Недавний опрос сотрудников, работающих в здании лондонского Сити, показал, что в прошлом году около восьми процентов респондентов были жертвами или свидетелями сексуальных домогательств. По старейшему и крупнейшему в мире рынку страхования прокатилась волна смятения, исполнительный директор Джон Нил (John Neal) назвал эту ситуацию «абсолютно неприемлемой».

Читать доклад было довольно тяжело. Из более чем шести тысяч опрошенных около 480 заявили, что за последние 12 месяцев они сталкивались или были свидетелями сексуальных домогательств. Более 20 процентов сказали, что видели, как старшие сотрудники закрывали глаза на неподобающее поведение, а 24 процента наблюдали случаи чрезмерного употребления алкоголя.

Мне стыдно работать в среде, где предположительно имеют место такого рода непрофессиональное поведение и домогательства. Вот уже 20 лет я работаю страховым брокером и чуть более половины этого времени нахожусь в здании Ллойда. Люди прилагают большие усилия к тому, чтобы выстраивать отношения, и несправедливо, когда другие разносят их в клочья.

Тем не менее отчет удивил меня, поскольку он не совпадает с тем рынком, который знаю я. Да, здесь есть своя культура употребления крепких напитков, несмотря на все усилия по ее искоренению, но мне никогда не доводилось быть свидетелем каких-либо сексуальных домогательств или слышать соответствующие истории.

Разумеется, люди обсуждают привлекательных женщин, но и женщины поступают так же в отношении офисных сотрудников мужского пола. По-моему, здесь нет никакой грубости, это просто комментарии. Признаюсь, что мне доводилось слышать и неуместные реплики, но они никогда не имели сексуального подтекста.

Бывали моменты, когда кто-нибудь вел себя немного агрессивно — но не более, чем во время обычной пьянки. Драк или еще каких-то ужасных вещей, из-за которых в отрасли складываются невыносимые условия работы, у нас нет. Мы профессионалы, отвечающие высоким требованиям, и мужчины взаимодействуют с женщинами так же, как и в любой другой отрасли, к примеру, в банковском деле или юриспруденции.

Ллойд проделал долгий путь, повышая гендерное многообразие своего штата с тех пор, как в 1973 году женщинам было впервые разрешено работать в этом здании. У нас соблюдается гендерное равновесие, и многие женщины смогли подняться на вершину карьерной лестницы благодаря своей целеустремленности и упорному труду (примерно 34 процента высшего руководства компании составляют женщины).

Инга Бил (Inga Beale), первая женщина, занявшая у нас пост исполнительного директора — она вышла на пенсию в прошлом году — стремилась повысить разнообразие и модернизировать культуру труда. Она привнесла в это место ряд улучшений: например, здесь больше не видно людей, нагруженных большими архивными папками и стопками бумаг для презентаций. Кроме того, по ее инициативе был запущен Pride @ Lloyds, ресурс для ЛГБТ-людей на рынке.

Но некоторые ее усилия оказались тщетными. Убеждать брокеров в том, что им необязательно постоянно носить галстук — пустая трата времени. Если я хочу выглядеть презентабельно, а это происходит почти каждый день, я надеваю галстук. Вы представляете интересы клиентов, свою компанию и отрасль.

Ее запрет на употребление алкоголя в дневное время также оказался неэффективным, поскольку он распространялся только на сотрудников Лондонского Ллойда, то есть примерно на 800 человек из 40 тысяч, работающих в этом здании. Работая на другую фирму, я все равно могу продолжать пить за обедом, пока мне не запретит мой непосредственный начальник.

Ситуация начала меняться после того, как апрельский отчет разоблачил культуру пьянства и домогательств. В ответ председатель Брюс Карнеги-Браун (Bruce Carnegie-Brown) превратил наш бар в шикарную кофейню, запретив продажу алкоголя с 9 до 17 часов. Он также создал горячую линию для информирования о случаях «плохого поведения», а охранники получили право разворачивать людей у входа, если возникало подозрение в том, что они находятся под воздействием алкоголя или наркотиков (мне известно об этом от одного человека, которого попросили покинуть здание). Он также заказал исследование, обнародованное на этой неделе.

Эти меры не были доведены до конца. Есть мужчины, которые начали работать здесь еще до того, как в это здание допустили женщин. Возможно, это прозвучит глупо, но они могут и не подозревать о том, что говорят что-то оскорбительное. Необходимо, чтобы руководство решало проблемы домогательств путем прямого обучения: привлекая консультантов извне, чтобы обучить персонал вести себя надлежащим образом и уважительно. Серьезное беспокойство вызывает тот факт, что, оказывается, сотрудники закрывают глаза на факты домогательств. Введение новых правил относительно того, как людям следует обращаться друг с другом, будет более эффективным, чем усилия по борьбе с культурой употребления алкоголя, которую чрезмерно винят в существующих проблемах.

Хотя любителей поддать у нас хватает, что уж тут говорить. Многие из нас, брокеров, не прочь за обедом в рабочее время пропустить стаканчик-другой, но это не делает нас в меньшей степени профессионалами и менее ответственными. Мы умеем работать и умеем отдыхать — просто нужно все правильно организовывать.

Мои питейные привычки довольно типичны для брокеров, которые работают в Ллойд. Примерно три раза в неделю я выпиваю в обеденное время с клиентами, страховщиками и страховыми компаниями. Прежде чем вернуться в офис, я обычно пропускаю две или три пинты.

Прошли те «старые добрые времена», когда сделку можно было заключить на коленке в пивнушке или добиться у кого-нибудь согласия, предложив стейк и бутылку красного. Вступило в силу регулирование, на сегодняшнем рынке брокеров подвергают более тщательной проверке, и по всем направлениям наблюдаются значительные потери. Раньше деньги текли на рынок со всех сторон.

Раз в месяц или около того я срываюсь и за обед выпиваю более четырех пинт, а потом уже решаю не возвращаться в офис. Выходить на рынок вдрызг пьяным и ожидать, что в таком состоянии вы сможете заключать сделки — как бы не так; у нас есть неписаное правило: не торговать, когда ты пьян. Такое случается редко, мы слишком занятые люди. Если вы не выполняете свою работу, менеджер даст вам по шапке.

Среди моих коллег я не знаю никого, кто мог бы иметь проблемы с алкоголем или наркотиками, но предполагаю, что в случае необходимости медицинская страховка покроет консультации и соответствующее лечение.

Принятый у нас образ жизни может быть крайне расточительным, порою стоимость обедов доходит до нескольких тысяч фунтов. Если кто-то выигрывает счет на сумму в один миллион фунтов стерлингов, такая уж беда потратить три тысячи фунтов на обед? Самый дорогой обед, который у меня был, обошелся, наверное, где-то в 2,5 тысячи фунтов стерлингов за четверых. Мы заказали довольно много дорогого вина. Не нужно забывать, где мы работаем. В Лондоне высокие цены. Мы не так расточительны, как банкиры, которые зарабатывают миллиарды долларов в год и могут потратить 46 тысяч фунтов за один вечер. Я не прочь оказаться в таком положении, когда кто-нибудь дает мне десять тысяч фунтов на бутылку шампанского, но в страховом бизнесе такого не бывает.

Напитки после работы — это совсем другая история, потому что здесь люди расслабляются. Это имеет место в любой отрасли, и мы не являемся исключением. Иногда боссы приглашают в бар свою команду, в других случаях это будут посиделки с людьми, с которыми вы ведете дела.

Я никогда не видел, чтобы в течение дня кто-нибудь принимал наркотики на рабочем месте. Если кому-то хватает глупости приходить на работу под кайфом, этого человека следует выгнать. В таком состоянии невозможно выкладываться по полной, и могут возникнуть ошибки, чреватые финансовыми потерями. Но доводилось ли мне наблюдать, как наркотики открыто принимают вечером? Вполне возможно.

Ужины могут затягиваться до двух часов ночи, а после вечерних напитков я часто попадаю в клубы или стриптиз-бары. Люди семейные как правило отпочковываются на этом этапе. Ну а женщины, надо признать, не часто станут заходить так далеко — с чего бы им?

Я не помню, чтобы кого-то обошли вниманием и не повысили только потому, что этот человек не ходит на тусовки. Если вы хорошо выполняете свою работу, ваши заслуги не останутся незамеченными. Спад деловой активности дает о себе знать. В прошлом году мы видели, как люди сокращают употребление алкоголя. Уже не встретишь тех, кто квасит с понедельника по пятницу — теперь на выпивку выделяется только вечер четверга и обеденное время в пятницу. Также недопустимо приходить на работу с похмелья, особенно когда в компании аврал.

Даже если ситуация изменится, не думаю, что мы вернемся к прежним питейным привычкам, поскольку наши новые андеррайтеры — люди более молодые и динамичные; они серьезно относятся к своей карьере и работают под большим давлением. На карту поставлены акционеры, доходы, рабочие места и крыши над нашими головами.

Рынок должен привлекать людей именно такого типа — но этого не произойдет до тех пор, пока продолжат поступать сообщения о сексуальных домогательствах. Зачем кому-то присоединяться к нам, если создается впечатление, что мы плетемся в хвосте по сравнению с другими отраслями?

Интервьюер — Кара МакГуган (Cara MsGoogan).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.