Строго говоря, строительство в Крыму Большой Пятничной мечети с красивыми минаретами вообще не должно было начаться. Ведь санкции, введенные Европейским союзом против Крыма после его аннексии Россией пять лет назад, преследовали цель максимально усложнить задачу по реализации подобных проектов. Но на окраине столицы полуострова Симферополя постепенно вырастает огромный молельный дом. Он строится для мусульманского населения — крымских татар.

В ходе строительства применяется техника — в том числе и немецкого производства. А отделана мечеть будет бельгийским природным камнем. «Выход можно найти из любой ситуации», — говорит работающий на стройке прораб и улыбается: России удается обходить санкции. Свое имя и названия компаний-поставщиков он назвать отказался.

По поручению президента Владимира Путина строится гордость крымских татар — группы населения, которая исторически, мягко говоря, не очень хорошо относится к России. Крым, который по международному праву по-прежнему принадлежит Украине, и так получает из Москвы больше поддержки, чем любой другой регион России. При этом Крым особенно старается угодить именно критически настроенным крымским татарам.

Строительство мечети — это не только символ дружественной политики Кремля. Это также ответ на обвинения со стороны Запада в угнетении крымских татар. Новая мечеть будет одной из крупнейших в Восточной Европе. «Мы ждали этого 15 лет. В 2021 году она должна быть готова», — сказал заместитель муфтия в Крыму Айдар Исмаилов. Когда полуостров был частью Украины, об этом лишь велись разговоры. Теперь же, под российским руководством, слова подкрепляются делами. Мечеть сможет вместить в себя до трех тысяч верующих со всего полуострова.

Исмаилов принимает посетителей в историческом районе Симферополя — в построенной более 500 лет назад мечети «Кебир-джами». Это историческое здание — самое старинное во всем городе. Мусульманское духовенство, возглавляемое Исмаиловым, не хочет, чтобы положение 300 тысяч крымских татар, проживающих на полуострове, стало разменной монетой в международной политике.

«У нас тут тихо и мирно, — рассказывает 42-летний Исмаилов. — В мире есть много мест, где ситуация намного хуже: есть страны, где постоянно взрываются бомбы».

Похожим образом высказываются и представители русскоязычного большинства населения Крыма, где проживают в общей сложности около двух миллионов человек. В отношении кровавого конфликта на востоке Украины многие говорят, что им удалось избежать аналогичной войны. Вместе с тем, тысячи людей покинули Крым, опасаясь за свое будущее после прихода к власти русских.

Антироссийская борьба крымских татар

Если крымско-татарское духовенство в массе своей пришло к мирному соглашению с русскими, то есть еще одна группа крымских татар в изгнании, по-прежнему выступающая против русских. Ее представители используют в качестве инструментов интернет и спутниковое телевидение. Бывший лидер крымских татар Мустафа Джемилев, проживающий теперь в украинской столице Киеве, продолжает борьбу против аннексии. 75-летний Джемилев, одетый в светло-коричневый костюм, сидит за письменным столом и во время разговора крутит в руках зажигалку. «Это наша родина», — говорит он о Крыме.

Джемилев — депутат украинского парламента. Он утверждает, что на полуострове царит атмосфера страха. Его жена и многие сторонники по-прежнему живут в Крыму. Ситуация, по его словам, напоминает советские времена, когда коммунисты никому не позволяли открыто говорить на «неудобные» темы — ведь никому не хочется иметь дело со спецслужбами. Джемилев знает, о чем говорит: ему самому, диссиденту, пришлось провести несколько лет в тюрьме по политическим мотивам.

В России Джемилева обвиняют в экстремизме. В 2014 году он, будучи лидером крымских татар, получил телефонный звонок от Владимира Путина, который поинтересовался, что нужно для того, чтобы татары поддержали русских. Джемилев говорит, что отверг договор, предложенный Москвой. А вскоре после этого состоялся непризнанный международным сообществом референдум, и Крым перешел к России.

Теперь Джемилев обвиняет кремлевского лидера в превращении Крыма в настоящую крепость с российской военно-морской базой в Севастополе. При этом Путин, по его словам, совершенно не учитывает мнение простых людей. Русские и во времена, когда Крым принадлежал Украине, имели право пользоваться этой расположенной в стратегически важном месте базой. Но после смены власти в Киеве в 2014 году возник риск ее потерять, а этого Россия допустить не могла.

Джемилев, офис которого находится в престижном бизнес-центре, поддерживает контакты с официальными властями в Брюсселе, а также в Турции, где проживает самая большая диаспора крымских татар. По собственному признанию, он борется за то, чтобы «оккупация» обошлась России как можно дороже.

После аннексии Крыма, по словам Джемилева, полуостров покинули от 20 до 25 тысяч крымских татар. Сам он призывает их остаться. Впрочем, многие из оставшихся считают его предателем, потому что он поддерживает санкции, тем самым вредя своему же народу.

«Самая большая ошибка» Украины

Москва делает все возможное, чтобы минимизировать последствия аннексии, и чтобы люди не зацикливались на неприятных воспоминаниях. Предрассудки в отношении России среди крымских татар велики, прежде всего из-за их депортации с полуострова в годы Второй мировой войны. Тогда диктатор Иосиф Сталин объявил их «предателями» и пособниками фашистов и сослал их в массовом порядке в Среднюю Азию.

Это стало одной из причин, почему крымские татары бойкотировали референдум 2014 года. Впрочем, с тех пор большинство из них смирились с тем, что теперь действуют другие законы, уверен заместитель муфтия Исмаилов.

По его словам, «самой большой ошибкой» властей в Киеве стало то, что они так никогда и не восстановили крымских татар в правах в полной мере. Верующие мусульмане почтительно встают, когда он проходит мимо. «Российские законы дали нам больше, чем украинские». Президент Путин пять лет назад распорядился начать процедуры по политической реабилитации татар, долгое время считавшихся предателями.

В отличие от прошлых лет, татары чаще вновь получают в собственность землю. Когда Крым еще был украинским, регулярно возникали конфликты, потому что представители меньшинства боролись за землю. Теперь же на полуострове есть целых 370 мечетей, и постоянно строятся новые, с удовлетворением констатирует Исмаилов.

Критика ситуации с правами человека

Впрочем, с некоторым промедлением он признает, что и после присоединения к России в Крыму есть нерешенные проблемы и вопросы. В частности, татары хотели бы, чтобы в школах больше предметов преподавались на их родном языке.

Власти ЕС обвиняют Москву в подавлении крымских татар, в том числе путем закрытия татарских СМИ и их парламента — меджлиса (экстремистская организация, запрещенная в РФ, — прим. ред.). Кроме того, представители национального меньшинства подвергаются гонениям, заявила весной этого года Верховный комиссар ЕС по внешней политике Федерика Могерини.

Исмаилов, в свою очередь, объясняет эти утверждения Брюсселя незнанием реального положения дел и призывает европейских чиновников самим приехать в Крым и своими глазами посмотреть на ситуацию. Он утверждает, что европейские правозащитники искажают факты, и что уголовные дела против «неугодных» татар являются не более чем политической инсценировкой. По его словам, в заключении находятся татары, которые радикализировались и присоединились к запрещенным исламистским группировкам. Вместо татарского меджлиса теперь действует избранное представительство мусульман, защищающее интересы национального меньшинства. При этом, конечно, группа татар борется за возвращение полуострова в состав Украины, признает заместитель муфтия. «Но это никак не большинство», — подчеркивает он.

Россия усиленно работает над тем, чтобы Крым поскорее избавился от зависимости от Украины. После аннексии и устроенной после этого Киевом блокады полуострова были построены несколько электро- и насосных станций, в Симферополе теперь есть ультрасовременный аэропорт, а Керчь соединена с материковой Россией автомобильным и железнодорожным мостом. А еще на самом полуострове строится шоссе «Таврида». Несколько полос уже введены в эксплуатацию, а к осени 2020 года четырехполосная дорога должна быть достроена окончательно.

Принимая все эти меры, Москва стремится продемонстрировать всем и каждому, что ей небезразлична судьба Крыма. Никто — ни крымские татары, ни русские, ни украинцы — не должны испытывать сожаления по поводу того, что на полуострове теперь главное слово принадлежит не Украине, а другому государству.

Вот женщины в автобусе рассказывают гостям Крыма, что теперь есть детские игровые площадки во всех районах города, а чтобы устроить ребенка в детский сад, больше не нужно месяцами стоять в очереди. Пенсии на полуострове стали выше. А вот мужчина лет шестидесяти выразил уверенность, что в любой стране можно найти поводы для недовольства. По собственному признанию, он сам «улучшает» свою пенсию, собирая растущие в Крыму травы, которые можно добавлять в чай, настойки или кремы. Другой мужчина уверен, что Путин все сделал правильно, «вернув Крым домой». По его словам, кремлевский лидер строит великую державу, какой когда-то был Советский Союз.

Крымская татарка Эльмира продает овощи и фрукты на рынке рядом с вокзалом, построенном по проекту советского архитектора Алексея Дужкина. «Я довольна», — говорит она. 25 лет назад она переехала в Крым из Узбекистана, когда многие татары уже успели вернуться на историческую родину из ссылки.

В этот солнечный день на рынке не очень много народу. «Мы надеемся, что скоро будет открыто железнодорожное сообщение с «большой землей», и тогда сюда будет приезжать больше туристов», — говорит Эльмира. Первые поезда должны пойти в конце этого года. Впрочем, она не уверена, что ситуация действительно станет лучше, потому что после открытия автомобильного сегмента Керченского моста все ожидали наплыва туристов, но его не случилось. Люди вспоминают старые времена, когда с Украины сюда приходило множество поездов с отдыхающими.

Действенные санкции

Многое здесь теперь не так, как раньше. Банкоматы из-за западных санкций не принимают карты иностранных платежных систем, да и российские принимают далеко не все. Если сюда приезжают иностранцы, то им обязательно надо иметь при себе наличные деньги. Да и в остальном давление Запада ощущается повсеместно. Раньше в современном здании рядом с вокзалом располагался «Макдональдс», а теперь это обычное «Авто-кафе». Вместо аналогичного заведения KFC теперь CFC — Crimean Fried Chicken.

Все говорят, что дела могли бы идти и получше. Вот какой-то таксист зазывает пассажиров, которые на площади у вокзала ждут автобус. Он ругается, потому что те не хотят ехать с ним. «Как Крым встанет на ноги, если вы нас морите голодом!» — возмущается он. Но цена в 500 рублей (около 7 евро) за короткую поездку от гостиницы до центра Симферополя слишком высока для гостей — дороже, чем в Москве. Еще таксиста, по собственному признанию, «убивает» российская бюрократия, особенно когда речь заходит об оформлении документов на автомобиль. На вопрос, не хотел бы он вернуться в состав Украины, он медлит, но отрицательно качает головой — и больше никаких комментариев.

Многие вещи стали в последние годы сложнее, в первую очередь для украинцев. Железная дорога, по которой люди ездили в Крым раньше, теперь перекрыта. До «большой России» быстро добраться можно только через Керчь и Крымский мост либо самолетом с пересадкой в Москве. Без контроля. Однако, с точки зрения Киева, это незаконно. Те, кто не хочет «шутить» с Украиной и получить запрет на въезд на территорию этой страны, стремящейся присоединиться к ЕС и НАТО, предпочитают путешествовать через три пограничных перехода.

Так, в Чонгаре людям приходится часами ждать сначала российский, а потом украинский погранконтроль, подвергаясь едва ли не допросу со стороны людей в погонах. Многие украинцы ощущают, что с ними обращаются, словно они — предатели только потому, что едут в Крым. Там, где еще в 2014 году можно было ездить свободно, теперь с обеих сторон границы натянута колючая проволока, а буферную зону охраняют вооруженные люди в военной форме.

С Украины в Крым

Украинка Лена только что проехала 20 часов от Киева до Симферополя. 29-летняя девушка уже несколько недель предвкушала встречу с родителями и пляжный отдых на море. «Это дом, родина», — говорит она на безупречном немецком, сидя в кафе в оживленной пешеходной зоне Симферополя. Она уехала из Крыма еще в 2010 году, отправившись за границу. В немецком Фрайбурге она более трех лет проработала учителем танцев.

От друзей Лена знает, что после смены власти в Крыму оказались нарушены бесчисленные дружеские связи между людьми, живущими в Крыму и на Украине. Многие семьи разделены. Поскольку полуостров из-за западных санкций, по сути, оказался отрезан от остального мира, девушка опасается, что Крым скорее сделает шаг назад, в прошлое, нежели вперед. Она себе такой жизни не представляет. «Уже сейчас ощущается ненависть. Это худшее следствие этой ситуации», — говорит она. И надеется, что все когда-то вновь наладится.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.