По мнению Янис-Исокангас, у хулиганства в России вновь появляется политическое значение, в том числе, благодаря «Пусси Райот» (Pussy Riot). «Хулиганство — своего рода мятеж, при помощи которого подвергают сомнению ценности и нормы или нарушают их. Такие действия типичны для искусства».

Это заметил бы даже ребенок. Противоречие. Разговоры взрослых за столом сильно отличались от того, что рассказывали в более официальной форме в газетах и по телевидению.

Ира Янис-Исокангас (Ira Jänis-Isokangas) родилась в Хельсинки, но корни ее матери — в Ленинграде. Семья часто ездила в Ленинград, чтобы встретиться с родственниками и друзьями.

Янис-Исокангас училась в школе, когда заметила необычную деталь: публично и в личных беседах о Советском Союзе говорили по-разному.

«Я поняла, что можно говорить, а что — нет. Моя мама говорила с друзьями о Сталине, трудовых лагерях и лесной промышленности. Над советскими руководителями насмехались», — вспоминает Янис-Исокангас.

В то же время в Финляндии 1970-х годов нередко рассуждали о том, как идут «дела у соседа»: Советский Союз представляли как мощную промышленную и сельскохозяйственную державу, а также место, в котором люди с радостью строят совместный быт.

История и судьбы людей привлекали Янис-Исокангас. Как и Ленинград, который был для нее колыбелью изящного балета, музеев и искусства.

Русская культура всегда присутствовала в семье Янис-Исокангас.

Мать была из Советского Союза, отец — из утраченной финнами Карелии, в кругу друзей было много людей родом из Выборга или его окрестностей. Янис-Исокангас ходила в русско-финский детский сад и школу.

«Разная культура, разные истины и нравы всегда меня интересовали. Однако я не думала, что буду заниматься русским языком и литературой».

Взвесив разные варианты, Янис-Исокангас все же начала изучать русский язык и литературу в Университете Хельсинки.

На языковой практике в Тарту в 1992 году она заинтересовалась культурной антропологией и вскоре сделала ее главной темой своего обучения. Спустя два года Янис-Исокангас поехала по студенческому обмену в Москву. Там, в свою очередь, вновь проснулся интерес к политике и истории России.

Окончив магистратуру в 1998 году, Янис-Исокангас сразу начала работать в Институте внешней политики Финляндии. Там она стала участвовать в проекте «Россия 2000», который изучал перспективы развития отношений стран.

«Было здорово стать частью академического сообщества. Это открыло для меня путь, которым я иду до сих пор. Тогда я решила продолжить изучать историю и позже защитила диссертацию в Тампере в 2016 году о хулиганстве в Советском Союзе в 1920-е годы».

Для Янис-Исокангас Россия — такая же страна, как и любая другая. Она считает мистификацию России нелепой. Этим занимаются не только иностранцы, но и сами россияне.

«Мистификация не является ключом к пониманию. У нас есть большой период общей истории, и чем лучше мы будем знать Россию, тем лучше у нас получится с ней работать. Лучше всего познакомиться с Россией можно, изучая ее язык и историю. Еще одна хорошая идея — поехать в Россию учиться по обмену».

По словам Исокангас, важно, чтобы Россию изучали не только сами россияне, но и иностранные специалисты.

«Тогда можно будет следить за тем, чтобы исследования и трактовки нашей общей истории появлялись в форме научных трудов и были всем доступны».

Одна из главных тем, которые изучает Янис-Исокангас — хулиганство в советском обществе в 1920-е годы.

Это слово встречается в ежемесячных отчетах тайной полиции, которые она изучила во время работы в проекте Академии Финляндии.

«В детстве хулиганство означало для меня озорство. Я хотела узнать, что под этим понятием подразумевала тайная полиция, какое значение это понятие получило по ходу истории, и какое значение оно имеет сейчас».

В революционные 1905-1906 годы политизированное понятие хулиганства в России было расширено и означало непрямое сопротивление. В 1920-е годы хулиганство стало названием преступления, за которое можно было попасть в тюрьму или лагерь.

В современной истории, по мнению Янис-Исокангас, есть примеры того, что у хулиганства вновь появилось политическое значение — особенно после того внимания, которое получил поступок «Пусси Райот» в 2012 году.

«Хулиганство — своего рода мятеж, при помощи которого подвергают сомнению ценности и нормы или нарушают их. Такие действия типичны для искусства».

Янис-Исокангас говорит, что порой в своих исследованиях она перескакивает с темы на тему. Причина в том, что она легко увлекается новым. Увлеченность проявляется и вне академической жизни: два года назад она начала заниматься фехтованием на рапирах.

«Я в шутку занималась фехтованием со своим сыном, когда он был маленьким. Он несколько лет увлекался спортивным фехтованием, а когда закончил, я решила начать заниматься сама».

Сейчас Янис-Исокангас занимается фехтованием с коллегой. В этом виде спорта ей особенно нравятся танцевальные и ритмичные движения.

«Кто-то описал фехтование как шахматы с участием людей. Я считаю этот вид спорта очень красивым. Когда занимаешься фехтованием, время останавливается».

Кто?

Ира Янис-Исокангас (Ira Jänis-Isokangas)

Родилась в Хельсинки в 1969 году.

Окончила лицей Аппила в 1988 году. Магистр (культурная антропология), Университет Хельсинки, 1998 год. Доктор (история), Университет Тампере, 2016 год. Руководитель образовательных программ в Александровском институте при Университете Хельсинки с 2006 года. С 2002 по 2006 год — координатор государственной исследовательской школы, занимающейся вопросами России и Восточной Европы.

Исследователь Института внешней политики с 1999 по 2000 год, исследователь Института Карелии при Университете Восточной Финляндии с 2011 по 2012 год.

Член правления Общества исследований России и Восточной Европы с 2016 года.

Увлекается плаванием, фехтованием и теннисом. Интересуется японской и корейской литературой.

Замужем, есть сын.

27 сентября исполнится 50 лет, отметит юбилей в путешествии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.