После нескольких лет прокрастинации (один из способов бегства от реальности — прим. ред.) Россия, занимающая четвертое место в мире по выбросам углекислого газа, официально присоединилась к Парижскому соглашению по климату, которое она подписала в 2016 году. Это доказывает, что взгляды президента России Владимира Путина на изменение климата меняются и что он хочет, чтобы правительство более активно действовало в этом вопросе.

Путин никогда не был убежденным противником концепции изменения климата. Скорее он в какой-то момент просто не относился к нему достаточно серьезно. Выступая на конференции по климату в 2003 году, Путин пошутил, что Россия, возможно, может извлечь некоторую выгоду из более теплой погоды, потому что люди смогут тратить меньше денег на шубы, а урожаи в стране увеличатся. Однако далее он отметил, что некоторые области России все чаще страдают от погодных катаклизмов и что глобальное изменение климата может обернуться масштабными разрушениями.

Путин все же не из тех людей, которые игнорируют достоверные данные из объективных источников, а таких данных масса. В своем очередном ежегодном докладе по климату Национальная метеорологическая служба сообщила, что с 1976 по 2018 год средняя температура в России ежегодно увеличивалась на 0,47 градуса Цельсия — это на 150 процентов быстрее, чем в среднем по миру. Путин упомянул об этих поразительных цифрах несколько раз в этом году — последний раз в июле. «Наращивание производства и потребления энергии на традиционных принципах неминуемо означает новые риски, дальнейшее изменение климата», — заявил он.

Между тем Путин-прагматик испытывает беспокойство по поводу неспособности России избавиться от ее зависимости от углеводородов. Поскольку Евросоюз, который является крупнейшим экспортным рынком российских энергоресурсов, намеревается резко уменьшить объемы выборов, такая зависимость будет и дальше тормозить экономический рост.

В докладе, опубликованном в прошлом году российским экономистом Игорем Макаровым и его соавторами из Массачусетского технологического института, говорится, что, если все страны будут идти к тем целям, которые прописаны в Парижском соглашении, экономический рост России будет замедляться на 0,2 — 0,3 процентных пункта в год.

Между тем российские чиновники долгое время тянули с ратификацией Парижского соглашения по климату. Спецпредставитель Путина по вопросам экологии Сергей Иванов сказал ранее в этом году, что Россия ратифицирует этот договор только после полного учета лесов и их способности по поглощению двуокиси углерода. Правительство планировало получить эти данные к 2020 году. Скорее всего, это было лишь предлогом: многие в России, в том числе ее влиятельная нефте-газовая индустрия, утверждали, что президент США Дональд Трамп руководствовался интересами американской промышленности, когда выводил свою страну из этого соглашения.

По всей видимости, Путин отверг эти аргументы. В понедельник, 23 сентября, то есть в день проведения саммита ООН по вопросам климата, премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал правительственное распоряжение, которое, согласно информации на сайте правительства РФ, избавляет от необходимости ратифицировать Парижское соглашение по климату в российском парламенте. Это значит, что с сегодняшнего дня Россия обязана соблюдать условия этого соглашения.

Учитывая, насколько мало обязательств Парижское соглашения накладывает на страны (им разрешено самостоятельно определять масштабы их вклада в борьбу с изменениями климата с учетом того, что к концу столетия средняя температура не должна показать рост более, чем на 1,5 градуса), России не приходится особенно волноваться по поводу возможных издержек. Когда она подписывала это соглашение, она пообещала снизить объемы выборов углекислого газа до 75% от уровня 1990 года. Этой цели легко достичь, учитывая, что в 1990-х годах советская промышленность рухнула. В действительности по показателям выбросов CO2 Россия демонстрирует более значительные успехи по сравнению с Германией, не говоря уже о тех трех странах, на которые приходится больше всего выборов в мире, — Китае, Индии и США.

Тем не менее, это вовсе не означает, что сегодня Россия активно борется с изменением климата. По данным исследовательского проекта Climate Action Tracker, пользующегося поддержкой министерства окружающей среды Германии, Россия является одной из самых «отстающих» в этом смысле стран. Формальное присоединение к Парижскому соглашению по климату этого не изменит — в конце концов, пока этого не сделали только две крупные страны, США и Турция.

Однако решение Путина отбросить сомнения и присоединиться к соглашению — это, скорее всего, нечто большее, чем просто символический шаг. Это можно расценивать как сигнал растущей обеспокоенности Кремля серьезностью этой угрозы. Этот шаг не сулит ничего хорошего для лоббистов интересов промышленности, которые возражали против введения выплат за выбросы углекислого газа. Ожидается, что к концу этого года в российский парламент будет передан проект нового закона о выбросах, и нем, скорее всего, будет немало неприятных сюрпризов для энергетической промышленности, особенно для электростанций, работающих на угле. У России есть масса возможностей сократить объемы выборов в атмосферу. По данным консалтинговой фирмы Enerdata, Россия занимает второе место в мире по энергоемкости своей экономики, уступая лишь соседней Украине.

Российское правительство намерено попробовать достичь поставленных целей по уменьшению зависимости страны от горючих ископаемых и по повышению эффективности использования электроэнергии, что непосредственным образом связано с климатом. Пока невозможно сказать, обернутся ли эти благие намерения сокращением объемов российских выборов в атмосферу или же очередным налогом для промышленности. Однако по крайней мере эволюция взглядов Путина касательно климата, по всей видимости, идет в правильном направлении.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.