«Если есть такие экскурсии, как „Мистический Владивосток" или „Сказочный Владивосток", то почему бы не быть „Легионерскому Владивостоку"?— экскурсовод Максим Кривецкий показывает памятные места в центре Владивостока, связанные с чехословацкими легионами. — Тут был штаб, но здание снесли и построили клуб офицеров Тихоокеанского флота». Оттуда, с самого востока России и конечной точки Транссибирской магистрали, сто лет назад чехословацкие легионеры отправились домой. На последнем этапе (в 1919 — 1920 годах) Владивосток был главной базой легионеров. Там располагался штаб, казарма, производственные площади и помещения, где содержались многочисленные смутьяны из собственных рядов.

«Многие места еще сохранились, и, приложив определенные усилия, их можно найти», — Кривецкий показывает серию ламинированных фотографий, незаменимое подспорье местных экскурсоводов. Дипломированный историк, недавно окончивший курсы туристических гидов, выбрал необычную специализацию. Он собирается заниматься наследием чехословацких легионеров. И его не беспокоит, что, в отличие от туристов из Китая, Японии или Южной Кореи, чехов во Владивосток приезжает совсем немного.

Они ждали, когда отправятся домой

На одной из фотографий Кривецкий указывает на здание почты рядом с вокзалом, из которой в 1918 году чехи и словаки выбили большевиков и тем самым помогли установить власть белой оппозиции. В ноябре 1919 года неоднозначно оцениваемый генерал Радола Гайда устроил на местном вокзале переворот против белогвардейского правительства адмирала Колчака, но успеха не добился. Отверстия от шрапнели на фасаде вокзала видны до сих пор.

В охваченной революцией России 60-тысячные чехословацкие легионы были самыми организованной силой, противостоявшей большевикам, и страны-победительницы в Первой мировой войне (США, Великобритания и Франция) хотели привлечь их для подавления большевистского восстания. Эта роль, а также жестокие методы, которые применяли русские антикоммунистические силы под предводительством адмирала Александра Колчака и атамана Григория Семенева, вызывали в среде легионеров массу протестов и сопротивление. Поэтому в итоге руководство только зарождавшегося чехословацкого государства приняло решение не вмешиваться во внутренние российские дела и вывести армию домой.

Легионеры отплывали на кораблях из порта Владивостока, огибали Южную Азию или путешествовали через США. К дальнему путешествию они готовились на близлежащем острове Русский. Его вот уже четыре года соединяет с городом огромный вантовый мост, и теперь путь туда занимает всего несколько десятков минут на городском автобусе. По густому лесу мы пробираемся к полуразрушенным зданиям, которые когда-то служили казармами на эвакуационной станции. Эти объекты охраняются как культурный памятник, но, тем не менее, внутри построек прорастает бурьян, крыши уже давно кто-то разобрал, на стенах виднеются символы советских времен.

«На острове Русский находились не только казармы. 20 легионеров обучались в местной морской академии», — рассказывает владивостокский историк Петр Александров, который тоже занимается историей чехословацких легионов. «Мало кто знает, что они должны были помочь своему государству на Дунае в боях с венгерскими коммунистами», — добавляет он. Но так называемая Венгерская республика была повержена прежде, чем легионеры успели вернуться домой.

Забытая судьба скульптора

Мы снова на континенте. На Морском кладбище недалеко от центра города стоит старый памятник и сохранилось захоронение легионеров. Сто лет назад легионеры создали десятки памятников павшим, но до нашего времени дошли только два. Помимо Владивостока, такой памятник есть в сибирском Красноярске. Памятники создавали в основном профессиональные скульпторы, которых для этих целей отзывали с фронта.

Одним из них был Владимир Винклер, уроженец Пршерова, выпускник Пражской академии изящных искусств, ученик скульптора Станислава Сухарды. Еще будучи в австрийском плену, Винклер оформил несколько зданий в сибирском Омске, а во Владивостоке его работы сохранились в интерьере и экстерьере здания бывшего кинотеатра, который сегодня служит кукольным театром. «Скульптур было несколько. К примеру, на здании напротив вокзала, но из-за ремонта и плохого ухода их демонтировали», — объясняет Кривецкий, который интересуется фигурой Винклера как историк.

По идеологическим соображениям коммунисты убрали и барельеф обнаженной женщины на потолке в кинотеатре. Наследие скульптора из Пршерова неизвестно даже чехам, которые приезжают во Владивосток. Винклер, как и 400 других легионеров, не уплыл из Владивостока, а остался в Советском Союзе. «Он умер в 1956 году в китайском Харбине, ожидая визу, необходимую для возвращения на родину. Его судьба до сих пор подробно не описана», — подытоживает Кривецкий.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.