Подростком Ингер Густафссон (Inger Gustafsson) узнала, что ее отец был русским солдатом, который попал в Швецию во время Второй мировой войны. Она никогда с ним не встречалась, но в 2014 году нашла своих единокровных сестер с помощью российской телепрограммы. Их первая встреча была трогательной до слез.

Ингер Густафссон росла в семье, думая, что живет с родным отцом. Но когда она была подростком, мать рассказала, как все обстояло на самом деле.

«Когда тебе 14, становишься несколько неуживчивым. Я не хотела ехать в поездку с мамой и папой и вредничала, — рассказала она SVT. — Мама рассердилась на меня. Она сказала: „Ты должна быть благодарна, ведь это не твой родной отец". Это было очень неправильно, но в то же время я ее понимаю».

Русский солдат

Оказалось, что отец Ингер Густафссон был русским солдатом, который сбежал от немцев и попал в Швецию. Эта новость ошеломила Ингер Густафссон.

«Я подумала: но у меня ведь уже есть папа, и я его обожаю».

Годом позже она увидела фотографии русского отца: с них на нее смотрело очень дружелюбное лицо. Это ее обрадовало, но она так и не знала, кто он такой.

История Ингер стала книгой

Элизабет Хедборг (Elisabeth Hedborg), писательница и эксперт по России, написала книгу о русских, оказавшихся в Швеции во время войны. История Ингер Густафссон занимает там центральное место.

«Сначала я прочитала об Ингер и ее отце в местной газете. Я давно изучала историю русских, попавших в Швецию, но Ингер оказалась именно той главной героиней, которую я искала много лет».

По словам Элизабет Хедборг, мы довольно мало знаем о русских беженцах.

«Гораздо больше известно о выдаче прибалтов. Но о большой выдаче русских в 1944 году, когда 900 человек отправили обратно в Советский Союз, мало кто вообще знает. Их отправили на кораблях из Йевле. Газеты знали, но освещать эту тему им было нельзя», — рассказывает она.

Трудно вернуться в Россию

Отец Ингер Густафссон был среди тех, кто должен был вернуться в Россию, а там ко всем, кто побывал за границей, относились с подозрением. Часто люди поначалу попадали в фильтрационные лагеря и подвергались суровым допросам.

«Ему пришлось тяжело. Он не осмеливался рассказывать о времени, проведенном в Швеции, вероятно, чтобы обезопасить свою семью», — говорит Ингер Густафссон.

Первая встреча перед камерами

В 2014 году Ингер Густафссон обратилась в российскую версию телепередачи Spårlöst («бесследно» — шв.). Выяснилось, что ее отец скончался.

«Но я узнала, что у меня три единокровные сестры», — рассказывает она.

Состоялась теплая и трогательная первая встреча с сестрами перед камерами и публикой в телестудии. Несмотря на языковой барьер, теперь у Ингер Густафссон есть новообретенная русская семья.

«Это так правильно и здорово», — говорит улыбающаяся Ингер Густафссон.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.