Трагедия в Саратове была ужасна, но подозреваемый уже задержан и дал признательные показания. «Стоит ли вернуть смертную казнь для детоубийц и педофилов?» На странице Государственной Думы в российской социальной сети «ВКонтакте» соотношение голосов очевидно: из 144 300 человек, ответивших на этот вопрос до вчерашнего полудня, 79,16% проголосовали «за» и лишь 17,38% «против».

Дискуссия развернулась после убийства девятилетней девочки в Саратове. В поисках пропавшего ребенка принимали участие почти три тысячи добровольцев и через два дня обнаружили тело. Предполагаемый убийца ранее уже был осужден за изнасилование. В городе состоялись уличные протесты, участники которых требовали отдать им подозреваемого на растерзание.

Одной из ключевых внутриполитических тем неожиданно стал возврат к высшей мере наказания, как в России еще называют смертную казнь. «Я хочу, чтобы в нашей стране была восстановлена смертная казнь за насильственные преступления против детей и беспомощных, терроризм, предательство Родины и коррупцию в угрожающих стране размерах, что равнозначно предательству», — заявил Евгений Примаков, депутат Государственной Думы от Саратовской области, представляющий провластную партию «Единая Россия».

Коммунистка Ольга Алимова, также представляющая Саратов, согласилась с ним: «Мы заигрались в демократию и толерантность». Представители трех парламентских фракций высказались аналогично. А известный телеведущий Владимир Соловьев сказал: «Я добрый человек, потому я за смертную казнь».

Глава МВД России Владимир Колокольцев и председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин еще раньше высказывались за введение высшей меры наказания. Многие наблюдатели считают голосование на странице Госдумы в социальной сети своего рода «пробным шаром».  Впрочем, представители более высоких властных кругов не поддерживают эту инициативу. «Суд Линча и смертная казнь — не панацея», — считает Анастасия Кашеварова, помощница председателя Госдумы Вячеслава Володина.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков коротко сказал, что в настоящий момент эта тема не обсуждается. Тем самым президентская администрация в виде исключения встала на сторону либеральной общественности, которая активно защищает введенный в 1996 году мораторий на смертную казнь. Главный редактор российского телеканала не без ехидства заметила, что в США около 4% приговоренных к смертной казни отправились на электрический стул, будучи невиновными. А деловая газета «Ведомости» написала о недопустимых действиях российской юстиции: «Российские следователи, не моргнув глазом, выбивают нужные показания с помощью пыток, судьи механически встают на сторону обвинения». Жестокость судебной системы, по мнению газеты, делает смертную казнь чрезвычайно опасной. Со своей стороны, представитель организации Human Rights Watch Рейчел Денбер (Rachel Denber) с учетом того, что доля оправдательных приговоров в России составляет 0,4%, опасается, что в таком случае может быть вынесено много непоправимых несправедливых приговоров.

Впрочем, для Владимира Путина разгоревшиеся дебаты вполне выгодны, считает оппозиционер Сергей Давидис. «Они всего лишь подтверждают его систему так называемых «традиционных ценностей», патриархальную систему, частью которой является и смертная казнь». В то же время, по его словам, Кремлю после возвращения российской делегации в ПАСЕ выгодно показать себя на международной арене либеральным. А сайт «Росбалт» написал, что Путин с удовольствием позиционирует себя «единственным европейцем» России: «Любя свой народ со всей глубиной чувства, он с заботой противостоит низменным инстинктам простого народа».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.