Исламистские экстремисты в британских тюрьмах проводят импровизированные шариатские суды, распространяют запрещенную литературу и неприкрыто вербуют молодых мусульман из заключенных, узнала газета «Таймс».

Один бывший заключенный тюрьмы Вудхилл в Милтон-Кейнсе подробно рассказал о том, что привело его в группу экстремистов, присягнувших на верность «Исламскому государству»*. По собственному признанию, он принимал участие в шариатских судах и показательных порках.

После его откровений эксперты по безопасности призывают коренным образом пересмотреть подход к угрозе радикализации. Очевидно, что радикализация, включая такую ее форму, как распространение террористической идеологии в тюрьмах по всей Британии, становится реальной проблемой.

Этот вопрос привлек пристальное внимание в прошлом месяце, когда 28-летний Усман Хан (Usman Khan), осужденный за терроризм и освобожденный по специальному разрешению, зарезал двух человек на Лондонском мосту, после чего сам был убит полицией.

Бывший глава управления Скотланд-Ярда по борьбе с терроризмом Ричард Уолтон (Richard Walton) и ведущий автор обзора на тему «Экстремизма в британских тюрьмах» Ян Ачесон (Ian Acheson) заявили, что реформы, направленные на решение этой проблемы, подорвали возможности пенитенциарной службы. В своем докладе за 2016 год профессор Ачесон назвал исламистский экстремизм в тюрьмах «растущей проблемой» и наметил меры по борьбе с ним. Однако его идеи встретили сопротивление.

Как признался бывший заключенный, поведавший о собственной радикализации — в дальнейшем будем именовать его Джек — его вербовал проповедник ненависти Анжем Чудари (Anjem Choudary). По его признанию, у него также имеются записи идеолога «Аль-Каиды»* Анвара аль-Авлаки. Другие экстремисты были также завербованы в тюрьме и ранее были осуждены за насильственные преступления.

Мужчина — ему за двадцать и он был освобожден по разрешению — сообщил, что участвовал в тюремном суде над двумя другими заключенными, которые якобы оскорбили ислам, употребляя спиртное.

По его словам, один из «судей», 24-летний Брустом Зиамани (Brusthom Ziamani), осужденный на тюремный срок в 2015 году за заговор с целью обезглавить курсанта британской армии, призвал к избиению. В итоге оба употребивших алкоголь человека были избиты.

Бывший заключенный рассказал, что в контакт с экстремистами вступил после того, как к нему подошел самопровозглашенный тюремный «эмир», «властный» человек, заставший Зиамани в момент ожидания пятничной молитвы.

Уже на свободе, признался Джек, заключенные предлагали ему помощь в поездке в Сирию. Он сказал, что обращался за духовной помощью и остался набожным, но мирным мусульманином, добавив: «Я решил оставить этот образ жизни».

За последние 20 лет число заключенных, назвавшихся мусульманами, резко возросло. В этом году в Англии и Уэльсе насчитывалось 13 000 заключенных-мусульман — или 16% от общего числа. Для сравнения, в 2002 году о своей принадлежности к исламу заявили лишь 8% заключенных.

Министр юстиции Роберт Бакленд (Robert Buckland) назвал признания бывшего заключенного «весьма тревожными», но настаивает на том, что за последние четыре года «на борьбу с пагубными последствиями экстремизма за решеткой» было потрачено «немало времени, усилий и средств».

Профессор Ачесон же считает, что рассказ бывшего заключенного подтвердил его опасения, что служба исполнения наказаний «по-прежнему неспособна справиться с серьезной угрозой нашей национальной безопасности».

«Меня очень расстраивает, что многие из тех рекомендаций, что я дал в 2016 году, чтобы четко отреагировать на эту угрозу, судя по всему, проигнорировали. Это говорит о серьезном отсутствии воли и решимости, чтобы противостоять терроризму, который я обнаружил», — добавил он.

«Я призываю правительство вернуться к этим рекомендациям в качестве отправной точки для проверки реальных возможностей по борьбе с экстремизмом. Если пенитенциарная служба не справляется с этим смертельным и разрушительным риском, ее следует освободить от ответственности».

Г-н Уолтон, старший научный сотрудник аналитического центра по обмену информацией, назвал уход Майкла Гоува (Michael Gove) из министерства юстиции в 2016 году «крайне несвоевременным».

«[Г-н Гоув] собирался воплотить предложенные Ачесоном меры в полном объеме и решить проблему радикализации в тюрьмах по всей стране. А его преемница [Лиз Трасс, Liz Truss] эту проблему вопросом первоочередной важности не считает и, судя по всему, полностью воплощать программу Ачесона не намерена», — добавил бывший полицейский.

«В свете недавнего нападения министерству юстиции следует вернуться к проблеме радикализации в тюрьмах. Сейчас необходим полный, прозрачный обзор тюремной радикализации и мер, принимаемых для борьбы с нею».

«То, что радикализация остается серьезной проблемой, неудивительно — из-за недавних успехов. В последние годы за подготовку терактов в Великобритании и за рубежом было осуждено немало исламистов», — добавил г-н Уолтон.

«К сожалению, скрытые контртеррористические расследования нередко начинаются в тюрьмах, ведь они — питательная среда для исламских радикалов, а также заговора и вербовки».

* — запрещенные в России террористические организации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.