Группа девочек подросткового возраста сделала мощный рывок в виде спорта, носящем официальное название женское фигурное катание. Они совершают четверные прыжки, которые были не по силам спортсменкам на протяжении десятилетий, причем делают их в таких количествах, что уже сравнялись с ведущими фигуристами-мужчинами.

Это либо поражает воображение, либо вызывает ужас. Но вполне определенно можно сказать, что молодежный спорт сошел с ума.

Россиянка Александра Трусова в субботу на Гран-при Канады выполнила два четверных тулупа и четверной лутц в длинной программе, задав умопомрачительный стандарт, который еще умопомрачительнее в силу того, что остальные спортсменки наступают на пятки этой 15-летней фигуристке.

Неделей ранее тоже россиянка и тоже 15-летняя Анна Щербакова в длинной программе на международном турнире «Скейт Америка» (Skate America) сделала два четверных лутца и взяла первое место. Занимая четвертое место после слабой короткой программы, Щербакова обошла всех своих соперниц, сделав прыжок в четыре оборота.

Когда Юдзуру Ханю в прошлом году получил свою вторую олимпийскую награду с четырьмя четверными прыжками в длинной программе, а на Олимпиаде-2014 победил с двумя, конкуренция в мужском фигурном катании казалась сумасшедшей. В то время женщины доходили максимум до тройных прыжков, самый сложный из которых, тройной аксель, требовал дополнительно делать пол-оборота и считался среди женщин чем-то сродни голубой мечте.

Пока остальной спортивный мир беспокоится по поводу чрезмерной специализации и молодости спорта, фигурное катание не обращает на это особого внимания. Женщины-фигуристки, выполняющие на состязаниях прыжки в четыре оборота, скажем, 13-летняя россиянка Камила Валиева и 14-летняя американка Алиса Лю, вынуждены выступать в молодежном разряде, потому что пока не имеют права участвовать в крупных спортивных состязаниях для взрослых. (Еще одна фигуристка, делающая четыре оборота, это 19-летняя спортсменка из Казахстана Элизабет Турсынбаева, освоившая такие прыжки поздно, но имеющая рост 1 метр 48 сантиметров. Ни одна из фигуристок не дотягивает по росту до 1 метра 55 сантиметров.)

«На данный момент стать чемпионкой мира среди юниоров в женском фигурном катании едва ли не сложнее, чем чемпионкой мира среди взрослых», — сказал комментатор Эн-Би-Си Джонни Вир (Johnny Weir).

По нынешним правилам это также новая норма, добавил он. «Пока Международный союз конькобежцев не скажет, что можно делать один четверной прыжок, а остальное выступление строить на катании и вращениях, молодежь ничего не добьется. Это ведь тоже спорт».

У таких прыжков есть свои фанаты, который видят в них нечто вроде проявления силы у девочек. «Женщины всего мира говорят, что ничем не уступают мужчинам», — сказал тренер Том Закрайсек, научивший многих фигуристов прыжкам в четыре оборота, а прошлом году работавший с девочкой из Кореи Ю Ен над четверным сальховом.

Но даже он признает, что это «терра инкогнита». Есть многочисленные данные о мужчинах-фигуристах, которые обретают навыки постепенно, с детского возраста, а потом развивают и совершенствуют их, став взрослыми. Никто не знает, чем это обернется для девочек, которые сейчас в препубертатном возрасте.

«Когда они достигают половой зрелости, их тело меняется… Я даже не знаю, никто из молодых прежде четыре оборота не делал», — сказала тренер Эвелин Креймер, работавшая с Мишель Кван над вращениями перед Олимпиадой 1998 года.

Некоторые скептики опасаются, что ответ им уже известен: даже для победительниц нынешняя модель является недолговечной и нездоровой, потому что фигуристка ведет гонку со временем, и есть все шансы, что победительницы будут менять друг друга каждый год.

«Я считаю, что по достижении половой зрелости фигуристки будут очень редко делать несколько четверных прыжков», — сказала Линда Ливер, тренировавшая олимпийского чемпиона 1988 года Брайана Бойтано, который несколько лет пытался выполнять четверные прыжки на соревнованиях.

«Я также думаю, что спортивная карьера у мужчин будет короче из-за нагрузки на спину, колени и лодыжки. А тип тела будет в значительной степени определять, кто станет доминировать в фигурном катании».

Закрайсек считает, что это совсем необязательно. Совершенствование техники и ботинок поможет уменьшить износ организма, преследовавший все предыдущие поколения фигуристов. Русские, говорит он, «невероятно сильные, ну, очень сильные, а не только сухие и поджарые. Их тела с этим справляются. Именно поэтому они это и делают». Видимо, на Олимпиаде-2022 они решили стать круче всех.

Он также убежден, что если фигурист освоил навыки и умения в юном возрасте, он сохранит их, даже став взрослым. «Смысл в том, что это в твоих мышцах, и пока ты тренируешься и стимулируешь их, навыки и умения остаются», — говорит Закрайсек.

Вместе с тем, он предупреждает, что соперничать с русскими непросто, так как надо раньше приходить в спорт, чтобы к 10 годам хорошо освоить тройные прыжки, а потом иметь запас времени для подготовки к выполнению четверных.

И забудьте о ранней специализации. Вопрос в том, что элитная подготовка требует тренировок по 30 часов в неделю и более, причем ребенок должен ездить по всей стране и миру, чтобы заниматься с конкретным тренером. (За исключением американки Лю, все выполняющие четверные прыжки фигуристки тренируются в одной школе в Москве.)

Кинезиолог Уильям Сэндс (William Sands), который специализируется на гимнастах, согласен с теорией долговечности Закрайсека. Осваивать сложные навыки в юности — это не только более эффективно, говорит он. Это выгодно с практической точки зрения, потому что неизбежные падения происходят тогда, когда спортсмен легче, и шансов на серьезную травму меньше.

Он также считает, что женщинам-фигуристкам с возрастом всегда будет труднее, чем мужчинам, но они все равно «будут прогрессировать, потому что обладают огромным запасом навыков, что позволит им проводить корректировку».

Но иногда они просто не смогут это делать. Порой «непреодолимые» весовые изменения будут ограничивать их возможности, говорит Сэндс, и это будет совершенно неподвластно фигуристкам.

Это очень тяжело, и это несправедливо, говорит заслуженный профессор из Техасского университета в Остине Роберт Малина (Robert Malina), занимающийся кинезиологией и являющийся экспертом по росту, взрослению и молодежному спорту.

«Что произойдет с девочкой, чье тело сильно меняется? Система отвергнет ее после всех этих вложений сил и средств», — заявляет он, подчеркивая, что его также тревожит воздействие интенсивных прыжков на ноги, особенно в период быстрого роста.

«Они все еще дети. Это же не миниатюрные взрослые. И у них детские потребности. Думаю, в спорте назрели изменения, чтобы он соответствовал потребностям детей».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.