Женщина идет по улице и беспокойно оглядывается по сторонам в страхе, что кто-нибудь узнает и расскажет друзьям или семье о ее страшной тайне. Тем не менее, несмотря на страх и беспокойство она медленно шагает навстречу судьбе дешевой проститутки, страдающей от венерического заболевания, которое может убить или выдать ее тайну. Она ведет себя подобным образом, хотя улица красных фонарей имеет лицензию от законных властей и финансируется государством.

Мы говорим не о знаменитой улице красных фонарей в Амстердаме или подобной улице в любой другой европейской стране, а о районе «Абдулла Каш», в котором находится последний лицензированный бордель, как в Тунисе, так и во всем арабском мире.

Правительство Туниса работает сутенером?

В настоящее время Тунис является единственной арабской страной с лицензированными публичными домами, где проститутки проходят строгое регулярное медицинское обследование в целях защиты клиентов, которые могут пострадать или отказаться платить за удовольствие, оказанное им в борделе.

В свою очередь, проститутки в Тунисе должны платить налоги государству, которое регулирует их работу, защищает и предоставляет медицинские услуги. К слову, после уплаты налогов у проститутки остается очень мало денег, поэтому, несмотря на легализацию проституции, в Тунисе существуют подпольные бордели. Женщины, которые работают в подобных местах или свободно стоят на улице могут попасть в тюрьму или быть оштрафованными на значительную сумму. К сожалению, они никак не смогут ее выплатить.

Поэтому многие правозащитники считают, что проститутки в Тунисе живут между молотом и наковальней. Они либо работают в легальных борделях без отпусков, кроме дней, когда у них менструация, либо они работают свободно на улицах, но попадают в тюрьмы или бедствуют.

В настоящее время на грани бедности живут не только проститутки, ведущие незаконную деятельность, но и законопослушные проститутки, особенно после закрытия многих лицензированных борделей в Тунисе после революции 2010 года. Воинствующие фундаменталисты выступили против существования легальных борделей, которым оказывает поддержку государство. Они назвали подобные заведения «греховными и безнравственными», а государство — сутенером.

Под давлением общественности государству пришлось закрыть около 45 легальных борделей в 2011 году из-за чего многие женщины, не имеющие никаких других навыков, остались без работы. И даже если проститутка попробует сменить сферу деятельность, то общество ей этого не позволит, а семья не примет обратно после того, как она пошла по дороге «Абдуллы Каша».

Смотрите отчет BBC о последних легальных борделях в Тунисе

В ролике BBC о последнем легальном публичном доме в Тунисе говорится, что проститутки встревожены опасностью закрытия борделя, который они считают своим единственным источником существования. Большинство из них в одиночку растят своих детей и не владеют никаким другим ремеслом.

Однако не все граждане Туниса выступают против легальных публичных домов. В тунисском обществе есть даже некоторые видные деятели, требующие открытия борделей. Одним из них является тунисский врач-сексолог Хишам аш-Шериф. В одном из телевизионных интервью он заявил, что публичные дома «служат обществу». По его мнению, бордели являются хорошим средством для выхода сексуальной энергии у неудовлетворённых мужчин. Хишам аш-Шериф подчеркнул, что люди с низким доходом не могут заниматься сексом в браке, поэтому публичные дома являются единственным местом для выхода сексуальный энергии для низших слоев населения.

Патронесса и «работник» — фундамент «Большого дома»

Точно проследить историю легальных борделей в Тунисе невозможно. Так считает египетский режиссер Лейла Сулейман, руководившая съемками фильма под названием «Большой дом», которое рассказывает о последних тунисских борделях.

Этот фильм является одним из самых первых документальных материалов об этой сфере деятельности. По словам Лейлы Сулейман, чиновники в Тунисе не стремились вести статистику, касающуюся данной профессии, несмотря на то, что признавали ее существование и собирали налоги с ее представительниц, словно она отвергаема не только на социальном и культурном уровнях, но также на техническом и исследовательском.

Поскольку в Тунисе не так много задокументированной информации о легальных публичных домах, а женщинам, там не работающим, запрещено входить в здания, режиссеру пришлось получить особое разрешение от государства в целях исследования этой сферы деятельности и передачи полученных сведений остальному арабскому миру. Женщина хочет рассказать ему то, о чем он практически ничего не знает. Впервые зайдя в публичный дом, она осознала, что на проституток распространяются ограничения, с которыми не сталкивается ни одна другая женщина или любая незаконная проститутка в Тунисе и остальном арабском мире.

Им запрещено общаться с обществом, выходить из здания независимо от причины, посещать кафе и развлекательные заведения. Им также запрещено пить алкоголь, даже если они предлагают его клиентам.

Главными людьми в легальных борделях в Тунисе являются две фигуры. Первая — патронесса, управляющая публичным домом, которая отвечает за приём и проводы клиентов. Она встречает их у дверей публичного дома и раздает им пронумерованные металлические таблички, где указана их очередь для прохода в остальную часть здания. Вторая такая фигура — «работник». Его роль заключается в том, чтобы быть «глазами» и «руками» проституток вне стен публичного дома. Именно «работник» доставляет им все необходимое, приносит запрещённые товары вроде пива и сигарет. Также обычно это человек нетрадиционной ориентации, чтобы его связывали исключительно рабочие отношения с работающими в таком заведении женщинами.

Франция и первый публичный дом в Тунисе

Хотя правительство не задокументировало сведения о работе проституток, история создания легальных борделей восходит к периоду французской оккупации Туниса. В тот период бордели работали во Франции на законном основании, и после французского вторжения эта практика стала частью тунисской реальности.

Вполне вероятно, что первый легальный бордель в Тунисе был построен в 1882 году. Через несколько лет здоровье работавших там женщин стало жестко контролироваться, и каждая проститутка проходила осмотр почти каждые две недели. Это началось после распространения некоторых заболеваний, передающихся половым путем, которое стало неизбежным результатом существования борделей без какого-либо медицинского контроля.

В 1942 году правительство Туниса классифицировало проституток как «гражданских работников», предоставляя государству право облагать их налогом за оказание сексуальных услуг. С тех пор повседневная жизнь этих женщин строго регламентировалась, как если бы, по словам Лейлы Сулейман, они находились под круглосуточным наблюдением.

Несмотря на тяжелые условия жизни проституток в легальных борделях Туниса, они выступают против лишения их единственного источника средств к существованию для себя и своих детей. Проститутки, лишившиеся работы в результате закрытия своих борделей, требуют, чтобы правительство Туниса снова их открыло. Однако их требования остаются без ответа со стороны властей, из-за давления сторонников жесткой линии государство больше не может выдавать новые лицензии проституткам, которые все еще практикуют эту деятельность, хотя они могут свободно заниматься этим на дорогах или в незаконных публичных домах, что может повлечь за собой тюремное заключение или штраф.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.