Комбайн точным и размеренным ходом пересекает пшеничное поле площадью 120 гектаров. Сидящий в кабине оператор даже не касается руля — он сосредоточен исключительно на процессе уборки.

Рядом с полем под навесом стоит оборудование в форме небольшого чемоданчика: это мозг машины, который обеспечивает точность ее работы даже без подключения к интернету.

Система, получившая название C2A2 Agrodroid, создана российской компанией Cognitive Technologies, которая разрабатывает системы искусственного интеллекта для беспилотных транспортных средств. Фирма является одним из ведущих разработчиков в этом сегменте в Европе, и в настоящее время она обратила свой взгляд на бразильский рынок.

«Фолья» присутствовала на демонстрации первого промышленного использования этих беспилотных сельскохозяйственных машин в России, которая проходила на последней неделе августа. Презентация состоялась на одной из ферм около Томска, сибирского города с населением 500 тысяч человек.

Использование автономных сельскохозяйственных машин для Бразилии не новинка, к тому же на рынке сельхозоборудования уже есть такие гиганты, как CNH Industrial, владеющая брендами Case и New Holland.

Однако российская Cognitive Technologies делает ставку на отличительные особенности своих продуктов. Управляемая видеокамерами система работает без обязательного подключения к интернету и в ходе полевых работ способна обнаруживать изменения рельефа и такие препятствия, как камни, деревья или животные, тем самым предотвращая несчастные случаи.

«Все препятствия в поле можно обнаружить с помощью одной единственной камеры. Наша система работает не вслепую», — говорит президент Cognitive Technologies Ольга Ускова.

Данная технология возникла как следствие необходимости: во многих сельских районах гигантской России по-прежнему отсутствует доступ в интернет. Было решено сделать ставку на систему, которая не нуждается ни в соединении GSM (технологии, используемой в сотовых сетях), ни в спутниковой связи.

По словам президента Cognitive Technologies, именно эти факторы — огромные территории и ограниченное покрытие GSM — сближают Россию и Бразилию.

«У нас схожие реалии. При наличии столь большого и активно развивающегося сельскохозяйственного рынка Бразилия имеет возможности для внедрения технологий искусственного интеллекта, чтобы повысить эффективность и продуктивность бизнеса в этой области», — говорит она.

Еще одной отличительной особенностью бразильского рынка Ускова считает возможность более интенсивного использования машин. В Бразилии, в зависимости от той или иной сельскохозяйственной культуры, можно собирать до двух или даже трех урожаев в год.

А вот в России ограничивающими факторами являются суровые зимы: местные фермеры собирают урожай только один раз в год, особенно в более холодных районах, таких как Сибирь, где температура зимой может достигать минус 50 градусов.

Компания заключила контракт на установку своей системы на 800 машин российского сельскохозяйственного гиганта «Русагро», а также подписала предварительные контракты с рядом бразильских и аргентинских компаний. Система стоит около шести тысяч долларов, что составляет примерно 1,5 процента от общей стоимости комбайна.

Помимо сельскохозяйственной техники фирма также предлагает беспилотные системы вождения для городских трамваев, поездов и обычных автомобилей. Однако в Латинской Америке приоритетным рынком для Cognitive Technologies будет именно сельское хозяйство.

Виктор Карбышев, владелец пшеничной фермы недалеко от Томска с 40-летним опытом полевых работ, был первым российским фермером, который использовал данную систему в индустриальных целях. По его словам, система искусственного интеллекта значительно снизила уровень потерь при сборе урожая: ранее он доходил до 17% от посаженной пшеницы.

«Благодаря беспилотной системе комбайнерам не требуется сосредотачивать свое внимание на вождении — они заняты только сбором урожая. Это обеспечило нам продуктивность», — говорит он.

Сын, внук и праправнук фермеров Карбышев утверждает, что интенсивное использование технологий представляет собой скачок в сельскохозяйственном производстве, и сравнивает механизацию полевых работ 21-го века с космической гонкой века 20-го.

«Мой отец говорил: „Мы (русские) летаем в космос, а хороших сельхозмашин сделать не можем". Теперь на нашей семейной ферме работает беспилотный комбайн», — сказал Карбышев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.