Есть много влиятельных личностей, и мы не имеем в виду тех, кого называют влиятельными в соцсетях, заслуживают они того или нет. Мы говорим о действительно значимых фигурах. Одна из них в настоящее время сидит за решеткой, а у другой отобрали право на жизнь, но она не стала очередной жертвой из числа множества других женщин.

Мы можем рассматривать влияние как способность человека подарить надежду, выдвинуть идею или изменить отношению к привычным для нас вещам. Он придет издалека и скажет: «Думай». В этой статье мы расскажем о некоторых таких личностях, но очередность не имеет значения, хотя мы сомневались, с кого именно начать.

Люджейн Хазлюль

В течение первых четырех месяцев содержания под стражей Люджейн Хазлюль (Lujein Khazlul) избивали, били током, плетьми, топили, подвергали сексуальным домогательствам, угрожали изнасиловать и убить в присутствии бывшего советника королевского двора Сауда аль-Кахтани (Saud al-Khahtani). Это заявляют правозащитные организации, в том числе Хьюман Райтс Вотч и Амнисти Интернешнл, и подтверждают брат девушки Валид (Walid) и ее сестра Алия (Alia).

Люджейн Хазлюль является саудовской активисткой, которая с мая 2018 года содержится под стражей за то, что требовала предоставления женщинам права водить автомобиль в Саудовской Аравии и отмены системы попечительства над женщинами. Власти выполнили ее требования, но она все еще находится под стражей.

Поначалу Люджейн скрывала от родителей, что подвергается пыткам, чтобы они не тревожились за дочь, а потом ее семья молчала, веря, что это поможет освободить ее, однако все стало только хуже. За первые восемь месяцев Люджейн не предъявили никаких обвинений.

Затем девушку обвинили в «терроризме, государственной измене и общении с внешним миром». По словам ее сестры Лины, когда начался судебный процесс, обвинение изменили и сосредоточилось вокруг ее феминистской деятельности и работы в Организации Объединенных Наций, но в апреле 2019 года судебное разбирательство было приостановлено, и семья ничего не знала о судьбе Люджейн, которая в настоящее время содержится в одиночной камере. Семье девушки разрешили посещать ее раз в месяц и звонить раз в неделю.

Несмотря на пугающую ситуацию, в августе 2018 года активистка отказалась от освобождения из под стражи в обмен на видео-заявление, в котором ей предлагалось отрицать пытки, которым она подвергалась. Птица по имени Люджейн отвергла частичную свободу и все еще настаивает на наказании тех, кто будил ее ночью и пытал.

Джоэль Мардинян

11 декабря 2018 года ливанский косметолог усыновила ребенка по имени Натан Марк (Natan Mark), а в 2019 году она не упускала ни одной возможности продвигать идею усыновления, будь то в телевизионных интервью или Инстаграм, где она демонстрирует, как ей живется с ребенком.

Усыновив мальчика, Джоэль Мардинян (Joelle Mardinian) осуществила детскую мечту. Она не аргументирует свое решение религиозными убеждениями, скорее ее позиция звучит так — почему бы и нет? Это актуально в нашем регионе, где мы не слышим о семьях, усыновивших детей из детских домов, но часто говорим об опеке над ребенком.

Тема спорная, но почему бы и нет? Почему имеющая возможности семья не может позаботиться о ребенке, изменить его жизнь, подарить ему дом, где он будет в безопасности? Эти вопросы возвращают нас к тому, что писала в своей статье иорданская писательница Амаль аль-Хариси (Amal al-Khareesi): «Как только вы произносите слово «усыновление», на вас обрушивается поток предупреждений, вроде «усыновление запрещено». Но разве может быть запретным спасение ребенка из лап улицы? Как может быть запретным желание предоставить ему кров, еду и подарить тепло, а не оставить жить на улице или дома, где царят насилие и другие беды?

В интервью Нишану в программе «Я здесь» Джоэль сказала: «Я хотела усыновить ребенка, чтобы дать ему шанс, но не знала, что так сильно полюблю его».

«Я чувствовала, что это моя плоть и кровь. Когда мы пришли домой из детского дома, я даже подумала, что у меня появится молоко в груди. Любовь, которую чувствуешь по отношению к приемному ребенку, ничем не отличается от любви к родному», — заверила она женщин.

Исра Грейб

Ее смерть стала посланием: либо арабская женщина становится революционеркой, либо должна спасаться бегством.

Мы говорим о молодой палестинской девушке Исре Грейб (Isra Greib), которая могла остаться лишь одной из многочисленных жертв бытового насилия со стороны мужчин, если бы не восстание ее друзей и влиятельных пользователей соцсетей, которые потребовали для неt справедливости.

Исра не ушла мирно, и ее смерть не была «спокойной», как того хотели убийцы. Ее кричащий в больнице голос может стать спичкой, которая подожжет народный гнев в связи с положением женщин, подчиняющихся мужчинам в самых разных аспектах своей социальной, политической и религиозной жизни. Мы давно ждали этого момента.

Семья рассказывает разные версии о случившемся. Например, что она была одержима джиннами и спрыгнула с балкона дома, но по словам генерального прокурора Палестины Акрама аль-Хатиба (Akram al-Khateeb) 12 сентября, Исра стала жертвой чудовищного преступления.

Он обвинил преступников в «избиении, повлекшим за собой смерть». Это три человека — муж, ее сестры и двое братьев.

Мохаммад Салах

Своими футбольными успехами Мохаммад Салах (Mohammed Salah) не только вдохновляет египетскую молодежь, но и способствует снижению ненависти к мусульманам, что подтверждает исследование, опубликованное в мае Британским институтом миграционной политики. По мнению авторов, переезд Салаха в Ливерпуль способствовал снижению числа нападений на почве ненависти в Мерсисайде на 18,9%, что напрямую влияет на масштабы исламофобии на Западе.

В работе под названием «Могут ли знаменитости рушить стереотипы: влияние Мохаммада Салаха на враждебное поведение и антимусульманские настроения» говорится, что количество оскорбительных твитов в адрес мусульман среди болельщиков «Ливерпуля» сократилось вдвое по сравнению с другими британскими клубами.

Как подтверждают результаты исследования, крайне важно, какие идеи продвигают публичные люди и как они влияют на принятые в том или ином обществе убеждения. Еще одной причиной снижения упомянутых выше показателей является большая осведомленность людей об исламе. Знаменитости — пример для подражания, и более близкое знакомство с ними может иметь положительное влияние на различные вопросы и связанные с исламофобией в том числе.

Мухаммад Шахрур

«Все хадисы, которые оправдывают притеснение женщин и их подчинение мужчинам, являются необоснованными и скорее имеют целью увековечить ценности мужского общества, где обычаи смешались с прошлыми верованиями и были превращены в религию. Все это далеко от ислама».

«Между преступлением и честью нет ничего общего. Честь — понятие относительное. Для японцев честь означает мастерски справляться со своей работой, в то время как честь араба ограничивается нравственностью женщин его семьи».

«Мы должны осознавать, что ислам — это религия человечества, и ее ценности накапливались постепенно, пока не обрели форму послания пророка Мухаммада (мир ему), справедливого для каждого времени и места. Посланник оставил нам лишь мудрое откровение, и каждый раз его прочтение зависит от знаний, имеющихся в ту или иную эпоху. Необходимо обращать внимание на конкретные исторические обстоятельства событий, иначе мы не выйдем из порочного круга».

«Религиозные общества всегда лицемерны, поскольку оценивают людей в зависимости от их веры, а нравственность остается на низком уровне. Признаком благополучия общества считается количество посещающих мечети мусульман и покрывающих голову женщин. Таково состояние нашего арабского общества в течение многих веков. Однако мы наблюдаем общества, где религиозность не столь высока, но царит гуманизм и почти нет преступлений».

«В том, что считается аморальным в откровении, я не нашел упоминания сожительства. Значит такого рода вещи требуют одобрения общества. Например, то, что приемлемо во Франции, неприемлемо в Египте, и обе стороны могут подвергаться вреду. Здесь нужно обратить внимание на один важный момент — не все разрешенное религией является социально и юридически одобряемым, но все запрещенное ею отклоняется полностью».

«Хиджаб в общепризнанном понимании — это одеяние арабских женщин в седьмом веке нашей эры, национальный костюм и не более того. Он имеет отношение к обычаям и климату».

«Большинство людей попадут в рай, и я хочу избавить их от чувства вины. От эпохи Аббасидов мы унаследовали Бога, который ненавидит других и особенно ненавидит женщин, отрицает их чувства, ненавидит музыку, скульптуру, живопись и другие виды искусства».

Выше мы привели некоторые высказывания исламского мыслителя Мухаммада Шахрура (Muhammad Shakhrur), который покинул наш мир всего несколько дней назад, вечером 21 декабря 2019 года. 50 лет своей жизни он посвятил современному прочтению священного Корана и является одним из врагов религиозного «запрещения» и запугивания молодежи. По его мнению, приблизиться к Богу гораздо легче, чем представляется.

Помимо риторики в отношении женщин, Шахрур поднимает вопросы, которые вызывают гнев или «провоцируют» тех, кто не хочет думать, так как размышления ведут к развенчанию множества унаследованных убеждений. Например, почему мы должны понимать аят о наследстве так, как его понимал Ибн Аббас (Ibn Abbas), а не так, как его ниспослал Бог, и как мы его понимаем?

Также Шахрур всегда выражал свое недовольство тем, что исламские народы копируют образ жизни седьмого века, что является нынешней религией мусульман. Каждый день своей жизни он стремился перестроить арабское мировоззрение и перенести религию из седьмого века в нынешнюю эпоху, поэтому его идеи привлекают многие поколения.

Хамид Синно: воин любви

В ночь на 9 августа группа «Машруу Лейла» (Mashrou' Leila) презентовала песню Radio Romance. Эта та же группа должна была дать концерты на международных фестивалях в Библе, однако их отменили с формулировкой: «дабы предотвратить кровопролитие и ради поддержания безопасности и стабильности».

Первым, что появилось на экране перед презентацией песни, стали слова гей-участника группы Хамида Синно (Hamid Sinno): «Для одних любовь — сопротивление».

Говорят, Синно «боролся с любовью», когда религиозные, официальные круги и население выступали против этой группы. Главная заявленная причина — обвинения группы в оскорблении христианской религии. Синно опубликовал статью на Фейсбук вместе с фотографией американской певицы Мадонны, что некоторые сочли оскорбительным для христиан.

Также музыкантов обвинили в оскорблении святых мест из-за двух песен — «Идолы» и «Духи».

Как рассказывает автор песни Radio Romance Владимир Мавония-Кока (Vladimir Mavounia-Kouka), это история о влюбленных, которые пытаются поцеловать друг друга, но терпят неудачу. Это метафора города и мира, где по причине гомофобии, ксенофобии и любых других проявлений расизма по-прежнему невозможны многие истории любви.

Дадим краткое пояснение: сексуальная ориентация Синно не была открыто упомянута в ходе кампании против группы, но, по мнению некоторых, это может так или иначе сыграть свою роль. Как говорят, несмотря на то, что произошло, Синно снова сопротивлялся при помощи любви.

Султан Сауд аль-Касими

«Война против арабского мира — это прежде всего война против культуры», — эти слова произнес лектор Джорджтаунского университета шейх Султан Сауд аль-Касими (Sultan Saud al-Kasimy) из правящей семьи эмирата Шарджа. Как он выразился, «интерес к арабскому искусству отражает его сущность». Аль-Касими обнаружил в себе страсть к арабской культуре, когда переехал в Париж, чтобы закончить свое университетское образование. Арабизация для него — это то, что действительно существует.

Он известен своими культурными «советами», которые создает в разных странах мира, чтобы познакомить аудиторию с арабской культурой и искусством. 6 декабря министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш (Anwar Gargash) заявил, что высоко ценит и любит советы шейха Султана Сауда аль-Касими в Америке.

Он отметил его «исключительные и очень серьезные личные усилия по продвижению арабской культуры и искусства через деятельность десятков культурных советов».

В дополнение к последним в 2010 году аль-Касими создал фонд, который включает в себя более тысячи произведений современного искусства арабских художников и организовывает выставки в разных странах мира, включая Иран, Великобританию и Францию.

Алаа Салах

Молодая суданская женщина, студентка архитектурного факультета Международного университета Судана Алаа Салах (Alya Salah), в апреле этого года пела против режима свергнутого президента Судана Омара аль-Башира (Omar al-Basheer) в ходе популярной сидячей забастовки перед зданием Главного командования Вооруженных сил Судана. Она показала, что суданские женщины сыграли героическую роль в революции, которая свергла президента.

Салах получила прозвище «кандака», что означает «нубийская королева», после того как девушка предстала в белом платье на крыше автомобиля и пела, вдохновляя толпу: «Мы полили Нил своей кровью. Моя бабушка — кандака».

Здесь подразумевается, что нынешнее поколение суданских женщин унаследовало величие своих бабушек, которые правили страной тысячи лет назад. Она продолжала перечислять имена жертв суданского движения, особенно мучеников 2013 года, и напоминать, что смерть — нейтралитет и молчание, а тюрьма, которой угрожает режим, — это честь, ведь причиной не являются кража или предательство.

Комментируя популярность видеозаписей со своим участием, она сказала: «Суданские женщины всегда играли активную роль в нашем обществе, они искали решение проблем и требовали прав для себя и народа». Она добавила: «Это часть нашей истории. В древнем государстве Мероэ женщины были царицами, и их называли "кандака". К этому мы апеллируем в своем движении».

Послание, которое она адресует всем, звучит так: «Судан для всех».

Ахмед Михна

Он попытался рассказать об иракской революции с помощью камеры. На его фотографиях демонстранты убирают улицы, на стенах зданий сделаны надписи вроде «есть свет в конце туннеля, он позволит нам забыть о пережитой боли», мы видим улыбающуюся девушку с нарисованным на щеке флагом.

Мы говорим о военном фотожурналисте Ахмеде Михне (24 года), который 6 декабря попал под обстрел на площади в центре иракской столицы, пытаясь запечатлеть ещё незавершенную революцию.

Перед поездкой в Ирак его аккаунт в Instagram имел 9 тысяч подписчиков, а сейчас за ним следят около 87 тысяч человек. Может, люди смотрят на его фотографии, когда пламя надежды гаснет? Или это послание от этих подписчиков, что ещё остались люди вроде Ахмеда?

Надин Лабаки

Намеренно или нет, прямо или косвенно, ливанский режиссер Надин Лабаки (Nadine Labaki) помогла изменить жизнь сирийского беженца Зейна аль-Раффеа (Zeina al-Raffea), героя ее фильма «Капернаум», в котором поднимаются актуальные социальные проблемы, такие как детский труд, ранние браки, отсутствие гражданства и бедность.

Во время бомбежки Зейн и его семья покинули дом в Дераа на юге Сирии. Ему было семь лет. Он переехал жить в один из самых бедных районов Бейрута, прежде чем столкнулся с Лабаки, выбравшей его для главной роли. После показа фильма Зейн оказался на красной дорожке на Каннском кинофестивале, где зрители аплодировали фильму долгие 13 минут. А затем с помощью Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев он вместе с семьей переехал в Норвегию и снова прошелся по красной дорожке, когда фильм стал номинантом на премию «Оскар» как лучший иностранный фильм.

17 ноября американская актриса ливанского происхождения Сальма Хайек объявила об участии Зейна в съемках фильма «Вечные», который станет частью киновселенной «Марвел» (Marvel). Таким образом, Зейн станет первым беженцем из Сирии, который сыграет роль супергероя в этой киновселенной.

По словам Лабаки, единственный вымышленный персонаж в ее фильме — адвокат, которого сыграла она сама, все остальные актеры сыграли самих себя.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.