Руководитель европейского отделения компании Tinder Леннарт Ширмер (Lennart Schirmer) рассказал в интервью нашему изданию, как вести интернет-бизнес на любви, о способности «поколения Z» к отношениям и о защите интимной информации клиентов.

Компания Tinder была основана в 2012 году в Лос-Анджелесе. Сейчас это приложение можно скачать в 190 странах мира. Интернет-служба знакомств принадлежит американскому концерну Match Group. О том, как именно люди общаются через Tinder, компания не рассказывает. Но во всем мире ее услугами пользуются 5,2 миллиона человек. 34-летний Ширмер раньше руководил немецким отделением компании, а в январе этого года стал главным по всей Европе.

«Шпигель»: Господин Ширмер, нельзя сказать, чтобы ваша компания сделала мир лучше: социологи утверждают, что наличие большого количества потенциальных партнеров при интернет-свиданиях ведет к апатии.

Леннарт Ширмер: Как раз наоборот. Tinder придумали представители «поколения Z» — люди в возрасте 18-25 лет. На них приходится половина наших пользователей. Это поколение выросло с социальными сетями. Они делают ставку на визуальный контакт и общаются более коротко и поверхностно, чем 40-летние, но при этом они более открыты и толерантны.

— А еще они более жестко действуют при выборе круга общения: смахнул сообщение с экрана — и все, не так ли?

— Так говорить нельзя. Согласно одному исследованию, с того момента, как появились интернет-свидания, доля браков между представителями разных культур выросла. В Германии половина гомосексуалистов совершают «каминг-аут» сначала в интернете. Для «поколения Z» пол, идеалы красоты и религиозная принадлежность не имеют практически никакого значения.

— Согласно одному исследованию, проведенному в США, около 40% гетеросексуальных пар познакомились в интернете. Среди однополых пар эта цифра и вовсе достигает двух третей. Все больше людей влюбляются в интернете, а не на работе, в школе или в кругу друзей. Что происходит?

— Видимо, «поколению Z» идея заговорить с кем-то на улице кажется странной.

— Получается, что мы — последнее поколение, которое знакомится с людьми в реальной жизни?

— Если бы не Tinder, то я бы не познакомился со своей подругой. Мы с ней пересеклись в приложении и выяснили, что находимся на одной и той же выставке во Франкфурте. Я бы не смог бегать по территории выставки и спрашивать у каждой женщины, не желает ли она со мной поужинать.

— У Tinder не очень хорошая репутация: ваше приложение считается площадкой для мимолетных знакомств и измен.

— Это образ, созданный СМИ. Но это не так.

— Согласно исследованию компании Global Webindex, порядка 40% пользователей Tinder имеют постоянные отношения. Что же они делают в приложении, если не ищут развлечений на стороне?

— Это не совпадает с нашими собственными цифрами. Tinder существует для людей, не имеющих постоянных партнеров.

— По мнению семейного психотерапевта Эрика Хегманна (Eric Hegmann), именно онлайн-приложения для свиданий виноваты в том, что люди чаще, чем раньше, расстаются друг с другом.

— Эта тенденция наблюдается уже давно и началась задолго до появления Tinder. На поколение моих дедушек и бабушек приходилось большинство «золотых свадеб». У «поколения Х», к которому относятся мои родители, выросшие без приложений для знакомств, доля разводов уже выше. А сейчас есть открытые отношения, полиамория и «лоскутные семьи». Tinder просто появился в нужное время.

— Когда сегодня отношения между людьми терпят крах, у них есть Tinder. Может, именно поэтому многие не борются за сохранение отношений?

— А раньше люди оставались вместе, потому что не было альтернатив. Могу привести в пример деревню, в которой вырос я сам: Бокело в Нижней Саксонии с населением в две с половиной тысячи человек. Когда люди расставались, они не могли сразу же появиться на улице в компании кого-то другого — всегда думали о том, что скажут люди.

— В Tinder можно просто сортировать людей, маясь от скуки. В реальной жизни так обходиться друг с другом не получится.

— По крайней мере не в деревне. Потому что знаешь, что с этим человеком будешь видеться на улице еще лет 50. В Tinder есть возможность прекратить общение без всяких объяснений. Но почему бы и нет? В бизнесе я постоянно получаю какие-то предложения и не боюсь отклонять их.

— Tinder превратил любовь в игрушку для смартфона. Выигрывает тот, кто в правильную сторону «смахивает» изображение с экрана.

— Но ведь знакомство с людьми — это не игра!

— Но ваше приложение может вызвать у человека реальную зависимость: некоторые исследования говорят, что выбор потенциального партнера и визуальные раздражители сильно стимулируют мозг.

— Я бы сказал, что пользоваться Tinder просто прикольно.

— Людей там оценивают по фотографии в профиле. Это слишком поверхностно.

— А что, собственно, поверхностного? Мне один пользователь как-то говорил, что отклонял знакомство уже потому, что у человека на фотографии в руках был смартфон «не той» модели. Ему это было неприятно, но он это хотя бы осознавал.

— Сколько времени пользователю нужно, чтобы понять, нравится ему кто-то или нет?

— Сколько времени вам нужно в реальной жизни, чтобы понять это, глядя на чью-то фотографию? Может быть, через две секунды перед вами будет одно фото, через 30 секунд другое, а еще через пять минут третье. Давайте посмотрим, сколько мне нужно времени, чтобы определиться в Tinder? Смотрите, вот мой профиль.

— Вот вы: Леннарт, 34 года, учился в Норвегии, находится менее чем в одном километре от нас, любит шоколад Ritter и книги писательницы Жюли Цее (Juli Zeh).

— Начнем.

— Вот мы видим Тесс, 35 лет.

— Мне она кажется интересной, давайте посмотрим ее биографию. О, Тесс ничего не заполнила! Нет, мне это не нравится, я бы хотел что-нибудь знать о ней. Так что идем дальше. Вот Ева. У нее есть биография: из Берлина, предпочитает «только умных людей» (smart people only), гетеросексуальна, но «возможны варианты», открытые отношения… Нет, это не для меня. Сколько времени мне понадобилось? Пять секунд? Десять? А есть такие люди, у которых на это уходит еще меньше времени: да, да, нет, нет, нет…

— Это чем-то похоже на покупку товаров по каталогу, только здесь можно выбрать не пылесос или одежду, а людей.

— В Tinder никто никого не предлагает! Tinder — как будто бар: я захожу туда, а там сидят люди, которые тоже заинтересованы в отношениях. Если я «смахиваю» фотографию пользователя налево и отклоняю его, он мне не нужен. Если направо, то мы можем познакомиться. Это похоже на «стрельбу глазами» в баре. И только тогда мы можем начать чат.

— Много ли пользователей выставляют в своем профиле фотографии других людей, если считают себя непривлекательными?

— Не знаю. Но это в любом случае нарушение наших правил. У нас в США есть специальная команда, отслеживающая нарушения правил по всему миру. Каждый пользователь может пожаловаться на другого. Однажды мы заблокировали певца Макса Гизингера (Max Giesinger), потому что кто-то решил, что его профиль — это фейк. Но скоро мы его вновь разблокировали.

— А что вы знаете о своих пользователях?

— Сколько им лет. Где они живут. Эту информацию пользователи сами предоставляют, а нам она нужна, чтобы Tinder исправно работал.

— В 2017 году одна французская журналистка потребовала всю хранящуюся у вас информацию о себе. Она получила целых 800 страниц, полных интимных подробностей: сколько лет было мужчинам, которые хотели с ней познакомиться, о чем она с ними переписывалась. Что вы делаете со всей этой информацией?

— Мы ее защищаем. Данные хранятся в закодированном виде, и доступ к ним имеет лишь очень ограниченный круг сотрудников Tinder.

— Сколько денег вы зарабатываете благодаря этим данным?

— Мы не продаем информацию, так что нисколько не зарабатываем на этом. Более 95% нашей прибыли поступают от премиальных пользователей, число которых стремительно растет. В 2018 году эта сумма составила 800 миллионов долларов, тем самым превысив прошлогодний показатель вдвое. Лишь 5% прибыли мы получаем от рекламы. Мы сотрудничали с компаниями Sixt и Deutsche Bahn. Они могут сказать, для кого их реклама предназначалась: какого пола и возраста эти люди, где они живут.

— Вы когда-нибудь тайком подглядывали в чаты ваших пользователей?

— Нет! Вся информация, находящаяся в моем распоряжении, анонимна. Максимум, что я могу, это проследить ту или иную тенденцию, например, в каком городе люди чаще всего соглашаются на знакомство. В Германии это Штутгарт. Какую информацию люди чаще всего указывают в биографии: еда, путешествия, отказ от встреч на одну ночь. Какая работа наиболее популярна среди пользователей: женщинам нравятся маркетологи, креативные директоры, адвокаты. Мужчины предпочитают стюардесс, адвокатесс, шеф-поваров.

— Многие пользователи входят в Tinder через аккаунт в Facebook. Значит ли это, что вам доступна информация об их друзьях в фейсбуке? А Facebook в свою очередь получает информацию о пользователях Tinder?

— Нет, ни того, ни другого не происходит.

— В России, вам, видимо, больше не удается хранить в тайне приватную информацию пользователей. Там есть закон, обязывающий предоставлять данные пользователей спецслужбам по соответствующему запросу. То есть если я, будучи немцем, захочу пофлиртовать с кем-то в Москве, то нашу переписку сможет прочитать Путин?

— Российское руководство действительно поставило задачу бороться с преступностью и терроризмом. Компаниям действительно надо проходить специальную регистрацию. Мы сделали это, но не предоставляли российскому руководству данные — и не собираемся делать это и впредь. Да российское руководство и не требовало у нас эту информацию, так что Путин не прочитает вашу переписку.

— Если опросить прохожих на улице, то, возможно, окажется, что многие из них пользуются Tinder, когда, подвыпив, возвращаются домой из ночного клуба.

— У немцев излюбленное время для Тиндера — понедельник, восемь часов вечера. Почему? Я не знаю. По крайней мере я в это время не бываю пьяным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.