Лидер Либерального альянса Алекс Ванопслаг (Alex Vanopslagh) после визита к матери-одиночке и получателям социальных выплат, начал масштабные дебаты о темных сторонах государства благосостояния, создававшегося в последние 50 лет.

Существует целый миф, связанный с государством благосостояния, и он гласит, что это по определению хорошо. Хорошо для людей. Общество, то есть налогоплательщики, заботятся о нуждающихся. Тот, кто заболевает, получает заботу, уход и помощь. Система экономической безопасности помогает людям, в чьей жизни что-то идет не так.

Это представление настолько мощно, что в Дании в 2019 году почти невозможно выступить против него, не подвергнувшись обвинению во всех смертных грехах: в том, что хочешь подорвать безопасность, попрать слабых, унизить бедных и позволить эгоизму пожрать общество солидарности. Это убеждение расцвечивается новыми красками всякий раз, когда кто-то хочет немного подвинуть опоры государства благосостояния, будь то споры о балансе между частными и государственными больницами, частными и государственными школами или о размерах социальных выплат.

Но что, если у этой истории есть и другая сторона? Государство благосостояния — безусловное благо? Это миф.

Именно об этой другой стороне данного понятия и задумался новый лидер Либерального альянса Алекс Ванопслаг после визита к матери-одиночке и получателям социальных выплат. Вместо того чтобы начать обычные споры о размере денежной помощи и о том, есть ли смысл работать, получая ее, Ванопслаг отметил, какую безнадежность ощущает эта женщина, которую он посетил: она совершенно не верит, что когда-нибудь сможет сделать свою жизнь лучше. Единственная перспектива — пожизненная общественная поддержка. Алекс Ванопслаг завершил свой визит с мыслями о том, что он назвал «духовной бедностью» государства благосостояния.

Несколько лет назад тогдашний генеральный секретарь Датской службы помощи беженцам Андреас Камм (Andreas Kamm) привлек к себе много неоднозначного внимания, высказавшись в пользу низких выплат новым беженцам.

Его высказывание представляет интерес. Камма нельзя заподозрить в желании сделать так, чтобы беженцам было плохо. Он предложил понизить зарплаты и уменьшить общественную поддержку беженцам, потому что желал им добра. Это пошло бы им на пользу, ведь при сниженных выплатах больше людей получило бы работу. И благодаря этому они быстрее и безболезненнее интегрировались бы в датское общество.

Так появляется надежда. А когда смотришь на множество беженцев и мигрантов, которые поколение за поколением живут в изоляции от остального общества, существуя на социальные выплаты, то чувствуешь лишь безнадежность.

Поэтому Алекс Ванопслаг вскрыл важный контраргумент: речь идет не о бесстыдстве, жестокости и презрении к слабым. Речь идет о самоуважении человека и о способности задавать самые неудобные вопросы о последствиях государства благосостояния.

Только представьте, что, кроме неоспоримого блага, которое несет государство благосостояния, у него есть и такие последствия, которые держат людей в пассивности и изоляции, отнимая у них всякую надежду на то, что когда-нибудь их жизнь может измениться.

Что, если государство благосостояния ведет к размыванию конкретной ответственности каждого человека за ближнего, ведь всегда можно рассчитывать, что о нем позаботится муниципалитет или государство? Что, если финансируемое налогами общество солидарности в условиях государства благосостояния в то же время разрушает другие сообщества, отделяя человека от окружающих и вытесняя из кругов, в которых живет большинство?

Это крайне необходимая и актуальная дискуссия. Спасибо Алексу Ванопслагу, что начал ее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.