В воскресенье вечером в западной части города Упсалы одного человека застрелили, а другого серьезно ранили. В этом году стрельба в городе слышалась как никогда часто. В соотношении к числу жителей — чаще, чем в Стокгольме и Мальмё.

Полиция сработала быстро. Через 15 часов после убийства единственный след ее деятельности — это несколько кусочков бумаги с написанными от руки цифрами, лежащие на земле. Оцепление снято, но полицейский вертолет все еще летает над районом.

В воскресенье вечером в полицию поступил звонок по поводу стрельбы в городском районе Стенхаген в западной части Упсалы. Обстреляли двоих молодых людей, сидевших в машине. Один из них, 25-летний мужчина, скончался в понедельник от ран, состояние второго стабильное.

Это уже 28-й случай стрельбы в Упсале за год, сообщило шведское телевидение SVT. Молодая мать Закия (Zakia) как раз сидела дома с детьми, когда услышала выстрелы примерно в километре от дома.

«К некоторым вещам никогда не привыкнешь. Например, когда твои четырехлетние дети обсуждают, что кого-то недавно застрелили», — говорит она.

У Саида Херси (Said Hersi) тоже маленький ребенок, и он тоже встревожен. Он боится, что что-то может случиться с его сыном.

«До вчерашнего дня казалось, что здесь безопасно», — говорит он нам, ведя домой сына Мохамеда.

Пока полиция никого не задержала. Весь день она проводила допросы и собирала улики.

«Мы активно работали и не можем пока раскрывать детали расследования», — говорит Яле Польяревиус (Jale Poljarevius), начальник местного отделения полиции.

Он отказался отвечать на вопрос, есть ли здесь связь с криминальными группировками. Однако этот случай расследуют в рамках операции «Иней» (Rimfrost) — особого общенационального мероприятия, которое полиция Швеции проводит с целью борьбы с вооруженной организованной преступностью.

В последние месяцы стрельба в полицейском округе, куда входят Упсала и Вэстерос, слышится все чаще. По соотношению к числу населения таких инцидентов здесь больше, чем в Сконе (регион, где находится известный криминальной статистикой  город Мальмё, — прим. ред.) или Стокгольме. По подсчетам криминолога Манне Йерелля (Manne Gerell), в Мальмё регистрируется 10,1 инцидентов со стрельбой на 100 тысяч жителей, а в Упсале — 11,5.

«Раньше в Упсале так часто не стреляли. Это невероятно трагично и создает огромные трудности как для местных жителей, так и для полиции», — говорит Яле Польяревиус.

К настоящему моменту в этом полицейском округе за год в 52 перестрелках четыре человека были убиты и 22 ранены. Для сравнения: в Стокгольме 83 инцидента со стрельбой унесли жизни 15 человек, а ранены были 32. При этом в Стокгольмском полицейском регионе население в два раза больше.

Яле Польяревиус также руководит региональной операцией «Рысь», призванной положить конец серьезной организованной преступности в округе. По его словам, насилие в Упсале связано с деятельностью пяти криминальных группировок, которые конфликтуют между собой.

«В эти группировки входят около 160 человек. Инциденты могут возникать на фоне различных конфликтов, торговли наркотиками и стремления прославиться», — говорит он.

Аналитик полиции Стокгольма Свен Гранат (Sven Granath) считает, что насилие в Упсале может быть обусловлено ее близостью к Стокгольму и тем, что население города относительно молодое.

«Это студенческий город, поэтому, вероятно, там большой рынок наркотиков. Где торгуют наркотиками, там и насилие».

Чтобы переломить эту тенденцию, полиция Упсалы собирается сотрудничать с социальной службой и школами города. Во вторник полиция уже посетила две школы. В краткосрочной перспективе задача заключается в том, чтобы убрать оружие с улиц. С августа полиция конфисковала около 60 единиц оружия, рассказывает Яле Польяревиус.

«Я не могу сказать, что наша работа завершится к какому-то определенному моменту. Трудно понять, сколько времени на это все понадобится», — говорит Яле Польяревиус.

Всего за несколько часов до стрельбы в Стенхагене метрах в десяти от места преступления более ста человек собрались, чтобы послушать рождественский концерт в церкви Святой Марии. По словам священника Мартины Ларссон (Martina Larsson), это был разительный контраст.

«Это был шок. А сейчас вокруг словно вакуум, который останется до тех пор, пока мы не получим больше информации о случившемся».

Она работает в церкви с 2012 года и рассказывает, что в последнее время в Стехагене происходит много странного. Но есть и попытки противостоять насилию: например, люди совместно патрулируют улицы по ночам.

Svenska Dagbladet: Вы уже привыкаете?

Мартина Ларссон: Я об этом думала. Меня шокирует, что в последнее время происходит так много всего, что люди начинают задаваться этим вопросом. Но я надеюсь, что это и дальше будет вызывать возмущение, а сочувствие к пострадавшим семьям не притупится.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.