Истории эмигрантов из России в Литву бывают разные: от удачи до разочарования. История Ирины Дельгиадо, эмигрантки по любви, — феерическая. Здесь и знакомство по интернету, которое закончилось замужеством и переездом в Литву, оказавшуюся очень дружелюбной, а вовсе не враждебной, любимая работа и старт проекта Art MEetup. Vilnius. Это площадка, где каждый, кто говорит по-русски, может найти себе компанию или мероприятие по душе. Проект Ирина развивает вместе с Татьяной и Марией.

— Как девушка из Рязани познакомилась с парнем из Вильнюса? Здесь кроется какая-то романтическая история?

— В Рязани со мной на курсе дизайна училась подруга, Анна, которая приехала из Литвы. Мы вместе с ней закончили училище, она вернулась в Мариямполе и стала звать меня к себе в гости, но, поскольку родные стали убеждать: «Куда ты поедешь, там так плохо относятся к русским», я решила поступить так, как мне показалось логичным, — начала общаться с людьми из Литвы, искать информацию изнутри. Благодаря такому общению я смогла прочувствовать культурные коды страны, я стала изучать модели общения и поведения людей, в конце концов осталось несколько человек, с которыми я продолжила общаться по интернету, одним из них и был Андрюс. Мы с ним подружились и общались целый год, болтали практически каждый день, и в конечном счете это переросло в близкие и теплые отношения. Через год я к нему приехала, мы увидели друг друга, еще больше понравились и еще три года покатались в гости друг к другу.

— Насколько легко Вам далось решение о переезде?

— Мои родители, когда познакомились с Андрюсом, очень прониклись, их это успокоило, и я перестала волноваться, когда увидела, как люди общаются, что они настроены по отношению ко мне дружелюбно, помогают в изучении языка. Я живу в Вильнюсе уже десять лет, и у меня ни разу не было проблем на национальной почве. Думаю, что, когда ты понимаешь, что делаешь осознанный выбор, когда принимаешь, что едешь в другую культуру с другим языком и традициями, это очень сильно облегчает ситуацию, люди начинают к тебе относиться более дружественно. Стараешься учиться, стать частью этой культуры, если не получается, то пробуешь общаться, пусть даже и с ошибками.

— Ваши российские друзья не говорили: «Ирина, остановись, что ты делаешь?»?

— Нет, к тому времени они привыкли к моим сумасшедшим поступкам, я же артистичная натура, как здесь, в Литве, говорится, «prie meno». Были проблемы с тем, как оставить свою семью, как переехать, не зная в Литве, кроме семьи и друзей мужа, вообще никого.

— Вот Вы приехали сюда в Литву. Какой она Вам показалась?

— Я ведь приехала сюда в Вильнюс не из Москвы, я рязанская девчонка. Десять лет назад это был большой контраст — между тем, какая жизнь в Рязани и какая в Вильнюсе. Знаю, что люди приезжают из Москвы и говорят, что им здесь скучно, но со мной иначе… Даже после всех этих десяти лет мне здесь не скучно и интересно. С точки зрения дизайнера мне Литва показалась и кажется очень красивой. Мне очень нравится Старый город Вильнюса. Каждый город имеет свое «лицо» — Таллинн, например, гораздо более мрачный и готический. Вильнюс такой светлый, яркий.

— Чем жизнь в России отличается от жизни в Литве?

— Прежде всего, в плане социальных услуг, сервис в Вильнюсе гораздо качественнее, чем в моем городе, но, опять-таки, Рязань — не самый, быть может, современный и продвинутый город в России. Отличается то, как люди между собой общаются, то, как можно, например, решить вопросы с социальными службами, в учреждениях меньше требуется приносить справок о справках.

— Как приняли родители, друзья и знакомые мужа то, что он вывез жену из России?

— Нормально. Я никогда не испытала с их стороны отторжения от того, что я из России, более того, они все очень сильно мне начали помогать. Но я не отрицаю,что всю ситуацию и моим родителям, и Андрюса было принять не просто.

— То есть все прошло без проблем — приехала, увидела, интегрировалась?

— Нет, конечно, я ведь уже сказала, что приехала сюда, и у меня не было никаких личных знакомых, подруга Аня, с которой, собственно, и началась вся литовская история, эмигрировала. Мне повезло, что друзья Андрюса ко мне отнеслись с пониманием и помогали, это было очень важно для начала жизни. В целом было тяжело, потому что я всю жизнь прожила в одном городе — Рязани, и меня это устраивало.

Сначала было просто сложно без знакомых и друзей, потом я поняла, что сложно без знания языка — я тусуюсь в эмигрантских группах и компаниях и не чувствую себя своей в Литве. Тогда начался сложный и долгий процесс обучения языку и вхождения в культуру.

— Какими Вам показались местные русские и поляки?

— Когда я приехала в Литву впервые, у меня был вообще шок — что люди, с которыми я общаюсь, легко переключаются с русского на литовский или польский и наоборот. Это на самом деле просто шикарно и замечательно.

— А как эмигрантская тусовка?

— Для меня очень важно, что человек с собой несет, когда переезжает. В эмиграции это видно очень четко. Например, человек переезжает и говорит «а вот я на новом месте вашего литовского языка учить не буду». Для меня это сразу большой минус, потому что я сама прошла это путь, и я понимаю, для чего я учила литовский язык. Язык нужно учить не потому, что будет сложно общаться, но потому, что это интеллектуально-культурная норма.

Самое интересное, что таких людей немало, они не только сами не учат язык, но и своим детям не прививают. Есть люди, которые считают, что, раз они уехали из России, то они являются носителями серьезной, большой культуры и будут ее везде транслировать. Это здорово и замечательно, но весь вопрос, почему бы не влиться в литовскую и не транслировать две культуры — русскую и литовскую? Мне кажется, что таким людям стоит помнить о такой русской поговорке: со своим самоваром в Тулу не ездят. Хочешь нести свою культуру — неси, но делай это умно, грамотно, уважая чужую. Прибалтика — прекрасная почва воспитать билингвальных, трилингвальных детей!

— Как Вы думаете, почему много местных русских и поляков не горят желанием интегрироваться в литовскую культуру?

— Думаю, что любая культура, особенно субкультура в общей культуре, а с русской и польской здесь это выражается очень ярко, сама себя защищает или даже враждебна по отношению к основной, для того, чтобы сохранить свою самость. Желание не дать растворить свою культуру в местной — это хороший момент, но почему бы не брать дуализм и не быть адептами двух культур… Мне это не понятно… Мне кажется, это очень неправильный и даже глупый подход, потому что жить в странах Балтии и не пользоваться возможностями многих языков, которые здесь в ходу, — это просто очень, очень недальновидно.

— После десяти лет жизни в Литве насколько вы изменились?

— Однозначно — сильно. Научилась и продолжаю учиться литовскому спокойствию, умению принимать решения не торопясь. Ведь моя русская черта — активность и импульсивность, а где-то просто неумение подождать.

— Насколько та Россия, которая есть сейчас, отличается от той России, из которой Вы уехали в 2009 году?

— Я смотрю на Россию как на страну, где я родилась, как на страну, где живут мои родственники, друзья, как на страну с богатой культурой и языком. В этом плане Россия за прошедшее десятилетие не изменилась. Как мои друзья и родственники там жили, так они там и живут.

— Вы часто ездите на родину, в Россию?

— Раньше часто, практически каждый год уезжала на всё лето, а сейчас в моей семье произошли изменения, и, скорее всего, буду намного реже навещать родные края. Мне было очень важно показать дочке Россию, познакомить с дедушкой и бабушкой. Мы воспитываем дочку в условиях двух культур — русской и литовской. С пониманием и для нас, и для нее, что она может сделать что-то большое, обладая всем лучшим, что ей дали и русская, и литовская культуры. Я считаю, что ребенок, который вырос на стыке разных культур, увеличивает свои шансы на хорошее будущее вдвойне.

— Расскажите о вашей и ваших подруг идее — основать в Литве, в русскоговорящей среде, новую культурную площадку для обмена идеями, мнениями?

— С одной стороны, я давно следила за эмигрантскими группами в Литве, пыталась там общаться, то, что я там находила, меня и раздражало, и поражало — откровенное хамство, откровенные друг на друга нападки. Иногда просто обращаешься с конкретными вопросами — например, посоветовать книгу на литовском, а в ответ начинаешь получать либо шквал негативных ответов и эмоций, либо вообще не получаешь никакого ответа на вопрос.

С другой стороны, наблюдая за тем, как люди приезжают сюда, в Литву, не могут найти свою нишу, свой круг общения, я как человек, который пережил подобный опыт, хотела бы помочь им по-своему. Долго не могла придумать и оформить, как я это буду делать, потому что групп действительно много, никакого желания с ними конкурировать нет.

В этом году я познакомилась с двумя девушками — это Татьяна, которая ведет книжный клуб, и Мария — полиглот, говорит свободно на четырех-пяти языках — на немецком, английском, норвежском и литовском языках. У нас и родилась идея создать группу, где каждый человек может свободно написать: я иду на выставку и ищу компанию, или просто ищу единомышленников для такой или иной деятельности, связанной с культурой, искусством. С этой идеи и начался развиваться Art MEetup. Vilnius — наш проект. Мы пока маленькие — нам четыре недели.

— В каком направлении Вы и Ваши коллеги будете развивать проект?

— Пока что мы учимся, как работать с людьми, как принимать совместные решения. Мы пытаемся сделать что-то, что могло бы приносить радость и нам, и другим людям. Куда и во что это может вылиться — это вопрос. Покажет время.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.