Лето 1992 года в Киеве было очень жарким. Я лежал на траве неподалеку от Арки дружбы народов в Крещатом парке. Эта тридцатиметровая титановая дуга — советский монумент, символизирующий братство русских и украинцев. Она мелькала на телевидении, когда во время музыкального конкурса Евровидение ее раскрасили в цвета радуги. На самом деле в самом парке гораздо красивее, поэтому даже не знаю, зачем я улегся именно у этой довольно уродливой дуги. Но в советском монументальном искусстве есть что-то притягательное.

Я был еще совсем молодым студентом и в первый раз приехал на Украину, получив стипендию и возможность пожить здесь. Я брал интервью у представителей разных ведомств и организаций. Но в тот день было слишком жарко, так что я просто лежал в тени и читал. С собой у меня была бутылка слишком соленой минералки и книжка по истории государств Восточной Европы.

Я получил множество впечатлений. Гулял среди старых зданий от Площади независимости до Европейской площади, которая раньше поочередно называлась в честь Ленина, Сталина, Адольфа Гитлера и царя, наслаждался этой короткой студенческой поездкой в город, расположенный неподалеку от чернобыльской «зоны», купался в освежающем озере в пригороде Киева, которое когда-то было предназначено для партийных функционеров.

Это было через два с половиной года после падения Берлинской стены и через полгода после распада Советского Союза. Все старое еще оставалось на своих местах, но мечты о новом будущем уже набирали силу. Формировалась новая Европа.

Прошло тридцать лет. То, что было почти забыто и осталось лишь в учебниках истории, вновь стало актуальным после ряда событий, которые привели к росту напряжения и глубокому охлаждению между Россией и США/НАТО. За последний год я написал в Svenska Dagbladet серию статей о новой холодной войне, которая, по моему мнению, еще опаснее предыдущей. По разным причинам вместо Берлина ее эпицентром теперь стала Украина. Украина — расколотая, сложная и глубоко коррумпированная страна. Сегодня она сменила Косово и Молдавию на позиции беднейшей страны Европы, целиком и полностью зависящей от займов МВФ.

Кризис на Украине имеет сложную природу, а корнями он уходит в историю страны, в которой запад тянется к Польше, а восток тесно связан с Россией. В стране этнически неоднородное население: 17% — русские, для 30% граждан русский — родной язык. В конечном итоге конфликт касается характера государственного устройства: национальное государство, опирающееся на украинский этнос, или федерация с несколькими национальностями?

Вдобавок ко всему граждане очень недовольны коррупцией и борьбой олигархов за власть. Конфликт приобрел международные масштабы и осложнился из-за того, что в него вмешались россияне, американцы и европейцы. ЕС вместе с Карлом Бильдтом (Carl Bildt) сыграли тут негативную роль, выдвинув в 2013 году Украине ультиматум и потребовав выбрать только одно из двух — либо договор об ассоциации с ЕС, либо торговый договор с Россией. Это расценили как враждебный сигнал, и возник конфликт на востоке Украины (в Донбассе), где экономическая интеграция с Россией очень сильна. Связь эту нужно было разом оборвать.

Ко всему прочему в стране приняли языковой закон, который запрещает официальное использование русского и любых других языков, кроме украинского. Такое политическое решение взрывоопасно: на Украине живут более 7 миллионов этнических русских, а российская оружейная промышленность интегрирована с Восточной Украиной посредством отношений с рядом субподрядчиков. После заявлений о возможном вступлении Украины в НАТО ничего удивительного, что Крым был аннексирован. Российский Рубикон проходит на Украине.

Еще летом 1992 года я почувствовал, как силен в стране национализм и как сильно она поляризована. Я ехал туда поездом через Польшу и встречался со студентами и активистами, например, из Львова и Киева. Во Львове националистические настроения были значительно сильнее. Россию представляли как часть Азии, тогда как Украину относили к Европе. Я удивлялся, как им удавалось найти связь между шведами и украинцами, называя нас братскими народами. У нас одни и те же цвета на флагах, а в XVIII веке мы вместе воевали с русскими. Кроме того, именно викинги основали Киев. Одна женщина из министерства культуры рассказала мне, что на Украине есть 105 национальностей и этнических групп. Мы начали считать, но быстро сдались: украинцы, русские, белорусы, крымские татары, венгры, евреи, румыны, поляки…

Если министерство культуры насчитало 105 категорий, то от этого и будем отталкиваться. После этой поездки я все больше внимания стал уделять Югославии, но порой мне казалось, что Украина — зона еще большего риска. Кристиан Гернер (Kristian Gerner) однажды назвал ее огромной Боснией. И дела там пошли наперекосяк очень быстро.

Весной и летом 2019 года в стране прошли президентские и парламентские выборы, и партия нового президента Владимира Зеленского выиграла везде, кроме западных областей. Зеленский — комик и актер, политический аутсайдер. Его знают по очень популярному телесериалу, где он играет преподавателя, ставшего президентом с помощью своих студентов. В сериале ему приходится постепенно учиться общаться с иностранными политиками, которые приезжают к нему с визитом, что приводит к ряду недоразумений. Тема универсальна: кто угодно может стать президентом, и для этого не нужны могущественные олигархи.

Зеленский баллотировался на выборах с двумя обещаниями — добиться мира на востоке Украины и победить коррупцию. Сразу после вступления в должность он оказался втянут в американскую кампанию против президента Трампа. Коррупция в стране напрямую связана с США, администрацией Обамы и семьей вице-президента Джо Байдена. Кроме того, в кругах в области безопасности и НАТО есть те, кто не хочет разрядки в отношениях с Россией. Позиции Зеленского угрожают мощные силы за границей и внутри страны. Он попытался заключить перемирие в Донбассе и лично ездил к ультранационалистическим и правоэкстремистским военным группам, которые отказались выполнять условия договора.

Его жизнь в опасности, сомнений тут нет. Он получил определенную поддержку от Трампа и Путина, но чтобы на Украине установился мир, необходима обширная помощь и с других сторон, и тут ЕС мог бы сыграть свою роль. Для этого также надо разрядить отношения между Россией и Западом, ведь именно между ними и оказалась зажата Украина, будто фишка в игре. В свою очередь Украина — зона риска и подходящее пространство для провокаций и недопонимания, которые могут запустить неуправляемую спираль эскалации отношений между НАТО и Россией. Поэтому развитие событий на Украине и позиция Зеленского имеют решающее значение как для европейской, так и для глобальной безопасности.

Я встал со своего удобного места на газоне и отправился прочь из Крещатого парка. Я еще и понятия не имел, что здесь произойдет в будущем и какую роль будет играть Украина. Мягкий аромат летних цветов перебил другой, резкий запах. Запах свежего асфальта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.