танцевать приходится даже по восемь часов в день, движения разучивают очень подробно.

«Нам очень подробно объясняли, какими должны быть движения в балете и как их нужно выполнять».

Преподаватели из Академии русского балета имени Вагановой стали для учащихся «вторыми родителями», которые помогали даже в повседневных вопросах. В России все делают «по-русски», и иностранцу нужно к этому привыкнуть.

В Академии имени Вагановой к преподавателю надо было обращаться на вы и спрашивать разрешения, чтобы что-то ему сказать. Обращение на вы — жизненно важная часть русской культуры.

Преподаватели комментировали работу студентов, не стесняясь в выражениях — иногда Марко Юусела казалось, что это уже слишком.

«Но мне никто не сказал ничего действительно плохого», — отмечает Марко Юусела.

Важную роль в академии играли и бабушки. Они создавали атмосферу уюта.

«Они рассказывали нам всякие хорошие истории».

Юусела говорит о «русских бабушках» с теплом.

«Они быстро с нами подружились, давали нам конфеты и приходили смотреть наши выступления», — вспоминает Марко Юусела.

Поддержка от звезды телешоу

Марко Юусела, который живет в Санкт-Петербурге уже четыре года, — воспитанник балетной школы Райи Лехмуссаари (Raija Lehmussaari) в финском городе Турку.

В России на карьеру Юусела сильнее всего повлиял Николай Цискаридзе. Он — очень важная персона.

45-летний грузин Цискаридзе — один из любимейших танцоров балета в России, который был в московском Большом театре главным танцором.

Сейчас он является ректором Академии русского балета имени Вагановой.

Цискаридзе — друг президента Путина, он в числе многих российских деятелей культуры открыто поддержал захват Крыма в 2014 году.

Кроме этого, Цискаридзе прославился как звезда разных телешоу, и Марко активно с ним переписывается.

Юусела говорит о Цискаридзе с уважением. Он был его преподавателем в Академии русского балета имени Вагановой последние два года учебы. Выпускной вечер курса Юусела состоялся в июле 2019 года.

«Я еще не встречал преподавателя, который был бы мне настолько близок», — сообщает Юусела.

По мнению Марко, этот грузин знает о балете все.

Будучи преподавателем Марко Юусела, он посоветовал ему познакомиться с другими видами искусств — например, со скульптурой, потому что в Санкт-Петербурге очень много интересных музеев. Он помогал Юусела понять русскую литературу и историю России.

Николай Цискаридзе даже рассказывал Марко Юусела о своей жизни. А Юусела делился с ним своими историями.

Когда этой осенью Марко Юусела впервые выступал в Мариинском театре, Николай Цискаридзе сидел в зале.

Преподаватель и ученик встретились после выступления.

«Он обнял меня, поцеловал в лоб и сказал, что очень за меня рад», — вспоминает Марко Юусела.

По этим коридорам бегал Нуреев

Изящный кафель на полу узких коридоров Мариинского театра потрескался. Театр полон истории. Здание было открыто в 1860 году. Этой осенью Юусела торопится с одной репетиции на другую: новым танцорам нужно освоить классические произведения очень быстро.

Вернее, бегает.

По тем же коридорам, что в советское время Нуреев и Барышников. Тогда театр назывался Кировским.

В репертуаре стоят, в том числе, «Спящая красавица» и «Лебединое озеро», и танцорам надо прыгать и парить в воздухе в каждом спектакле.

Чаще всего кордебалет Мариинского театра всего за день до выступления узнает, в каком спектакле ему предстоит танцевать.

«Большая часть времени сейчас уходит на работу», — говорит Юусела.

Он уже выступил в Мариинском театре в нескольких небольших ролях: например, в роли куклы в «Щелкунчике» и пажа в «Бахчисарайском фонтане».

Свободного времени совсем нет, и Юусела бегает между Мариинским театром и общежитием. Он переехал в общежитие после летнего отпуска.

Общежитие Мариинского театра находится у Крюкова канала, совсем рядом с театром.

В Академии русского театра имени Вагановой о студентах заботились преподаватели и бабушки. Здесь Марко надо справляться самостоятельно.

В общежитии Мариинского театра у него есть своя комната, поперек которой стоит кровать. Рядом с кроватью помещается узкая сушилка для белья. В соседней комнате живет испанский танцор, знакомый Марко по Академии имени Вагановой. Он приехал в Санкт-Петербург из Мадрида. Теперь они коллеги.

У молодых людей общий туалет и душ. Кухня находится в конце коридора.

В общежитии Мариинского театра живут и звезды, и Марко Юусела знает, что их комнаты выглядят совсем иначе. Однако сейчас финский танцор очень доволен своей комнатой в общежитии — аренда минимальная.

Марко мечтает о своей квартире.

«На каком-то этапе было бы здорово иметь свою квартиру. Эта комната тоже будет неплохой, когда я обставлю ее мебелью».

На прикроватном столике ждет «Архипелаг Гулаг»

Будни Марко Юусела в Мариинском театре начинаются в 11 часов утра и заканчиваются в полночь, если вечером поставлено выступление. Работать надо шесть дней в неделю.

Иногда молодые танцоры выходят вместе поесть после выступления, и к ним часто подходят поклонники. Или Николай Цискаридзе. Он изредка встречается со своими бывшими учениками.

В России танцоры балета считаются элитой искусства, и к ним относятся с благоговением — совсем не так, как в Европе.

Юусела считает, что его будущее как танцора балета определится в ближайшие три года. Сейчас ему кажется, что Санкт-Петербург станет его домом. Раньше его домом был финский Наантали.

Увидим ли мы многообещающего танцора в Финском национальном балете?

Марко оставляет этот вопрос без ответа. Но он размышляет о своих возможностях в странах Центральной Европы — если карьера в Мариинском театре не будет продвигаться.

Похоже, сегодня он ляжет спать поздно.

На прикроватном столике — русская классика, в том числе, «Мастер и Маргарита» и «Архипелаг Гулаг».

«Я пытаюсь узнать о русской культуре то, чего я еще не знаю».

Перед сном Марко будет думать о том, что ему нужно будет отработать на завтрашней репетиции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.